Ссылки для упрощенного доступа

17 Август 2018, Бишкекское время 10:09

«Они много чего делали, всего и не расскажешь». Солдаты о пытках в армии


Иллюстративное фото.

В «Азаттык» обратились родители нескольких солдат, проходящих службу в воинской части Кой-Таш на полигоне «Ала-Тоо». В своих жалобах они утверждают, что военное руководство якобы заставляет призванных весной 2018 года солдат работать на других людей, выполнять разные поручения, при этом они подвергаются избиениям и наказаниям, выходящим за пределы устава.

На сегодняшний день один из военнослужащих проходит лечение в Республиканском центре психического здоровья в Бишкеке. Пострадавшие говорят, что два месяца назад обращались по этому поводу в различные инстанции, но результата нет до сих пор. В Генеральном штабе отказались давать комментарии, ссылаясь на то, что ведутся следственные мероприятия. Также не было дано разрешение на получение объяснений от военачальников, на которых жаловались солдаты. Ничего не объясняет и Генеральная прокуратура.

Шестеро солдат, призванных весной 2018 года в войсковую часть №73809, что на окраине Бишкека, в Кой-Таше, были отправлены на полигон «Ала-Тоо». Один из них на сегодня проходит лечение в Республиканском центре психического здоровья в Бишкеке. По понятным причинам назвать имя этого солдата мы не можем.

- Прапорщик Жапаров, старшина Орозбаев и старшина-лейтенант Казыбек уулу - втроем они раздавали разные приказы. С 10 мая мы убирали склад, собирали металлолом, заставили отделить алюминий, потом мы ходили сдавать его. Еще копали арыки у кого-то дома, туда отправили троих солдат вместе со мной, мы работали три дня. Баню строили. Многих ребят били, меня не трогали. Я видел эти избиения, и если честно мне это надоело. Постоянно оскорбляли, - говорит он.

По словам военнослужащего, в детстве у него была эпилепсия, но потом болезнь отступила. С приходом в армию приступы возобновились.

- Нас было четверо – ребят, которые до армии занимались спортом и вот они сказали нам «покажите, какие вы спортсмены, убегайте» и начали стрелять под ноги. В меня целились намеренно или что, не знаю, но пуля пролетела недалеко от меня. Ранений я не получил, но сильно испугался. А через месяц случился приступ… Как попал в армию, два раза были приступы, на третий раз был очень сильный. Отправили в госпиталь, оттуда – в этот центр и теперь я получаю здесь лечение.

​По словам матери одного из солдат, которая обратилась в «Азаттык», неположенные по уставу вещи солдат начали заставлять делать сразу после принесения ими присяги.

- В мае он принес присягу в Кой-Таше, мы там были. Сын когда-то занимался боксом. Там он показал некоторые свои трюки, мы так радовались. После присяги ему дали увольнительную, он приехал домой, побыл один день и мы проводили его обратно на службу. Где-то через 15 дней он неожиданно позвонил около 12 ночи, попросив закинуть ему единицы на номер, с которого он звонил. Ну, мы подумали, значит, надо и закинули деньги. Это повторилось несколько раз. Потом через какое-то время он позвонил опять и сказал, что ему нужны лекарства от аллергии. Мы передали их. После этого он позвонил уже сестре, сказав, что нужны лекарства, так как болят уши и голова. И тогда я сказала, чтобы кто-то из детей съездил и справился о его здоровье. Один из сыновей поехал и увидел на его руках пятна. Брат заставил его все рассказать и тот расплакался, сказав, что его ударили по уху, пошла кровь и ухо продолжало болеть. А ударили, оказывается, за то, что он присел, когда начало чесаться тело из-за аллергии на траву. Рассказал, что каждое утро офицеры брали двух ребят и избивали 6-миллиметровой проволокой перед всеми. Мы бы никуда не обращались, но в один из дней нашего сына и еще одного солдата повезли в медсанчасть без видимых причин и начали делать капельницу. Сын успел нам сообщить, что его куда-то везут. Мы поехали за ними. Когда приехали туда, то попросили командира показать направление в санчасть, но он не смог нам предоставить документ. После того, как один из служивших там парней оказался в психиатрической больнице, всякое в голову приходит.

Мама еще одного солдата, который пожаловался на условия в армии, также выразила обеспокоенность:

- Из-за того, что наши дети подвергались давлению со стороны офицеров, мы обратились с заявлением в Военную прокуратуру. Но прошло два месяца и, несмотря на то, что следствие вроде ведется, результатов нет. Мы обращались к омбудсмену, в правозащитный центр «Кылым шамы», но те офицеры продолжают работать на своих должностях, никого из них не отстранили, даже временно не задержали и не допрашивали. И если честно, мы боимся за наших детей.

Родители военнослужащих в связи со сложившейся ситуаций еще 8 июня обратились в ГКНБ и Военную прокуратуру. Бишкекская гарнизонная прокуратура 18 июня возбудила уголовное дело по статье 305 («Превышение должностных полномочий») Уголовного кодекса. В Генеральной прокуратуре дать комментарий по этому уголовному делу отказались.

«Азаттык» попытался связаться с Генеральным штабом Вооруженных сил КР и получить комментарий его руководителя Райымберди Дуйшембиева. Но там ответили, что в связи с проводимым расследованием никаких пояснений не будет. Кроме того, не дали оттуда и разрешение на получение объяснений от офицеров, на которых жаловались солдаты.

Трое солдат, проходящих службу на полигоне «Ала-Тоо», и их родители обратились в правозащитный центр «Кылым шамы», Институт омбудсмена и Национальный центр по предупреждению пыток. 7 августа представители этих организаций побывали на полигоне «Ала-Тоо» и поговорили с солдатами. По словам руководителя правозащитного центра «Кылым шамы» Азизы Абдирасуловой, по отношению к военнослужащим «применялись такие пытки, что в голове не укладывается»:

Азиза Абдирасулова
Азиза Абдирасулова

- Среди этих солдат, оказывается, есть ребята с высшим образованием, причем с юридическим образованием. И они, конечно, знают, что должны делать военные, а что не обязаны выполнять. И когда они стали говорить командирам, что «мы не обязаны выполнять эту работу, чинить ваши машины» и так далее, на них стали еще больше оказывать давление. Причем такие пытки применялись, что в голове не укладывается. Один только пример – они выстраивали всех солдат в шеренгу и стреляли под ноги, причем с заявлениями, что «успели сбежать – повезло, если же не успели, и пуля попала вам в ногу, скажем, что сами застрелились». В итоге, когда они побежали, один из ребят упал и вот сейчас лежит в больнице, уже второй месяц.

Организация «Кылым шамы» помогла нанять троим солдатам, обратившимся к ним, адвоката. Адвокат Динара Медетова говорит, что уголовное дело возбудили лишь по факту и назвала недостатки, допущенные в ходе следствия:

- Когда ребята написали заявления, они назвали конкретные имена, но несмотря на это дело возбудили лишь по факту… По сей день никаких решительных шагов не предпринято. Я бы сказала, что создается опасная ситуация. Те же командиры и начальники части продолжают работать на своих местах. После поступления заявления на них, или ребят должны были перевести в другую часть, или же поменять руководящий состав. Причем на время следствия эти военачальники должны были быть отстранены от работы. Изначально заявления написали шесть солдат, трое из которых уже отказываются от своих слов. То есть руководству этой части создали все условия, чтобы оказывать давление на этих ребят, вот уже на протяжении двух месяцев создают им такие условия. Я расцениваю это как халатность и злоупотребление должностным положением представителей правоохранительных органов и военной прокуратуры. Почему солдаты умирают, почему они совершают суициды? Их доводят до этого. Никто не расследует почему они идут на такие шаги.

Адвокат Динара Медетова также отметила, что меры должны быть предприняты по поводу парня, которого весной 2018 года признали годным к военной службе, но вот уже два месяца он находится на лечении:

- Почему они проглядели его болезнь и призвали 4 месяца назад? Это ведь, получается, встает вопрос о профпригодности призывной комиссии, того же военкома! По-моему, из-за моральной травмы, полученной на службе, он попал в больницу, где проходит сейчас лечение…

Чем закончится эта ситуация с солдатами, проходящими службу на полигоне «Ала-Тоо», неизвестно. Но солдат, служивший здесь и теперь оказавшийся в больнице, признается, что сильно разочаровался в армии:

- Я сам пришел в армию, хотел служить и после идти на контрактную службу. Но теперь все эти планы в прошлом. Я хочу уйти. Настолько я разочаровался в армии. Потому что каждый приходит и оказывает давление, есть и те, кто помогает, но многие ведут себя наоборот. Я то не специально выбрал себе такую болезнь. Родственники испереживались за меня. С тех пор, как я упал, ничего не помню. Они много чего делали, всего и не расскажешь.

В 2015 году правозащитный центр «Кылым шамы», Институт омбудсмена и Национальный центр по предупреждению пыток объединились, чтобы провести исследование на тему соблюдения прав человека в армии. Опрос проводился методом анкетирования. По результатам выяснилось, что основными проблемами остаются давние проблемы – «дедовщина», давление и побои. Правозащитники отмечают, что с тех пор ничего не изменилось.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG