Ссылки для упрощенного доступа

19 Июнь 2018, Бишкекское время 06:34

Лежащего у входа в квартиру Бабченко обнаружила его жена. Журналист умер в машине скорой помощи. Киевская полиция рассматривает две версии убийства – профессиональная деятельность Бабченко и его гражданская позиция.

Полиция у подъезда дома в Киеве, где жил и был убит Аркадий Бабченко. 29 мая 2018 года
Полиция у подъезда дома в Киеве, где жил и был убит Аркадий Бабченко. 29 мая 2018 года

Комитет защиты журналистов призвал власти Украины провести быстрое и тщательное расследование убийства Бабченко.

МВД Украины возбудило дело по статье «умышленное убийство» и опубликовало нарисованный портрет предполагаемого убийцы:

Дело об убийстве журналиста также возбудил Следственный комитет России. «Следственный комитет не намерен оставлять без внимания жестокие преступления в отношении граждан России», – заявили в ведомстве.

Накануне Бабченко писал об угрозах, которые поступали ему от некоего «доверенного лица президента», однако затем стер пост. Ссылка сохранилась в Twitter'е.

Бывший советник министра внутренних дел Украины и депутат Верховной Рады Антон Геращенко обвинил в убийстве Бабченко «путинский режим». Он также сообщил подробности произошедшего:

В Совете по правам человека при президенте России убийство Бабченко назвали провокацией. «Мы в СПЧ возмущены убийством российского журналиста Аркадия Бабченко, мы знаем его как опытного военного журналиста, со своим особым видением мира, со своим очень критическим взглядом на российскую политику. Именно поэтому его убийство носит откровенно провокационный характер», – заявил глава Совета Михаил Федотов.

Бабченко участвовал в обеих чеченских войнах. После окончания службы стал работать военным корреспондентом, впоследствии сотрудничал со многими изданиями, в том числе с «Новой газетой». Журналист неоднократно выступал с критикой действующих российских властей.

В прошлом году Аркадий Бабченко покинул Россию. У него появились сведения, что ему «лучше какое-то время пожить за пределами родины». «У меня есть информация о том, что на меня может быть заведено уголовное дело и могут посадить. Поэтому я решил пока временно уехать... Они взяли курс не на посадки и репрессии, они стараются выдавливать людей», – заявил в феврале 2017 года Аркадий Бабченко сразу после отъезда из Москвы.

В последнее время журналист работал телеведущим на крымско-татарском канале ATR.

Бабченко, после Чехии отправившийся в Израиль, а потом в Украину, называл это «​временным отступлением»​ или «​временной эвакуацией»​. В видеоинтервью Радио Свобода, записанном в Праге летом прошлого года, он описывал свой жизненный путь военного корреспондента и затем оппозиционного активиста, приведший его за пределы России. Вот фрагмент этой беседы:

– Есть некоторые вещи, которые заставляют сомневаться в том, что вы просто хотите спокойно жить до 96 лет. Например, бескомпромиссные посты в Facebook'е.

– Я совершенно не считаю себя бескомпромиссным человеком, я просто пытаюсь называть вещи своими именами. У нас нет никакого президента Путина, президент – это выборная должность, у нас есть узурпатор Путин, у нас произошла силовая узурпация власти. Давайте так и говорить. У нас нет никакого государства, потому что государство – набор общественных институтов по максимально эффективному управлению территорией. У нас есть бандитские группировки, дорвавшиеся до власти, основная задача которых – обеспечить личное благосостояние, удержать собственную власть и третировать население. У нас нет никакого народа, – есть атомизированные группы отдельных людей, которые собраны путем воздействия какого-то внешнего несчастья, и которые ненавидят всех остальных. Нет никакого конфликта на Донбассе, есть оккупация Донбасса, ведение Россией агрессивной войны против соседнего государства, бывшего когда-то нам действительно братским народом.

Я, безусловно, хочу дожить до 96 лет.

В чем бескомпромиссность? Это просто терминология. Я, безусловно, хочу дожить до 96 лет. Знаете, как это происходит? Смотришь на человека, он ничем не интересуется, пишет – я вне политики, меня все устраивает, я живу, как есть. Потом бах – он сталкивается с какой-то проблемой, поначалу незначительной. Вот у него ларек, пришел участковый и сказал: будешь мне в день платить 5 тысяч рублей или сколько-то там в месяц. Человек пишет одну справку, другую, сталкивается с уровнем выше, еще выше. Его начинают прессовать, приезжают бандиты, сжигают его ларек. Он пишет в ФСБ, приезжают другие бандиты, сжигают его машину. В конце концов он берет вилы, выходит на митинг. Его сажают в лагерь, из лагеря он выходит конченым диссидентом, оппозиционером, «русофобом», ненавистником этой власти. Со мной происходит примерно то же самое. Я хочу дожить до 96 лет, но в нормальной стране, чтобы она не убивала людей, как минимум чужих, а еще лучше своих, чтобы она не нападала на страны, чтобы было право выбора, чтобы было безопасно. Я хочу построить эту страну и в ней уже спокойно дожить до 96 лет.

– Почему вы уехали?

– Я все-таки не считаю, что я уехал, я хочу вернуться. Я не хочу подавать на беженство, я не хочу получать чужое гражданство. Я считаю это временным отступлением, временной эвакуацией. Я готов отправиться в тюрьму, но за дело – если мы действительно выйдем на баррикады, за свободу, если будет какая-то попытка Майдана, – тогда, если проиграем, то проиграем, как пойдет, так пойдет. Но получать четыре года за пост в Facebook'е я не хочу, я уже не готов. Поэтому, когда начался очередной пароксизм активности у них, я решил сюда приехать на время, его пересидеть, а через полгода-год им будет уже не до меня, переключатся на кого-то другого, тогда я думаю вернуться...

– А вы не думали не паузу брать, а перестать писать посты в Facebook'е?

– А что мне еще теперь делать? Я 17 лет этим занимаюсь. Назвался груздем, полезай в кузов...

Год назад Аркадию Бабченко его читатели на портале The Question задали вопрос «​Страшно умереть сейчас?»​ Он ответил, что умирать всегда страшно. «​Я жить хочу больше, чем умереть»​, - сказал Бабченко.

РАДИО СВОБОДА

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG