Ссылки для упрощенного доступа

16 Октябрь 2019, Бишкекское время 07:55

Отчет омбудсмена. Смог за год чекист стать правозащитником?


Иллюстративное фото.

Жогорку Кенеш заслушал отчет о деятельности омбудсмена за год.

Смог ли акыйкатчи стать самостоятельной фигурой, защищающей права и свободы человека, или он так и остался зависимым от власти? Когда в Кыргызстане сформируется независимый, имеющий влияние в обществе институт омбудсмена?

На эти и другие вопросы в программе «Арай коз чарай» ответы искали омбудсмен Кыргызстана Токон Мамытов, а также правозащитники Динара Ошурахунова и Сапар Аргымбаев.

«Азаттык»: Уважаемые правозащитники, были ли в деятельности института омбудсмена за 2018 год, в частности после прихода на пост акыйкатчи Токона Мамытова, подвижки в сфере защиты прав и свобод человека? В целом какие плюсы и минусы в его работе вы можете отметить?

Динара Ошурахунова.
Динара Ошурахунова.

Динара Ошурахунова: Токон Мамытов уже почти год работает в должности омбудсмена. И хотя я не работаю с ним напрямую, но могу сказать, что слежу в целом за деятельностью Института акыйкатчи.

С другой стороны, давать полноценную оценку, исходя лишь из года работы, тоже сложно. Но недавнее заявление Токона Мамытова в парламенте, когда он, обращаясь к депутату Руслану Казакбаеву, сказал: «Мы с вами коллеги-чекисты, а чекистов бывших не бывает», вызвало большой резонанс в обществе. Я не сомневаюсь, что Токон Мамытов опытный чекист, генерал. Но акыйкатчи должен быть лишь защитником прав и свобод гражданина, быть человеком, который ценит права человека и хорошо понимает эти принципы. Как могут соотноситься многолетний опыт чекиста и деятельность омбудсмена? Для меня это большой вопрос. Как заявил сам Токон Мамытович, что бы ни случилось «чекист остается чекистом, не меняется». Если завтра граждане выйдут на митинг, как бывший чекист Токон Мамытов встанет на сторону власти, сказав, что так делать нельзя или будет защищать права митингующих? Это тоже вопрос.

Сапар Аргымбаев.
Сапар Аргымбаев.

Сапар Аргымбаев: В Кыргызстане Институт омбудсмена существует уже около 15 лет. В последние 5-6 лет общество задается вопросом: нужна ли нам вообще эта структура?. И такое настроение у нас появилось из-за того, что не решаются вопросы, связанные с правами человека, не обращают внимание на них. Когда только этот институт появился, то, не имея зарплат, грантов и других условий, эти смелые люди занимались только защитой прав человека.

Поэтому акыйкатчи должны становиться люди, которые на себе испытали борьбу за права человека, которые лично занимались этим. Если бы там работали знающие свое дело люди, то мы не пришли к сегодняшней ситуации. Сегодня этот институт возглавляет чекист, завтра бывший прокурор, а потом придет генерал милиции и что будет? Сегодня мы видим, что акыйкатчи не выражает свою позицию по тем или иным связанным с нарушением прав человека событиям в стране …

«Азаттык»: Токон мырза, во время обсуждения вашего отчета о работе за год в Жогорку Кенеше звучала критика, что Институт омбудсмена превратился в подконтрольный власти орган. Что скажете на это?

Токон Мамытов.
Токон Мамытов.

Токон Мамытов: Меня многие критикуют, называя «человеком власти». Но я хочу сказать, что, во-первых, я сын и патриот своей страны, который защищает на международном уровне интересы кыргызского государства.

Во-вторых, чекист - это не какое-то чудовище, не надо видеть в нем террориста. Чекист – это человек, который защищает безопасность страны. Некоторые думают, что чекисты – это какие-то вредители. В свое время, известный правозащитник, академик Андрей Сахаров говорил, что «благодаря своей элитарности именно КГБ оказался почти единственной силой, не затронутой коррупцией». Со вчерашнего дня, говоря, что, мол, я назвал Казакбаева коллегой-чекистом, раздувают из мухи слона. Все знают из истории, что лучшие чекисты получались из дипломатов. Он был министром. Если был коллегой, конечно, я буду называть его так. Если уж на то пошло, то и журналисты родственны чекистам. Потому что все они – дипломаты, чекисты и журналисты – работают с информацией.

Как Институт омбудсмена мы проявляем ко всем одинаковое отношение. По поводу политиков, которые сейчас находятся под стражей, иногда делают различные заявления. Я лично встречался с каждым политиком, бывшим премьер-министром, выслушал их просьбы, некоторые из них уже вышли из заключения. На основании этих жалоб мы обращаемся в государственные органы, суды.

Динара Ошурахунова: Институт акыйкатчи должен быть открытым для общества органом. Работу чекистов и дипломатов смешивать не надо, это разные деятельности. Токон Мамытович должен больше работать с правозащитниками. Хорошо, если бы он, не стесняясь, спрашивал о том, чего не знает, обсуждал. Тогда и появится доверие.

«Азаттык»: Сапар мырза, вы в общем говорите о недостатках омбудсмена в сфере защиты прав человека, а есть какие-то конкретные факты?

Сапар Аргымбаев: К примеру, в Балыкчи гражданин по фамилии Кайыпов уже 2,5 года незаконно содержится в колонии-поселении. Мы еще в марте 2019 года обращались по этому поводу к акыйкатчи. Токон Мамытович поручил это дело областному представительству Института омбудсмена. Они съездили туда, расспросили о ситуации и уехали. С тех пор тишина, никаких новостей нет. Хотя в этой истории откровенно нарушается законодательство.

Токон Мамытов: Да, действительно, такое обращение было, я передал его представителю нашего института в регионе. Но этот человек, оказывается, написал, что претензий не имеет. Я и в парламенте отчитывался по этому факту. Но я еще раз уточню детали этой истории…

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG