Ссылки для упрощенного доступа

4 марта 2021, Бишкекское время 23:12

Шамшум: Пришло время соединить чувственность Азии и кругозор Голливуда


Джордж Шамшум: Настало время азиатского кино
please wait

No media source currently available

0:00 0:13:13 0:00

Накануне старта Asian World Film Festival – он пройдет с 24 октября по 1 ноября в Лос-Анджелесе – мы публикуем интервью с директором фестиваля. В нашей студии Джордж Шамшум, а также представитель фестиваля по Центральной Азии Чолпон Идрисова.

«Азаттык»: Непосредственно о четвертом по счету Всемирном фестиваля азиатского кино – чем он будет отличаться от предыдущих? Возможно, есть какая-та уникальная повестка?

Джордж Шамшум: Каждый год – это продолжение прошлых фестивалей, но в то же время мы идем все дальше и дальше. Кроме того, что в программе в основном представлены фильмы, номинированные на «Оскар» и «Золотой Глобус», мы также создали параллельную программу. Есть столько великолепных фильмов из Азии, которые не были выбраны в качестве претендентов на тот же «Оскар», и выпадают из внимания зрителей. Мы будем показывать их во время нашего фестиваля. Это что-то совершенное новое, начатое в прошлом году. И также мы воздаем дань уважения. К примеру, в этом году – Чингизу Айтматову. То есть, каждый год мы добавляем в нашу концепцию что-то новое.

Важно, что в этом году Саудовская Аравия впервые едет в Голливуд для продвижения своего кинематографа. По большей части они производят короткий метр. Думаю, за последние 2-3 года они сняли всего один полнометражный фильм. И тем не менее они решительно вливаются в индустрию. Таким образом, мы открыли наши двери для Саудовской Аравии, а это в свою очередь позволит им развивать свое кино. На самом деле, Всемирный кинофестиваль азиатского кино становится чем-то вроде отправной точки в Голливуд. Вы хотите в Голливуд? Это ваша дверь в Голливуд.

Что мы стараемся сделать на этом фестивале? Оригинальное содержание. Мы стараемся быть фестивалем-открытием. Например, впервые в Америке мы показали фильмы из Якутии и Бурятии. Там даже никогда не слышали об этих странах. Сейчас мы открываем Туву, Башкортостан и другие республики Федерации. Людям нравится, людям нравится их кино.

«Азаттык»: Азиатское кино всегда отличалось пресловутой самобытностью. Зачем нужно стремиться быть открытыми для Голливуда, для запада?

Джордж Шамшум: Очень и очень важно понимать, что с 1947 года — это за 73 года - Азия выиграла всего лишь шесть «Оскаров». Это немыслимо. Это невероятно. Некоторые корейские фильмы намного превосходят голливудские, то же самое можно сказать относительно Японии. Иногда у Китая бывают потрясающие картины. Это же сумасшествие! Мы не можем позволить Азии быть забытой.

«Азаттык»: Можем ли мы представить или хотя бы сконструировать в воображении такую ситуацию, что на востоке появится равнозначная Голливуду сила, тоже своего рода Мекка в мире кино?

Джордж Шамшум: Абсолютно! Абсолютно. И это то, что сейчас делает Китай. Китай строит студию за студией, студию за студией. Вы знаете, что за последнее время – достаточное короткое – они построили сразу 3-4 студии? Огромная площадка уже есть в Индии. Да, мы можем говорить о такой ситуации. Однако дело в том, что Голливуд любит свою комфортную зону и отдавать ее не собирается. Вообще, это отличный вопрос - в первый раз мне задают его. И я думаю, что настало время. Это время Азии. Это время азиатского кино. Время показать миру и, главным образом, Голливуду, что у нас есть голос.

«Азаттык»: Может показаться, что само азиатское кино при этом не чувствует за собой вот эту самость и само по себе стремится подражать стандартам не просто запада – потому что есть еще и европейское кино – но именно Голливуда. Можно согласиться с этим или нет?

Джордж Шамшум: Сложный вопрос. Некоторые фильмы, некоторые режиссеры достигли успеха, например, как Энг Ли. Вы дадите ему любую американскую тему, и он с равным успехом снимет кино как про Дикий Запад, так и про юго-восточные штаты. Не каждый азиатский режиссер достиг реального успеха. Многие пытались, но не вышло. Это не значит, что они не талантливы. Они очень талантливы, дело в их природе. Кыргыз, который всю свою жизнь прожил, скажем, на Иссык-Куле, становится режиссером и едет в Голливуд. Возможно, он хочет постичь сущность американского образа жизни, но это не значит, что он не талантлив. Для того, чтобы быть способным снимать нужное кино, необходимо понимание эмоций американцев, типичного для них духа.

«Азаттык»: Это был вопрос к тому, что нет ли риска для азиатского кино в погоне за узнаваемостью и возможностью показать себя, потерять собственное лицо?

Джордж Шамшум: Это тоже прекрасный вопрос. Я живу в Лос-Анджелесе около 30 лет. Я кинорежиссер ливанского происхождения, приехавший из Франции. Я хорошо понимаю как Ближний Восток, так и Европу. Потерял ли я свою идентичность? Считаю, что нет. Я адаптируюсь легко - наверное, это исходит из детства. Я родился в Западной Африке, переехал в Ливан будучи ребенком, вырос во Франции, а далее жил в самых разных странах. Вследствие этой мобильности мне несложно адаптироваться в любом месте. Некоторые другие режиссеры - да, возможно они чувствуют, что их идентичность потеряна. Отсюда слабость их фильмов. Они стараются адаптироваться к американской системе жизни, но они не могут получить ту самую, американскую чувствительность к жизни. Если мы говорим об азиатах, то, скажем так, азиатская восприимчивость очень сильна. Эмоции, образ жизни, то, как они чувствуют саму жизнь – я думаю, все это имеет большую силу, чем в Америке.

«Азаттык»: Мы много говорим здесь про аутентичность азиатского кино, а в чем она состоит? Можно ли описать то, как люди на условном востоке «живут» в этом виде искусства, видят его, проявляются в нем?

Джордж Шамшум: Американцы являются воплощением развлечения. Они знают, как развлекать людей. Я бы сказал, что их фильмы – это развлечение в чистом виде. Однако за прошлое десятилетие они стали более зрелыми. И многому они научились у азиатов - у таких людей как Акира Куросава, Ясудзиро Одзу, Ким Ки Дук. Сейчас они применяют эту азиатскую чувствительность в своих фильмах, учатся ее адаптацию на свою почву. Клинт Иствуд – самый большой тому пример. Таким образом, стоит говорить, что многое в общий кинематограф привнесла Азия. Многое - Америка. Пришло время их объединить. Сегодня многие режиссеры пытаются воплотить в единое чувствительность азиатского континента и широкий взгляд Америки.

Если вы спросите Джорджа Лукаса, Фрэнсиса Копполу, Стивена Спилберга, Квентина Тарантино (конечно, Тарантино – полностью азиатский), Мартина Скорсезе, Клинта Иствуда о том, кто является для них вдохновением - это автоматически Куросава, Одзу, Мидзогути. Это всегда азиатский режиссер.

«Азаттык»: Интересно, а почему так сложилось? Как вы считаете?

Джордж Шамшум: Это очевидно. Их фильмы прекрасны. Они сочетают все. Каждый аспект жизни, каждый аспект эмоций, каждый аспект человеческого поведения. Я люблю азиатское кино, потому что открываю вместе с ним такой богатый мир из невероятных традиций и красивых людей. Это сложно выразить словами, это даже невозможно выразить словами. Для меня – это чистое волшебство.

Азия в целом имеет одну сущность, одно сердце и одну кровь. Мы дышим одним воздухом. Все это вкупе делает тебя настоящим азиатом в глубине души.

«Азаттык»: Где, по-вашему, может больше всего проявиться сила азиатского кино – в авторском направлении или массовом?

Джордж Шамшум: Я бы не сказал, что есть тенденция, я бы сказал, что существует сильное азиатское кино. Я не очень хорошо знаком с индустрией массового азиатского кино. К примеру, я слышал, что в Кыргызстане производят около 70 фильмов в год, и большинство из них - развлекательные. Не знаю, не смотрел их, не могу говорить о них. Я смотрел китайские фильмы из мейнстрима — это очень слабое кино. Они не стоят даже того, чтобы говорить о них. Не люблю говорить «артхаус», давайте скажем «кино с определенным стандартом». Хорошо? Оно есть у каждой азиатской страны. Например, здесь в прошлые годы были «Кентавр», «Саякбай», «Завещание отца», «Курманджан Датка» – эти фильмы прекрасны без сомнения. Но их мало.

Определенно, в каждой стране есть артхаус... Я ненавижу слово «артхаус». Я вырос на артхаусе и думаю, «артхаус» – неправильное определение. Это кино с определенным стандартом - оно глубокое, умное, несущее что-то такое, что ты выходишь из кинозала и чувствуешь себя обогащенным. Я предпочитаю называть это определенным стандартом. Если вы хотите называть это артхаусом, я не против.

Разница между Америкой и остальным миром заключается в том, что, да, их фильмы развлекательны, но и в том, что вы можете легко отождествлять себя с их персонажами. И они универсальны. Вот! Секрет кино, его успех заключается в том, что оно должно быть универсальным. К примеру - забудем Америку – «Курманджан Датка»… «Курманджан Датка» – это фильм, который обращается ко всем. Фильм - красиво снятый, нагруженный по смыслу, способный увлечь зрителя – все это в нем одновременно.

«Азаттык»: Возвращаясь к тому, что Азия – это почти полсотни стран – какие из национальных кинематографов более всего вас трогают?

Джордж Шамшум: Я верю - и думаю, что это убеждение общее - что мастерами кино являются корейцы. Во-первых, они переосмыслили кино в 90-х. В буквальном смысле они полностью и заново открыли кино в 70-х. Это потрясающе… Их режиссеры совсем молоды, но что-то... может быть, это в их генах, я не знаю, что это, не могу объяснить… Моя жена - кореянка, и я не могу понять… В них есть что-то, что делает их мастерами кино. Они берут американское кино, препарируют его и превращают в корейское высокохудожественное, зрелищное, очень эмоциональное искусство.

«Азаттык»: Спасибо! Успешного фестиваля!

XS
SM
MD
LG