Ссылки для упрощенного доступа

15 Декабрь 2017, Бишкекское время 18:21

Подсудимые по делу «о беспорядках в Жанаозене» говорят о противоречиях в показаниях анонимного свидетеля и называют его по имени.

На суде по делу о событиях на станции Шетпе свидетель-полицейский заявил, что «приказа стрелять не было и приказа не стрелять тоже не было».

АНОНИМ — НЕ АНОНИМ?

Во вторник, 24 апреля, участник комитета «Жанаозен-2011» Ерлан Калиев, наблюдающий в Актау за судебным процессом по делу «о беспорядках в Жанаозене», сообщил нашему радио Азаттык, что в этот день до обеда был допрошен свидетель-аноним, проходящий по программе защиты свидетелей.

Как говорит Ерлан Калиев, судья Аралбай Нагашыбаев объявил, что по закону такой свидетель — в отличие от свидетелей, открыто дающих показания в суде, — не обязан давать клятву о том, что будет говорить правду и ничего, кроме правды. Никакой информации об этом свидетеле судья не сказал, кроме того, что тот работает в правоохранительных органах, говорит Ерлан Калиев:

— Вопросов к этому свидетелю было много. Он сидел в другой комнате, с ним была прямая телефонная связь, и мы слышали его ответ, правда в искаженном виде. Видимо, для того, чтобы его не узнали. Однако некоторые подсудимые начали называть его по имени Мурат и говорить, что он работает в полиции.

По словам Ерлана Калиева, подсудимая Айжан Дуйсенбаева — о ее ранении, о гибели ее отца от полицейской пули и о ее подсудимом брате радио Азаттык писало ранее — «поймала» анонимного свидетеля на противоречии:

— Он сказал, что видел Айжан Дуйсенбаеву на площади Жанаозена 16 декабря и что она бросала камни в полицейских. Когда она попросила его уточнить время, когда он ее видел, он ответил, что это было с 12.30 до трех часов. Как выяснилось, Айжан Дуйсенбаева в это время с огнестрельным ранением уже лежала в больнице.

Как говорит Ерлан Калиев, анонимный свидетель пытался продемонстрировать знание биографии некоторых подсудимых. Свидетель сказал, что подсудимый Тадженов был ранее судим, но, как выяснилось, Тадженов вообще не привлекался к уголовной ответственности, говорит Ерлан Калеев.

- А когда его спросили о том, откуда у него такие данные, то он ответил, что об этом ему сказали «его коллеги», - сказал участник комитета «Жанаозен-2011».

Ерлан Калиев записал видеоинтервью Ережепа Толеукулова, адвоката подсудимого Тадженова:


«ПРИКАЗА НЕ СТРЕЛЯТЬ ТОЖЕ НЕ БЫЛО»

Репортер нашего радио Азаттык Асылхан Мамашулы, освещающий судебный процесс по делу о событиях на станции Шетпе, сообщает, что до обеда во вторник, 24 апреля, были допрошены свидетели-полицейские из Жамбылской области.

Довольно долго длился допрос свидетеля Талгата Жунискалиева — заместителя начальника департамента внутренних дел Жамбылской области.

— На вопрос о том, кто дал приказ полицейским стрелять в народ, он ответил: «Мы стреляли не в народ, мы стреляли в хулиганов». После такого ответа вопрос о том, кто всё-таки дал приказ стрелять в мирных людей, прозвучал еще более настойчиво, хотя и в несколько другой форме, поскольку судья запрещает повторно задавать один и тот же вопрос, - сообщает репортер радио Азаттык.

Полицейский начальник вынужден был ответить по существу вопроса о том, кто дал приказ открыть огонь. Талгат Жунискалиев сказал буквально следующее: «Не могу сказать, сколько было потрачено пуль. Приказа стрелять не было, приказа не стрелять тоже не было».

Репортер нашего радио Азаттык сообщает, что приехавший из Жамбылской области полицейский Абзелбеков говорит, что слышал: «Адайцы, алга. Сделаем второй Кыргызстан».

В этот день удалось высказаться нескольким из подсудимых.

— Подсудимый Толеев сказал, что следователи говорили, что никто не накажет стрелявших полицейских, что на это был приказ президента. Он также сказал: «Следователь Серик сказал сесть на колени, поцеловать его ногу», - говорит Асылхан Мамашулы.

Подсудимый Нурболат Сабырбаев повторил, что отказывается от своих прежних показаний, потому что они, по его словам, были получены следствием в результате пыток.

— Сабырбаев сказал полицейским-свидетелям: «Даже со скотом так не обращаются. А если я этого не скажу, посадите на 30 лет. Вы угрожали куда-то увезти мою невестку», - говорит Асылхан Мамашулы.

В Актау на судах по делу «о беспорядках в Жанаозене» и о событиях на станции Шетпе проходит допрос свидетелей, в качестве которых в основном проходят полицейские. Часть полицейских выступают на этих судах как потерпевшие.

Однако подсудимые говорят, что среди свидетелей-полицейских и потерпевших-полицейских они узнают тех, кто стрелял 16 декабря в Жанаозене по демонстрантам, а также тех, кто позже избивал их во время допросов.

Казис ТОГУЗБАЕВ, казахская служба РСЕ\РС
XS
SM
MD
LG