Ссылки для упрощенного доступа

26 мая 2024, Бишкекское время 11:13

Из Казахстана выдворили бежавшего от мобилизации россиянина


Бежавший из России в Казахстана мобилизованный Игорь Санджиев. Уральск, 4 мая 2023 года
Бежавший из России в Казахстана мобилизованный Игорь Санджиев. Уральск, 4 мая 2023 года

Суд в Западно-Казахстанской области вынес решение депортировать в Россию гражданина этой страны Игоря Санджиева, который в конце марта незаконно перешёл границу, не желая быть отправленным на войну в Украину. Россиянин уверен, что на родине ему грозит тюремный срок за «дезертирство» и «дискредитацию» российской армии. Астана, похоже, не видит в выдаче Санджиева российской стороне опасности — она отказала ему в предоставлении статуса беженца. И это не первый такой случай.

«Война противоречит моим пацифистским взглядам и убеждениям», — рассказывает о себе 46-летний Игорь Санджиев. От линии фронта в Украине, куда его собирались отправить воевать, и родной Элисты в российской Республике Калмыкия его отделяет более тысячи километров. С конца марта Санджиев живёт в Казахстане. В положении нелегала.

Побег

Приглашение в военкомат Игорь Санджиев получил в сентябре, практически сразу после объявления «частичной мобилизации», когда Россия решила пополнить ряды своей армии, истощённой в боях в Украине. Работавшего на стройке Санджиева позвали «для сверки данных» о воинском учёте. По прибытии, объясняет он, сразу же посадили в автобус и вместе с другими мобилизованными отправили в воинскую часть в Волгограде.

В части, по словам Игоря, царил хаос. В барачных помещениях не было элементарных удобств. Мобилизованные пили и дрались между собой. В ноябре Санджиев самовольно покинул часть: жил в Москве, затем Петербурге, где, как он утверждает, его никто не искал. В январе он выехал в Беларусь, откуда пытался попасть в Европу. Но его задержали сотрудники КГБ. Санджиева депортировали на родину. Едва он сошёл с самолёта, как полицейские посадили его в машину и отвезли в Элисту, затем — в военную комендатуру Волгограда. В итоге он оказался в той же воинской части, откуда бежал.

На второй побег он решился 25 марта. Понимал: если останется, то скоро окажется на войне. Идти в мяcные атаки и умирать на чужой земле Санджиев не хотел.

— В Волгограде сел на такси до посёлка Эльтон, туда приехал ночью и до утра находился в посёлке, в заброшенном здании. Утром на попутном транспорте выехал к границе с Республикой Казахстан. Проехав 20 километров, по совету водителя я прошёл 10 километров пешком до колючей проволоки, которая разделяла две страны, и оказался в посёлке Сайхин [Западно-Казахстанской области], — описывает свою поездку Игорь Санджиев.

В Уральск, административный центр Западно-Казахстанской области, Санджиев добрался с местными таксистами к утру 26 марта. Заселился в гостиницу и начал изучать казахстанское законодательство.

— Я узнал, что могу получить статус беженца. Я к этому стремился, — говорит Санджиев.

Попытки получить статус

Россиянин обратился в управление занятости и социальных программ. Заполнил восьмистраничную анкету и написал заявление с просьбой предоставить статус беженца, которое специальная комиссия должна была рассмотреть в течение 90 дней. Но ответ Санджиев получил быстрее.

— На рассмотрение заявления Санджиева не ушло и недели. Ему отказали, — говорит правозащитник и директор Западно-Казахстанского областного филиала Бюро по правам человека Павел Кочетков (к правозащитникам Санджиев обратился сразу после подачи заявления в управление труда и соцзащиты).

Павел Кочетков, руководитель Западно-Казахстанского областного филиала Бюро по правам человека. Уральск, 4 мая 2023 года
Павел Кочетков, руководитель Западно-Казахстанского областного филиала Бюро по правам человека. Уральск, 4 мая 2023 года

«С учётом рекомендации комиссии № 2 от 28 апреля принято решение отказать в присвоении статуса беженца в Республике Казахстан гражданину Российской Федерации Санджиеву. Причина: случай не соответствует критериям определения статуса беженца», — сказано в решении комиссии.

Согласно казахстанскому законодательству, беженцем признаётся «иностранец, который в силу обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, национальности, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определённой социальной группе или политическим убеждениям, находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой своей страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений». В решении комиссии отмечено, что Санджиев опасается преследований из-за разногласий с политикой властей Российской Федерации. Почему тогда его случай сочли не соответствующим критериям — непонятно.

Уголовное преследование

После того как Санджиев обратился с просьбой дать ему статус беженца, его вызвали в полицию. Департамент полиции Западно-Казахстанской области начал в отношении Игоря Санджиева расследование по статье «Умышленное незаконное пересечение государственной границы».

В материалах уголовного дела говорится, что Санджиев пошёл на «преступный умысел», когда пересекал границу Казахстана, при этом он «осознавал общественную опасность своих действий и желал наступления общественно опасных последствий».

