Ссылки для упрощенного доступа

24 Октябрь 2018, Бишкекское время 10:58

Светлана Назаренко: Самое лучшее еще будет сделано, а иначе зачем жить


Светлана Назаренко

Как один из исполнителей саундтрека к мюзиклу Светлана Назаренко приехала в Бишкек на премьеру «Дарак ыры» («Песнь древа»). Об исполнении песен на кыргызском, музыкальных вкусах в стране и своей единственной родине солистка группы «Город 312» рассказывает в бишкекской студии «Азаттыка».

«Азаттык»: Вы исполнили песню к фильму «Дарак ыры», который на днях выходит в прокат. Сложно вам далось кыргызоязычное пение?

Назаренко: У меня ведь такой опыт работы был уже. Есть и известные песни - та же «Сен менин», которая долгое время считалась хитом. Я очень рада, что она была и есть в моей творческой жизни. Мне только пришлось попросить Жылдыз Осмоналиеву, чтобы она помогла вспомнить то самое произношение, которое ставил мой учитель Рафаэль Сарлыков. Как только уловишь его, то уже буквально со второго дубля получается очень естественно.

«Азаттык»: Расскажите о мюзикле. Что мы увидим на экранах?

Назаренко: У тех, кто занимался художественной стороной этой картины, получилась необыкновенная вещь. Они сделали не тот мюзикл, который мы привыкли понимать и видеть. Не будет «Ла-Ла Ленда» или «Mamma Mia!». Будет совершенно понятный, сделанный под наш менталитет, правильно увязанный с кыргызскими традициями и народом наш особенный мюзикл. Будет все: и грустное, и веселое, и праздничное, и яркое.

«Азаттык»: Если говорить о музыке в целом, кто для вас является знаковым исполнителем на кыргызской эстраде?

Назаренко: Я не настолько хорошо знаю нынешнюю кыргызскую эстраду, не говоря уже о других направлениях. Я не имею права судить в общем, но считаю так: хорошо, что она у нас есть вообще. Хорошо, что у людей есть желание творить. Хорошо, что люди сочиняют что-то. Хорошо, что они это показывают. А вот насколько это нужно или нет – народ это сам выберет. Другое дело, что о воспитании публики и ее культурном уровне должны в первую очередь думать СМИ. Если каждый день гонять что-то не очень качественное, то, конечно, народ к этому привыкнет и поймет, что это нормально.

«Азаттык»: Что можно сказать о вкусе наших слушателей? Можно ли назвать его дурным?

Назаренко: Когда мы ездили на конкурсы всесоюзные, все знали, что человек из Киргизии отличается почти что на подкорке прописанной музыкой в стиле джаз-рок и фанк. Нашим музыкантам казалось, что мы приближены где-то к афроамериканцам, что нам надо покачать, нам надо синкопа. Я не знаю, почему. Джаз опять-таки здесь всегда любили. Или что-то прифанкованное, приджазованное. У нас, в общем, очень неплохие музыканты здесь.

Мне будет грустно узнать, что здесь, как и в российской музыке, предпочтение отдают максимум ритм-энд-блюз, и, как правило, рэп-музыке. На мой взгляд, это скудно. Надо все-таки, чтобы разнообразие было. Если Кыргызстан остался до сих пор верен фанку, джаз-року и джазу, я скажу: «Молодец, Кыргызстан!».

«Азаттык»: Обязателен для песни этнический мотив, чтобы она стала популярной?

Назаренко: Можно народную песню угробить современными прибамбасами. И наоборот – постараться ввести эстраду в этнику и сделать ее вообще неудобоваримой. Все зависит от того, кто это делает, как это делает, каков его профессиональный уровень и, главное, вкус. Это то, что не воспитаешь в себе – оно есть или его нет.

«Азаттык»: Вы – почетный гражданин Бишкека. Каким находите город с каждым вашим приездом?

Назаренко: Я очень расстраиваюсь, когда вижу, что с каждым днем на наших улицах идет засилье безвкусной рекламы. Аляпистой, в китайском торговом стиле - я не могу даже этого объяснить. У нас сам по себе такой город красивый. Мне кажется, должен существовать некий худсовет, который бы следил – утверждал вывески и рекламные плакаты - хотя бы за фасадной линией улиц. Это ведь говорит о вкусе людей, живущих в этом городе.

«Азаттык»: Если подумать, расцвет вашего творчества и самореализации так или иначе связан с Россией. Почему для вас так важна связь с Кыргызстаном?

Назаренко: Периоды разные. Я бы не сказала, что в России произошел особенный, единственный и важный расцвет. Во-первых, как любой творческий человек я надеюсь, что он впереди, что самое лучшее еще будет сделано. Иначе зачем жить? Во-вторых, я здесь родилась. Основное человеческое, что должно было зародиться или установиться во мне, происходило именно на этой земле. Уехала я в 31 год. Говорить, что я должна ассоциировать себя в плане родины с другой страной, наверное, смешно. У меня менталитет все-таки больше бишкекский. Поверьте, меня больше не устраивают какие-то вещи в том образе жизни, чем в кыргызском. Я к нашей жизни привыкла. Я знаю, как люди у нас друг с другом общаются.

У людей в Кыргызстане есть одна важная вещь – по крайней мере, я говорю о том времени, когда я здесь постоянно жила: если человек давал слово, человек обязательно старался его выполнить. Считалось, что в противном случае завтра же большая часть Бишкека будет знать о его необязательности. К сожалению, в тех больших городах, куда я сейчас попадаю, люди особо за словами не следят. Я всегда это ценила. Мне всегда казалось, что только у нас все нормально, и люди здесь хорошие. Мне бы очень не хотелось, чтобы в Бишкеке и в наших людях это исчезло.

«Азаттык»: Наша диаспора в Москве – на какие группы она делится, и к какой вы себя больше относите?

Назаренко: Я могу честно сказать: ни с одной из диаспор я себя не ассоциирую. В принципе это неправильно. Нас не так много, чтобы еще и делиться. Я вообще про Кыргызстан так считаю. Не такая огромная у нас страна, чтоб мы могли делиться на кланы, места проживания, области и так далее. Особенно в то время, которое сейчас происходит, в которое мы живем. Нам надо быть настолько сплоченными, нам надо настолько смотреть в одну сторону, чтобы смочь подтолкнуть Кыргызстан к хорошему. Кто бы что ни говорил, ребята, я – наша, кыргызстанская.

«Азаттык»: Спасибо за интервью!

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG