Ссылки для упрощенного доступа

23 октября 2021, Бишкекское время 17:30

Как соседи закрывают глаза на власть боевиков в Афганистане ради экономических интересов    


Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов и его узбекский коллега Шавкат Мирзиеев посещают западный регион Узбекистана – Хорезм, соседствующий с Туркменистаном. 24 апреля 2018 года.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов на днях побывал с визитом в Узбекистане на переговорах с президентом Шавкатом Мирзиеевым.

Хотя два лидера за последнее время встречались несколько раз, им было важно еще раз сесть и обсудить самую обсуждаемую в наши дни тему в регионе: Афганистан. Туркменистан и Узбекистан проводят одну политику по отношению к своему южному соседу, акцент в которой делается на экономическом потенциале торговых маршрутов через Афганистан.

Оба президента на встрече 5 октября ясно дали понять, что их страны будут продолжать оказывать помощь «народу Афганистана».

Мирзиеев отметил, что от ситуации в Афганистане «во многом зависит безопасность и устойчивость развития региона».

Причем «устойчивое развитие» – ключевое высказывание, так как имеются проекты, от которых Туркменистан и Узбекистан могут получить значительные выгоды, но для них необходима стабильность в Афганистане и сотрудничество с теми, кто руководит страной.

Для Туркменистана это проект газопровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия (ТАПИ) протяженностью 1800 км, предназначенный для ежегодного экспорта около 33 миллиардов кубометров туркменского газа.

Это проект, который представлялся возможным во времена, когда в конце 1990-х годов «Талибан» контролировал большую часть Афганистана, но стал с тех пор совершенно неосуществимым из-за отсутствия безопасности в Афганистане.

Политика, которую Туркменистан проводит сейчас в отношении «Талибана», – это политика первого президента Туркменистана Сапармурата Ниязова, который не вмешивался в афганскую политику и был готов иметь дело с кем угодно у руля власти для реализации экономических интересов Туркменистана.

Пакистан хочет, чтобы ТАПИ был построен, и может оказывать больше влияния на «Талибан», чем любая другая страна.

Учитывая, что цены на природный газ в настоящее время находятся на неприлично высоких рекордных уровнях, превышающих 1000 долларов за 1000 кубометров, правительство испытывающего нехватку денежных средств Туркменистана наверняка с нетерпением ждет какого-либо знака о дальнейшем продвижении проекта ТАПИ.

Остается проблема – поиск инвесторов и финансированием проекта. Кроме того, роль Индии может быть поставлена под сомнение, как это уже было раньше, хотя Пакистан почти наверняка получит долю Индии в газе. При нынешней разбивке Афганистан будет получать 5 миллиардов кубометров в год, Пакистан – 14 миллиардов кубометров, Индия – 14 миллиардов кубометров.

Туркменистан утверждает, что он построил свой участок трубопровода, ведущего от туркменских газовых месторождений к границе с Афганистаном, хотя раньше это заявление вызывало некоторые сомнения.

Но в последнее время, похоже, на туркменском участке ТАПИ был проведен ряд работ, и было потрачено как минимум 219 миллионов долларов на приобретение трубопроводных сегментов у российского Челябинского трубопрокатного завода в 2019 году.

Правительство узбекского президента Мирзиеева, похоже, в своих отношениях с «Талибаном» тоже использует модель Ниязова.

В случае с Узбекистаном, как отмечалось ранее, за последние 15 лет были вложены большие деньги в инфраструктурные проекты, которые связывают Узбекистан с Афганистаном.

Ряд проектов еще не завершен или даже еще не начат, но два из них очень значимы для Узбекистана – это железная дорога и новая линия электропередачи.

Узбекистан связан с городом Мазари-Шариф на севере Афганистана посредством железной дороги. Китай уже отправлял товары в Афганистан, пользуясь этим маршрутом, а НАТО использовало узбекскую железную дорогу для перевозки грузов между Европой и Афганистаном.

С июля президент Мирзиеев дважды встречался с премьер-министром Пакистана Имраном Ханом, и оба раза строительство железнодорожной линии от Мазари-Шарифа через Кабул до Пешавара было одним из главных пунктов повестки дня.

Эта ветка связала бы Узбекистан и другие страны Азии и Европы с пакистанскими портами на Аравийском море.

Это, скорее всего, увеличит объемы перевозки грузов в обоих направлениях, что даст Узбекистану дополнительный доход от транзитных сборов и оправдает расходы на строительство огромного карго-центра в Термезе, построенного в 2018 году Узбекистаном близ афганской границы.

Это проекты на будущее. Но на данный момент Туркменистан и Узбекистан уже экспортируют электроэнергию в Афганистан по линиям электропередач, построенным после 2001 года, и, как и ожидалось, у правительства «Талибана» не хватает денежных средств, и оно не в состоянии оплачивать импорт электроэнергии.

Артисты на церемонии начала строительных работ по проекту ТАПИ на афганском участке газопровода, который свяжет Туркменистан через Афганистан с Пакистаном и Индией, недалеко от города Серхетабат, Туркменистан, 23 февраля 2018 года.
Артисты на церемонии начала строительных работ по проекту ТАПИ на афганском участке газопровода, который свяжет Туркменистан через Афганистан с Пакистаном и Индией, недалеко от города Серхетабат, Туркменистан, 23 февраля 2018 года.

По данным Азиатского банка развития, 73 процента электроэнергии Афганистана составляет импорт. Из них 57 процентов поставляет Узбекистан, 22 процента – Иран, 17 процентов – Туркменистан и 4 процента – Таджикистан.

Имеются различные данные о том, какие суммы расходует Афганистан на импорт электроэнергии, но, по всей видимости, это примерно 300 миллионов долларов в год.

Таким образом, Туркменистан получал около 51 миллиона долларов, а Узбекистан – около 171 миллиона долларов за экспорт электроэнергии в Афганистан.

Узбекистан строит 260-километровый участок линии электропередачи на 500 киловольт от Сурхона в Узбекистане до Пули-Хумри, к северу от Кабула, что увеличит экспорт узбекской электроэнергии в Афганистан примерно на 70 процентов.

Электроэнергия Туркменистана снабжает северо-западный Афганистан, а электроэнергия Узбекистана питает Кабул.

Когда в начале января несколько электростанций в Узбекистане вышли из строя, Кабул оказался в кромешной тьме, а когда в сентябре 2019 года боевики «Талибана» разрушили две опоры на линии электропередачи, это спровоцировало серьезный дефицит электроэнергии в столице Афганистана.

Так что Афганистану узбекская электроэнергия нужна.

Американская деловая газета Wall Street Journal недавно сообщила, что у государственной энергетической компании Афганистана имеется в наличии не более 40 миллионов долларов на оплату импорта энергии, что может привести к тому, что ее центральноазиатские соседи приостановят поставки электроэнергии в Афганистан.

Во время визита Бердымухамедова в Узбекистан официальные лица обеих стран заявили, что не планируют прекращать экспорт электроэнергии в Афганистан.

Правительства Туркменистана и Узбекистана уже давно держат в узде религию в своих странах. Но заманчивость трубопроводов, линий электропередач и железнодорожных сообщений с Афганистаном и через него, похоже, убедили правительства обеих стран в том, что цена закрывания глаз на религиозный экстремизм «Талибана» стоит той потенциальной выгоды в торговле, которую обе страны могли бы видеть, если бы эти крупные проекты были реализованы.

В случае с Узбекистаном 7 октября во время визита министра иностранных дел Узбекистана Абдулазиза Камилова в Кабул этому было уделено особое внимание, где он и официальные лица «Талибана» обсудили строительство линии электропередачи «Сурхон – Пули-Хумри» и железнодорожной линии «Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар».

Есть кое-что, что отличает Туркменистан и Узбекистан от их центральноазиатских соседей. Туркменистан и Узбекистан – единственные страны Центральной Азии, которые не граничат с Россией и Китаем. Обе страны давно посматривают на юг в поисках установления связей с внешним миром.

Им может не нравиться «Талибан» – они даже не произносят слово «Талибан», называя их исключительно «правительством в Афганистане», – но терпимость и взаимодействие с афганской группировкой может помочь и Туркменистану, и Узбекистану в получении огромной прибыли.

Бердымухамедов и Мирзиеев этого не сказали, но, вероятнее всего, это не ускользнуло от их внимания.

Перевела с английского Алиса Вальсамаки.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG