Ссылки для упрощенного доступа

22 Май 2018, Бишкекское время 10:35

Георгий Чижов, руководитель исследовательских программ Центра содействия реформам (Киев) и глава аналитического центра «Полис Азия» Эльмира Ногойбаева (Кыргызстан) о ситуации в Армении и точках их соприкосновения с событиями в Кыргызстане и Украине.

- Протесты в Армении и «оранжевые революции» в Украине или Кыргызстане отличаются друг от друга чем-то особенным?

Георгий Чижов
Георгий Чижов

Георгий Чижов: Прежде всего, отличался повод, породивший протесты. В Армении не говорили о «цивилизационном выборе» и даже о «преступном режиме». Народ возмутился самим фактом нарушения главой государства: а) сложившихся неписанных правил - пришедший к власти сохраняет её 10 лет, но потом должен уйти; б) собственного обещания не садиться в кресло премьера. Темы изменения Конституции, усовершенствования законодательства и государственных институтов на улицах Еревана практически не звучали. Почти не говорит об этом и лидер протестов Никол Пашинян. Тем более, не заходит публично речь об изменении внешнеполитического вектора движения государства.

Нельзя не отметить, что армянам в ходе протестов, по сути, удалось избежать насилия. Возможно, это связано с относительно коротким сроком противостояния. В 2004 году в Киеве значительных столкновений тоже не наблюдалось. А вот затянувшиеся протесты зим 2013 и 2014 годов по прошествии нескольких месяцев от их начала привели к известным трагическим последствиям.

И ещё. Армянские политики тщательно, даже нарочито стараются избегать слова «революция». Видимо, для того, чтобы ненароком не спровоцировать непредсказуемой реакции своего стратегического союзника. Хотя всё происходящее является самой что ни на есть революцией со всеми её плюсами и минусами.

Эльмира Ногойбаева: Протестная культура вообще изменилась за последнее время. Вернее, она меняется на глазах. Подозреваю, что мы даже не успеваем ее отслеживать и анализировать. Последние работы по антропологии протестов на постсоветском пространстве я видела в России. Все остальное - демонизация протестов. Кстати, это также отдельная тема.

Эльмира Ногойбаева
Эльмира Ногойбаева

В первую очередь, влияют технологии. Даже давно не СМИ. На постсоветском пространстве к ним доверие очень низкое. Да, люди смотрят ТВ, официальные каналы, внешние, которые чаще транслируются и заполняют эфир. Но вот вопрос доверия! Именно протесты показывают, что оно низкое. Поскольку все понимают, что основные СМИ в большинстве постсоветских стран – рупор власти. Союз распался, а официальные идеологии, их примат так и остался. Соответственно контент выхолощен.

Бишкек, к сожалению, все еще тому пример, хотя бы потому что даже на Общественном канале про события в Армении почти ничего не было. Это при том, что в Кыргызстане долго разыгрывался культ «героики революции 2010 года». Второе - контекст. Люди видят, понимают, и главное, сравнивают то, что происходит вокруг, у соседей, что декларируется и что в реальности. Не совпадает? Появляется тревога, чувство, что обманули. Нам это знакомо, не правда ли?

Разница между массовыми протестами в Армении и тем, что происходит в Украине или в Кыргызстане, скорее всего, в иллюзиях. Мы это проходили. Уже не раз. Первоначальный пафос и надежды, например, событий марта 2005 года, улетучились быстро. Все поняли, что протестовать нужно. Но не менее важно понимать, что будет дальше. Уроки истории, даже если она самая новейшая, никто не отменял.

Армения консолидировалась иначе. По ней видно, что мобилизуясь, она была не просто спонтанна, как в период первых протестов по событиям в Гюмри или как в 2015-м - против повышения тарифов на электроэнергию. Она вобрала в себя опыт и ресурсы своих соотечественников по всему миру. Наверное, об этом еще напишут подробнее. Но вот обещание заплатить энную сумму тому полицейскому из кордона, который сдаст первым оружие, это уже новинка. Очень рациональная и циничная, но работающая.

Часто, чем дольше история протестности, тем шире диапазон технологий как самой протестности, так и анти-протестности. Часто до зеркального: митинги-антимитинги, пресс-конференции «за» и «против», подкупы и PR. И Украина, и Кыргызстан в этом смысле уже могут писать свои учебники.

При этом причины протестов везде одни и те же. Хорошо бы уже власти последующие, любые другие, извлекали эти вновь и вновь повторяющие уроки - несменяемость власти, стагнация экономики, безработица, марионеточное правительство, предательство интересов, суверенитета государства рано или поздно заканчивается, и часто плохо для тех, кто уроки не делает. Время все равно расставит двойки, рано или поздно.

- Все события в Украине и Кыргызстане, а сегодня - в Армении сильно демонизируются, особенно в странах-соседях. Как вы считаете с чем это связано?

Эльмира Ногойбаева: Все просто. Самый модный лозунг-задел в странах постсоветского ореола, не считая Балтики – та самая «стабильность». Особенно в странах, где несменяемость власти прямо пропорциональна этому понятию.

Даже Кыргызстан после каждых протестов, героизируя сами протесты в дни революции, героев революции, мемориалы и прочие атрибуты, уже после года-двух меняет риторику. Эту картину мы видели дважды.

- Внешний фактор в контексте пост-протестной перспективы для стран постсоветских «революций»?

Эльмира Ногойбаева: Да, здесь у Армении больше параллелей с Кыргызстаном. Тот самый Таможенный Союз или ЕАЭС, его партнеры и доминанты. В чем перспектива для этих двух стран в этом заявленном как экономическом союзе, партнерстве – до сих пор большой вопрос. Особенно в области экономики. Геополитически Россия воспринимает эти государства территориями своего контроля. Отсюда формирование политик подконтрольных властей, марионеточных элит, СМИ.

Для протестующих это также существенный вопрос, поскольку многие видят развитие своей страны в этой дилемме.

Потому необходимо понимать риски. Тот кредит доверия «евразийскому скептику» Пашиняну, который он сейчас имеет, это еще и возможный разворот в сторону Европы от политики России. Его личный провал и той команды, которую он приведет, может привести к большому разочарованию и апатии к этой альтернативе.

Эффект забастовки. Правящая партия Армении согласна на кандидатуру Пашиняна

Правящая Республиканская партия Армении на повторных выборах премьер-министра страны проголосует за кандидата, которого выдвинет как минимум треть депутатов.

К тому же в Армении есть еще и другая дилемма, связанная с ситуацией вокруг Карабаха. А это очень серьезный гордиев узел. Его решить будет очень сложно, поскольку в него так или иначе уже включены внешние интересы или, как минимум, определенные обязательства.

- Ожидания и иллюзии. Ситуация и в Украине, и в Кыргызстане показывает, что часто ожидания после «революций» сменяются разочарованиями. Тогда, может, стоит поговорить об уроках Украины и Кыргызстана для Армении? Если да, то каких?

Георгий Чижов: Главной ошибкой всех революционеров на постсоветском пространстве, мне кажется, является их увлечение фигурой вождя. Однако украинцы и кыргызы, пережившие за короткое время по две революции, ко «второму разу» стали с большим скепсисом относиться к собственным лидерам. Армянам этого пока не хватает. Поддерживая по-настоящему харизматичного Пашиняна, они готовы без раздумий отдать ему колоссальные полномочия, урезать которые впоследствии будет очень трудно. Довольно экзотичное избирательное законодательство Армении ограничивает политическую конкуренцию и не содержит институционального предохранителя от попытки какого-либо политика стать пожизненным руководителем. Пока от этого страхует лишь улица.

Хотя внимание к вопросам изменения Конституции после «вторых» революций и не спасло граждан Украины и Кыргызстана от определённых разочарований, однако, хочется верить, избавило их от бесконечного хождения по кругу в поисках нового лидера - мессии. Чтобы избежать новых революций (как мы знаем, они далеко не всегда проходят бескровно), необходимо уделить больше внимания формированию демократических институтов. И в этом, пожалуй, главный урок для Армении. Захочет страна принять его во внимание - вопрос отдельный.

Эльмира Ногойбаева: Сейчас решается главная дилемма исхода протестов в Армении. Точка бифуркации, от исхода которой зависит, куда в дальнейшем повернет вектор развития в Армении. Это прежде всего вопрос с выбором премьер-министра страны. Будет это многолетний лидер протестов – оппонент официальной власти Никол Пашинян либо кто-то из тех, кто упорно пытается не допустить серьезных изменений в стране. То, что сейчас там происходит, во многом не менее важно и решающе, чем сами протесты и их итог.

Гавный вопрос сейчас не в том - кто, а в том, произойдут ли после всей мощнейшей консолидации протестных настроений общества перемены в стране?

Понимая, что Армения - такая же компактная страна, как и Кыргызстан (кстати, очень много параллелей и в географии, и в демографии и даже в экономике), и не такое монолитное из-за финансовых вливаний государство как, например, Азербайджан, ввести тотальный контроль силовыми и прочими методами там не получится. А это значит – риски новых волн протестности. Уроки Кыргызстана и Украины должны понимать как в элитных кругах, формирующих власть, так и в самом обществе.

Главное не в том, чтобы поменялись просто люди - команда, новые лица, молодые и перспективные, нет. Главное, чтобы у них была программа и видение будущего. Ну, и воля, в этом никто - ни одна команда или государство - не оригинальнален.

- Как вы считаете, на что в первую очередь необходимо делать ставки в странах в ситуации постреволюционных реформ?

Эльмира Ногойбаева: Нужно понимать, что революции часто – это лишь снос старого. Люди сносят, свергают то, что, как им кажется, устарело и несправедливо. Но дело даже не в людях. А в альтернативе развития. Есть ли у новой командыподобная программа или стратегия. Оппонировать вообще-то не сложно, сложнее делать, реформировать – менять, улучшать систему. Особенно когда кредит доверия дышит в спину, а возложенные ожидания общества давят сверху.

В Польше «Солидарность», еще сидя в тюрьмах писала свои реформы, и потом, придя к власти, они сделали ставку всего на двух пунктах – местное самоуправление и образование. План Бальцеровича дал результат. Но как в ситуации в Польше и Грузии тогда и общество должно понимать, что прежде, чем реформы заработают, нужно будет затянуть пояса. Снос старой системы – это радикальная мера. Готово к этому общество? Тем более ее представляющие элиты? Или все-таки та самая «стабильность»? Это самый большой компромисс.

Всегда есть риски. И внешние и внутренние. Насколько общество, Армения готова к переменам? Нынешние события – это лишь тест. Далеко, даже к нам, ходить не надо. Рядом два ответа – грузинский и азербайджанский.

- Есть ли какие-то рекомендации Армении, армянскому обществу и элитам с точки зрения Кыргызстана?

Эльмира Ногойбаева: Да, сначала поздравления. Протесты, еще и такой силы, я бы сказала, и такого стиля, как в Армении – это проявление нормального человеческого возмущения и достоинства. Серж Саргсян обещал уйти, и должен был уйти. Соблазн остаться даже после обещаний, но в ином формате хорошо отработан во многих странах пост-советского пространства. Терпеть - долго, просто бессмысленно и тупиково.

Но необходимо понимать и риски, и перспективу. Рисков очень много и внутренних, и внешних.

Хочется надеяться, что сегодняшняя ситуация в Армении - это начало реальных системных перемен и в политике, и в экономике. Для этого у Армении есть серьезные предпосылки. Во-первых, внешняя поддержка самих армян. Ни для кого не секрет, что это сетевая нация, разбросанная по всему миру. При этом сохраняющая свои нити и связь с родиной.

Во вторых, даже в советское время, когда были застой и уравниловка, в Армении была конкуренция и производство. Слишком давние и хорошие традиции предпринимательства. Основы рыночной экономики присущи этому древнейшему народу. Почему бы им не стать опорой для новых социально-экономических, да и политических реформ?

Ваше мнение

Показать комментарии

Мультимедиа

Почему у Иерусалима спорный статус: историческая справка
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:30 0:00
XS
SM
MD
LG