Ссылки для упрощенного доступа

14 апреля 2021, Бишкекское время 21:06

Кризис экономики КР из-за COVID-19. Неутешительные прогнозы и туманные перспективы


Одно из предприятий в СЭЗ «Бишкек». Иллюстративное фото.

В связи с разразившейся пандемией коронавируса экономические прогнозы по всему миру, в том числе в Кыргызстане, резко ухудшились. Правительство КР, сделав предварительный анализ, уже признало, что роста ВПП ожидать не стоит, более того - возможен его спад.

В итоге это может кардинально сказаться на доходах государственного бюджета. В частности, власти говорят о выпадении почти 30 млрд сомов, эксперты же утверждают, что казна недополучит почти половину своего объема, то есть почти 85 млрд сомов.

Чем в таком случае будет покрываться дефицит бюджета? Что необходимо предпринять для стимулирования экономики страны? Этой теме посвящается очередной выпуск рубрики «Народная экономика».

«Падение ВВП»

Конечно, пока не ясно, как долго продлится кризис, связанный с COVID-19 и к какого масштаба последствиям он приведет. А потому и подсчитывать влияние этой ситуации на экономику пока рановато.

Но как бы там ни было, можно попытаться сделать анализ на основе конкретных примеров и реальных кейсов. Для чего мы обратились к частному бизнесу, который является опорой экономики.

Первой респонденткой стала Асель Алымбаева – владелица и руководитель предприятия «Аселим», имеющего свои базы в городах Бишкеке и Токтогуле (Джалал-Абадская область). По ее словам, компания занимается пошивом одежды и других изделий, но в связи со сложившейся ситуацией, производство практически встало:

Асель Алымбаева.
Асель Алымбаева.

– Из-за этого кризиса нет заказов, а значит, и работы. В России и Казахстане перекрыты автотрассы, нет авиасообщения. В Бишкеке не работает рынок «Мадина», невозможно приобрести ткани. И получается, нашим сотрудникам не с чем работать. Да и привезти их в цеха не получается, так как из-за карантина перекрыты дороги, есть распоряжение «не допускать массового скопления людей». Но ведь у малого бизнеса, вроде нашего, имеются постоянные расходы вроде арендной платы, другие выплаты. Например, владельцы здания требуют платить им за то, что мы занимаем помещение. Несмотря на то, что мы закрыты, приходится с ними рассчитываться. Одним словом, зарабатываем мы ноль, а расходов не убавляется.

При этом предпринимательница не скрывает, что общий объем производства, а значит, и прибыли в этом году могут уменьшиться:

Сотрудники компании «Аселим». Фото сделано до введения карантина из-за коронавируса.
Сотрудники компании «Аселим». Фото сделано до введения карантина из-за коронавируса.

– Сейчас, во время действия режима ЧП, доходов у нас, можно сказать, никаких нет. Конечно, после снятия карантина мы надеемся восстановиться и начать работать, но, скорее всего, на прошлогодний уровень не выйдем. Я думаю, что по итогам 2020-го прибыль снизится на 70%. Сейчас мы думаем над тем, как оптимизировать наши расходы и выйти из этого кризиса с минимальными потерями. Обычно ежегодно мы обеспечивали работой 70-80 человек. Но теперь, видимо, придется оставить лишь самых эффективных сотрудников. В общем, коронавирус сильно сказался на малых предприятиях вроде нашего. А в целом, я думаю, регресс ожидает и всю экономику страны.

В Кыргызстане насчитывается около 12 тысяч субъектов малого и среднего бизнеса, из которых больше половины – примерно 7 тысяч - находятся в Бишкеке. Из-за того, что в столице наряду с другими двумя городами и тремя районами страны был введен режим чрезвычайного положения (ЧП), то большинство предприятий осталось без работы, соответственно и без доходов. В их числе объекты гостиничного бизнеса, туристические компании, заведения общепита, торговые центры, салоны красоты, автомойки, службы такси и другие.

Негативные последствия распространения COVID-19 ощутили на себе даже крупные рынки и сотни торговцев, работавших там. Президент Ассоциации рынков, предприятий торговли и услуг Дамира Доолоталиева рассказала следующее:

Рынок «Мадина». Архивное фото.
Рынок «Мадина». Архивное фото.

– Все рынки, которые входят в нашу ассоциацию, испытывают трудности. Например, закрылся такой крупный базар как «Дордой». Не работают также «Мадина» и другие аналогичные торговые комплексы. Нелегко приходится как владельцам рынков, так и рядовым торговцам. У кого-то из них есть кредиты, а большинство не может даже рассчитаться по арендной плате. Но, конечно, хозяева базаров, насколько это, возможно, стараются идти на уступки и поддерживать торговцев.

Одним словом, если обобщить и охарактеризовать ситуацию в целом, то становится понятно, что сфера услуг осталась без доходов. Снизились показатели и в сфере производства. Из этого становится ясно, что по итогам года не будут достигнуты и прогнозные показатели роста ВВП (внутреннего валового продукта). Признает это и правительство КР.

На заседании Жогорку Кенеша 1 апреля, когда рассматривался пакет законопроектов, предполагающий предоставление послаблений для бизнеса, министр экономики КР Санжар Муканбетов заявил следующее:

Санжар Муканбетов.
Санжар Муканбетов.

– В начале года мы предполагали рост экономики в 5%. В феврале мы пересмотрели данные и дали прогноз, что он будет на уровне 3%. В начале марта он уже стал 2,8%, а после колебаний на валютном рынке опустился до 1,8%. Сейчас, по нашим прогнозам, в случае, если режим чрезвычайного положения сохранится, то этот показатель вообще может достичь 6,8% со знаком минус. Поэтому предлагаемые меры по поддержке предпринимательства – это лишь первый блок плана, направленный на оживление экономики. Во втором и третьем пакете законопроектов предусмотрено, например, создание антикризисных мер, что прямо окажет реальное воздействие на экономику.

По предварительным данным Национального статистического комитета КР, в 2019 году ВВП Кыргызстана превысил 590 млрд сомов. И если прогноз главы Минэкономики сбудется, и случится откат, то в 2020 году рост ВВП составит всего 530-550 млрд сомов. Пессимистичные прогнозы на этот счет составляют еще более низкие показатели.

«Бюджет может сократиться почти наполовину»

Понятно, что со снижением ВВП сокращаются и доходы госбюджета, так как со спадом производства собирается меньше налогов. Это тоже можно объяснить на примере того же небольшого предприятия «Аселим», которым управляет Асель Алымбаева:

– Наша компания как ОсОО отчисляет свои налоги, помимо этого каждый из наших сотрудников оплачивает ежемесячно свой патент. К примеру, если в месяц мы отдаем государству более 20 тысяч сомов, то вместе со взносами работников получается около 50 тысяч сомов. В год это выливается почти в 500-600 тысяч сомов. Но если после окончания карантина нам придется вдвое сократить рабочие места, то соответственно и сумму отчисляемых налогов придется снизить почти вдвое, на 50%. То есть, по итогам года мы, скорее всего, перечислим в бюджет около 200-300 тысяч сомов.

Несмотря на то, что это предварительные и индивидуально сделанные расчеты, в целом показатели по экономической деятельности снижаются, а значит, и налоговые доходы, предположительно, уменьшатся в объеме.

Президент Ассоциации рынков, предприятий торговли и услуг Дамира Доолоталиева в связи с этим привела в пример рынок «Дордой», где она одновременно является председателем профсоюза торговцев:

Рынок «Дордой». Архивное фото.
Рынок «Дордой». Архивное фото.

– У нас на рынке только за счет патентов со всех торговцев собиралась сумма примерно в 35 млн сомов ежемесячно, что в год составляет почти 400 млн сомов. И это только налоги предпринимателей. А сама ассоциация «Дордой» как юридическое лицо отчисляла государству почти 755 млн сомов в год. Потом, если добавить грузоперевозки товаров через границу, таможенные отчисления, налоги и другие услуги, то бюджет в общей сложности получал от нас почти 5 млрд сомов. Сейчас неработающие торговцы не могут приобрести патент, из-за закрытия границ не удается отправить и получить товары. То есть торговли нет. А значит, и сумма отчисляемых налогов уменьшится. Каким будет это снижение, сказать не могу, но если рынок останется закрытым, то уменьшение выплат неизбежно.

Когда коронавирус только начал распространяться по миру правительство КР сразу признало, что бюджет 2020 года ожидает выпадение доходов. Так премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев, выступая 20 марта с отчетом в парламенте, сказал, что по итогам года госказна может недополучить почти 28 млрд сомов.

Но эксперты считают, что потери могут быть еще больше. Сопредседатель Кыргызской либерально-демократической партии (КЛДП), экономист Сейтек Качкынбай – один из них:

Сейтек Качкынбай.
Сейтек Качкынбай.

– В Кыргызстане на сферу услуг приходится почти 50% национальной экономики. А услуги – это в основном средний и малый бизнес. Если в стране насчитывается 2 млн 600 тысяч трудоспособных граждан, то половина из них занята в этом секторе. И на мой взгляд, эта отрасль в 2020-м пострадает на 70%. То есть, существует риск, что от 500 до 700 тысяч кыргызстанцев останутся без работы. Учитывая это, а также инфляцию, в этом году исполнение бюджета может составить лишь 45-50%. Другими словами, если говорить в пересчете на доллары, то из 2 млрд 200 млн долларов, которые составляют бюджет Кыргызстана, госказна может недополучить почти один миллиард.

В национальной валюте республиканский бюджет Кыргызстана на 2020 год был утвержден в размере 163 млрд 710 млн сомов. Правительство предполагало получить 93 млрд в виде налогов и около 35 млрд сомов - таможенных поступлений. Другими словами, государственные Налоговая и Ттаможенная службы в этом году рискуют не выполнить поставленный план.

«Придется опять занимать»

Как известно, расходы госбюджета в этому году были утверждены на уровне 171 млрд 663 млн сомов. Из них 45 млрд сомов планировалось направить на государственный сектор и 90,4 млрд сомов - на социальную сферу. Если быть точнее, то большая часть бюджета была предназначена на выплату заработных плат, пенсий и пособий.

Но что будет, если бюджет не досчитается более половины доходов? Как будут выплачиваться зарплаты и пособия? Бывший премьер-министр Темир Сариев предполагает, что правительству в этом году придется брать крупные займы из-за рубежа:

Темир Сариев.
Темир Сариев.

– Недавно Международный валютный фонд (МВФ) предоставил Кыргызстану кредит в 120 млн долларов. Из них 70% суммы дается на пять лет, а оставшаяся часть в 30% - на 10 лет. На мой взгляд, если будет собрано недостаточно таможенных и налоговых отчислений, то необходимо пересмотреть расходы бюджета, урезать не приоритетные статьи, оставив лишь самое необходимое. Но думаю, что, скорее всего, придется просить помощи у международных финансовых организаций. Помимо того, могу озвучить не очень популярный источник – это акции Кыргызстана в Centerra Gold Inc. На сегодняшний день, из наших акций в «Центерре» на 450-500 млн долларов нам необходимо продать ценных бумаг примерно на 200 млн долларов. Конечно, возможно, будем просить опять финансовой поддержки у России, Китая, но это не покроет наши реальные финансовые запросы. Возможно, Национальному банку КР также придется выдать 200 млн долларов и 2,4 млрд долларов из своего резерва, которые он придерживает на «черный день».

Таким образом, правительство КР сегодня оказалось между молотом и наковальней. С одной стороны - из-за кризиса, связанного с коронавирусом, необходимо оказать поддержку бизнесу, но с другой - совсем освободить их от налогов тоже не получается. Единственное, в чем власти пошли на уступки, так это освободили предпринимателей от пени и штрафов, а также отсрочили уплату страховых взносов до осени. Кроме того, были снижены тарифы по социальному обеспечению для малого и среднего бизнеса. А также продлены мораторий на проверки и сроки уплаты налогов.

На одном из заседаний парламента премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев признал, что нынешняя ситуация может продлится еще некоторое время:

Мухаммедкалый Абылгазиев на заседании парламента.
Мухаммедкалый Абылгазиев на заседании парламента.

– Нынешние финансовые шоки, эти трудности не закончатся через два месяца. Сложности, возникшие сейчас, будут иметь долгосрочные последствия. Поэтому мы обязательно должны поддержать предпринимателей. И законодательно, и с финансовой точки зрения. Особенно необходимо оказать помощь в сфере налогов и таможенных отчислений. Мы продлим сроки уплаты по задолженностям, которые возникли сейчас, в период простоя, а также продлим сроки сдачи налоговой отчетности и отчетов по социальному страхованию до 1 октября 2020 года.

... в Чехии и Южной Корее предпринимателей проверяют на коронавирус и в случае отрицательного результата разрешают им вести свою деятельность. Нам тоже надо как можно быстрее переходить на этот алгоритм.
Сейтек Качкынбай.

Но экономист Сейтек Качкынбай говорит, что этих мер недостаточно. А потому правительство все равно должно освободить бизнес-предприятия от некоторых видов налогов. Помимо этого он считает, что нельзя так долго держать компании и людей взаперти на карантине, необходимо раньше снять ограничения, дав им возможность зарабатывать:

– Недавно первый вице-премьер-министр Кубатбек Боронов заявил, что «мы обеспечим выплату заработной платы всем бюджетникам». Но зарплаты - это не личные деньги Боронова, это отчисления налогоплательщиков и взносы тех же малого и среднего бизнеса. Поэтому необходимо в ближайшее время переговорить с бизнес-сообществом и быстрее дать им возможность начать работу. Да, мы понимаем, что введение карантина – это вынужденная мера, но это не единственный способ решения проблемы. К примеру, в Чехии и Южной Корее предпринимателей проверяют на коронавирус и в случае отрицательного результата разрешают им вести свою деятельность. Нам тоже надо как можно быстрее переходить на этот алгоритм.

По мнению экспертов, в 2020 году уменьшится также объем денежных переводов в КР от мигрантов и приток прямых инвестиций. В 2019 году кыргызстанцы, работающие за рубежом, отправили на родину почти 2,4 млрд долларов. В этом же году ожидается, что страна получит лишь половину этой суммы. Помимо этого в прошлом году Кыргызстан получил 876 млн долларов в виде прямых инвестиций из-за рубежа, но в 2020 году страна может недополучить треть этого объема.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

  • 16x9 Image

    Эрнист Нурматов

    Журналист бишкекского бюро «Азаттыка». С 2010 по 2017 год работал региональным корреспондентом в Ошской области. Выпускник факультета журналистики Ошского государственного университета.

XS
SM
MD
LG