3 мая суд Бокейординского района Западно-Казахстанской области признал Санджиева виновным в «незаконном пересечении границы» и приговорил к шести месяцам условно. Суд постановил выдворить Санджиева из страны, сославшись на то, что «у подсудимого на территории Казахстана отсутствуют постоянное место жительства, работа, родственники», а также «есть решение комиссии об отказе в присвоении ему статуса беженца».

— То, что в приговоре указано, — это стандартная формулировка для иностранцев, особенно для жителей России, с учётом политической ситуации, — убеждён он.

Пункт пропуска на границе Казахстана и России со стороны Западно-Казахстанской области
Пункт пропуска на границе Казахстана и России со стороны Западно-Казахстанской области

Правозащитник Павел Кочетков считает уголовное преследование Санджиева неправомерным.

— Статья «Незаконное пересечение границы» в этом случае применена некорректно. Я считаю, что в этом случае уголовное дело не должно было возбуждаться вообще. А если его по факту возбудили, то должны были прекратить в связи с тем, что у человека возникла такая необходимость — попросить убежища в другом государстве. Человек не просто так бежит его просить, это в связи с угрозой жизни и здоровью, — отмечает правозащитник.

Санджиев говорит, что ещё на этапе следствия полицейские заявили ему, что избежать уголовной ответственности в Казахстане ему не удастся в любом случае.

— Как мне объяснили сотрудники органов дознания пограничной службы, сам факт пересечения границы уже образует состав преступления по Уголовному кодексу, — говорит осуждённый россиянин.

В ближайшее время Игорь Санджиев вместе с правозащитниками намерен подать документы в апелляционную инстанцию, чтобы оспорить решение суда о выдворении его из Казахстана. Также он собирается повторно обратиться с просьбой дать статус беженца.

Предсказуемые решения

Санджиев понимает, что и отказ в статусе, и решение о депортации являются вполне предсказуемыми. Россиянин уверен, что Казахстан не хочет портить отношения с северным соседом, с которым его разделяет самая протяжённая сухопутная граница в мире. Астана входит также в интеграционные объединения с Москвой и зависит от неё экономически.

— Казахстан проводит нейтральную политику. Данная политика предполагает дружественные отношения со всеми странами. Но так как он граничит с Российской Федерацией, имеются договоры о выдаче, то Казахстан должен их соблюдать, — говорит Санджиев.

С другой стороны, по мнению Санджиева, Казахстан не хочет превратиться в страну, в которую хлынет поток россиян, не желающих воевать в Украине и запрашивающих на этой почве убежище. Опять же это чревато ухудшением связей с Москвой.

Пока Игорь Санджиев нашёл в Уральске временное жилье. Ему помогают неравнодушные жители.

Правозащитник Кочетков говорит, что случай с Санджиевым проливает свет на тяжёлое положение людей, оказавшихся в подобной ситуации, и пробелы в правоприменительной практике. Закон «О беженцах» действует, но просителям не помогают с временным жильём и питанием. Процедура прохождения медкомиссии обязательная, её услуги необходимо оплатить. Без медицинских заключений комиссия не рассматривает заявление.

— Как человек будет проходить медицинскую комиссию, как он будет регистрироваться, где он будет проживать, на что он будет питаться — все эти вопросы за бортом. Попутно выходит очень много процедурных вопросов. Наше государство ратифицировало Конвенцию против пыток, тем не менее многие вопросы не урегулированы, — говорит Кочетков.

Если Игорю Санджиеву в итоге не дадут статус беженца и постановление казахстанского суда вступил в законную силу, то его ждёт депортация. По российским законам, ему грозит тюремный срок за «дезертирство» и «фейки» о российской армии. После указа о «частичной мобилизации» президент России Владимир Путин осенью подписал поправки к Уголовному кодексу, ужесточающие наказание за самовольное оставление места службы. Максимальный срок — 10 лет лишения свободы. В марте в России приняли закон, по которому за «распространение недостоверных сведений о действиях вооружённых сил» (под таковыми понимают любую информацию, противоречащую официальной позиции) грозит от трёх до 15 лет колонии.

В конце прошлого года Казахстан выдал России бежавшего от мобилизации майора Федеральной службы охраны Михаила Жилина, который в сентябре тоже перешёл границу вне официальных пунктов пропуска, был задержан пограничниками, но вскоре отпущен и находился под подпиской о невыезде. Жилин подал прошение о политическом убежище, однако в конце ноября ему отказали. Российские власти между тем объявили его в международный розыск. 2 декабря суд вынес решение о депортации Жилина в Россию. В этом году российский суд признал Жилина виновным по статьям о дезертирстве в условиях мобилизации и о незаконном пересечении границы и приговорил к шести с половиной годам колонии строгого режима. Родственники Жилина заявляли, что в России ему уготованы жестокое обращение и пытки.

XS
SM
MD
LG