Ссылки для упрощенного доступа

2 Апрель 2020, Бишкекское время 09:40

«Первые дни не подходили друг к другу». Как устроена зона карантина в Кыргызстане


Как таковую карантинную зону в Кыргызстане создали впервые за годы независимости. Вирусологов в скафандрах и биологических лабораторий там нет, но выявить первые симптомы нового коронавируса и изолировать зараженных могут. Кыргызстанка Айчурок оказалась одной из первых «пациенток» карантинной базы.

«Азаттык»: Вы находились в Италии, когда узнали о коронавирусе, который не могут остановить страны с высокоразвитой медициной. Почему вы приехали в Кыргызстан? Вам здесь показалось безопаснее?

Айчурок: В первую очередь, мне не хотелось сидеть одной в своей комнате в общежитии. Работа остановилась, университет закрыли, людям запретили выходить на улицу. Закрыли все, кроме продуктовых магазинов и аптек. Первый карантин был объявлен до 15 марта, но я чувствовала, что с такими масштабами власти Италии должны продлить карантин на более длительный срок. И оказалась права. Во-вторых, мне было бы спокойнее у себя на родине. Даже если у меня выявили бы вирус, даже если я была бы одной из первых, заразившихся у нас в стране, думаю, здесь предприняли бы все меры и постарались бы вылечить меня. А в Италии и так много пациентов, больницы переполнены. У них самих сейчас стоит выбор между молодыми и пожилыми больными. Да и моей семье спокойнее от мысли, что я в Кыргызстане.

Карантинная зона расположена на территории бывшей американской военной базы близ аэропорта «Манас».
Карантинная зона расположена на территории бывшей американской военной базы близ аэропорта «Манас».

«Азаттык»: Что происходило по прибытии? По какому алгоритму действуют пограничники?

Айчурок: Несколько студентов объединились и купили билеты на один рейс. Перед вылетом, мы связались с нашим посольством в Женеве и встали на учёт. Мы отправили свои паспорта и электронные билеты, чтобы если что в аэропорту Рима и Москвы не было проблем. В обоих аэропортах проверяли тепловизором. По прибытии в «Манас», нас встретили на трапе самолета и по списку забрали отдельно. Повторно проверили тепловизором температуру, зарегистрировали показатели, записали адреса. Потом мы ждали, куда нас направят дальше. Нас привезли в карантинную зону аэропорта «Манас». Сначала распределили по комнатам. Затем сразу накормили ужином. Вечером взяли анализы – мазки из носовой полости. Раздали маски. В первые две ночи проверяли температуру каждые 3-4 часа, спрашивали, что нам нужно, что привезти.

Объявление от трех пациенток с обещанием не убегать из базы.
Объявление от трех пациенток с обещанием не убегать из базы.

«Азаттык»: Вы так ответственно подошли к этому. Никто не пытался как-нибудь избежать карантина? Такое было возможно?

Айчурок: Мы были свидетелями того, как некоторые пытались скрыть страну, из которой они прибыли. Но пограничники тщательно допрашивали каждого и проверяли паспорта на наличие штампов и виз. По рассказам сотрудников аэропорта, были и те, кто пытался избежать ответственности по соблюдению карантинного срока, но их вычислили. На данный момент, скорее всего, невозможно скрыться и избежать карантина.

«Азаттык»: Расскажите про условия карантина. Чем карантин отличается от обычного пребывания в больнице? Защищены ли сами врачи, насколько уверенно они действуют, чтобы выявить коронавирус?

Айчурок: Карантин - это своего рода временная изоляция от других людей. Наш поток был первым, кого заселили на эту базу. В одной комнате размещены максимум три человека, минимум - один. Условия удовлетворительные, не резорт, конечно, так не сказать, но переждать можно. В комнате стоят по три кровати с новым постельным бельем и одеялами, и универсальный кондиционер. Имеется общий санузел и душевая с аристоном. Есть общая комната с телевизором, бойлер, диспенсер с питьевой водой, холодильник и микроволновка.

Карантин отличается от обычного пребывания в стационаре тем, что за нами просто наблюдают. Приходит дежурный врач и измеряет температуру каждому три раза в день, ведет учет. Каждый день раздают новые маски и обязывают их не снимать. Сами врачи всегда в масках, они еще защищены одноразовыми медицинскими халатами и перчатками. Все сотрудники на территории базы ходят строго в масках. Как нас заверили, все тесты для выявления коронавируса импортированы из Китая и Японии, они вполне способны выявить вирус в самом начале инфицирования. А насчет лечения сказать пока не могу ничего, так как даже в странах Европы не определен четкий алгоритм лечения данной болезни.

«Азаттык»: Обнадеживает. Чем вы там занимаетесь? Много людей? Несмотря на раздельные палаты, вы же все вместе на улице. Не опасаетесь близко приближаться друг к другу?

Еду для «постояльцев» привозят из кафе.
Еду для «постояльцев» привозят из кафе.

Айчурок: Мы тоже сначала были очень напуганы, неизвестность пугает. Но день ото дня страх отступает и уходит прочь. Чем мы занимаемся? Развлекаем себя, как можем, рассказываем друг другу истории из жизни, очень интересно, кстати. Узнаёшь много нового о культуре и людях другой страны. Играем в карты и «Мафию». С утра привозят завтрак в виде каши и вареных яиц, в обед - первое и второе, на ужин – какое-нибудь блюдо с салатом. Вместе кушаем на свежем воздухе.

Первые два дня мы осторожничали, не подходили друг к другу, старались сидеть в своих комнатах. По после того, как объявили, что у нашего потока результаты анализов отрицательные, мы стали спокойно контактировать друг с другом. В нашем штабе на данный момент находятся 18 человек. Буквально вчера ещё в два соседних штаба заселили новых прибывших. Кстати, при нас выписали 60 граждан Китая, живущих и работающих в КР. Они выезжали на празднование своего китайского Нового года, а когда вернулись, их отправили в карантин. Они были очень счастливыми и ликовали, что могут вернуться к своим семьям. Мы ещё шутили, что, наверное, тоже будем так прыгать от радости.​

Нет худа без добра.
Нет худа без добра.

«Азаттык»: Надеюсь, они прошли полный курс. Насколько строго следят за карантином? Удалось ли кому-то уйти из-под наблюдения? Были ли такие, кто хотя бы на пару часов покидал карантинную зону по «важным делам»? Навещают ли кого родственники?

Айчурок: Сказали, что они просидели все 14 дней. Смешной момент: услышав про нас, прибывших из Италии студентов, они боялись нас и просили никого к ним не подпускать. А мы, в свою очередь, узнав, что они из Китая, боялись их.

За нами следят строго. У каждого штаба есть линия допуска на улице, за пределы которой выходить запрещено. Но были некоторые, раскатавшие губы особы, пытавшиеся выйти из карантина по блату, по связям своих родных. По словам сотрудников, их перевели в инфекционные больницы города. Родственники нас навещать не могут, но у них есть возможность передавать вещи первой необходимости, одежду, фрукты, сладости и напитки.

Мы стараемся быть на позитиве, понимая, что здесь не время и место нашим капризам, утешая себя мыслями о том, мол, когда еще представится такая возможность - завтракать на воздухе и ужинать с видом на закат.

Смотреть комментарии (7)

XS
SM
MD
LG