Ссылки для упрощенного доступа

25 июня 2021, Бишкекское время 10:28

Детям-трасгендерам трудно интегрироваться в общество. Часть II


Как складывается ситуация с оказанием комплексной медицинской поддержки трансгендерам в Кыргызстане? Об этом мы говорили с главврачом Детской психиатрической больницы в селе Ивановке Ысык-Атинского района Гульнарой Абдиевой.

– Конечно, раньше были случаи, когда врачи неправильно относились к трансгендерам. В последующие годы в результате работы с организацией «Лабрис» была поставлена на рельсы работа с врачами-специалистами, внимание которых было обращено на трансгендеров, их родителей и родственников, а также проведение разъяснительной работы. Им предоставляется помощь психологов, психиатров, психотерапевтов.

Как ранее сообщалось, трансгендеры не нуждаются в медицинской помощи, им достаточно морально-психологической поддержки, потому что они физически здоровые люди.

Как правило, трансгендеры до определенного момента не понимают свою гендерную идентичность, поэтому боятся других людей и испытывают психологические страдания.

Вот как описывает свое психологическое состояние одна из подростков – трансгендеров Жанна Нурак кызы (ранее ее звали Нурлан):

– Родные братья и игравшие со мной мальчики насмехались надо мной и называли девочкой. Я терпела все это. Сложнее всего было моей маме, которая произвела меня на этот свет. В семье было три старших брата, мне с самого начала хотелось быть девочкой, но в свидетельстве о рождении было написано – мальчик. Мама даже поседела, защищая меня. В нашем доме все игрушки были для мальчиков, я плакала и буквально заставляла маму покупать мне куклы. А после того, как они поотрывали головы моим куклам и сожгли мои игрушки, я стала их ненавидеть.

Никто кроме мамы не хотел меня понимать. В итоге они с отцом развелись. Мне пришлось перевестись в другую школу, потому что в прежней школе дети насмехались надо мной, а моим братьям было стыдно за меня, и они меня часто били.

После того, как мама решила перевести меня в другую школу, испортились отношения и с отцом. «Ты сама испортила ребенка», - говорил отец и бил мать. В общем, я была между ними и не знала, что делать. Я часто говорила маме, чтобы они не ругались из-за меня, но ей часто приходилось жертвовать собой ради меня.

После того, как я жила в доме дедушки и училась, пришлось переводиться в одну из городских школ, потому что мне было сложно выдержать давление детей из старой школы...

Наша героиня Жанна Нурак кызы вместе с мамой обошли многих психологов и гинекологов, но они обращали внимание только на наличие у ребенка внешних половых признаков - не более.

«Они говорили только о внешних половых признаках, А кто я на самом деле, насколько мне было больно жить с этим?! Все объясняли маме: ваш ребенок самый обычный мальчик. Из-за этого между мамой и мной росло непонимание. «​Сынок, прекращай капризы»»​, - говорила мама, поверившая врачам.

В итоге мне не хотелось причинять маме боль. По ее желанию мне пришлось снова вернуться в образ мальчика, но надолго меня не хватило. После того, как я нашла друзей в Интернете и чувствовала себя среди них своей, я повела маму к ним. Она стала общаться с их родителями, маме стало легче, спокойнее. Только после того, как она с ними поговорила и познакомилась, она дала мне полную свободу. К сожалению, не все родители понимали трансгендеров, некоторым приходилось убегать из дома и расставаться с родителями.

Мама Жанны Канымгуль рассказывает, что очень сложно донести до общества проблемы трансгендеров. По ее словам, даже журналисты, которые являются достаточно просвещенной прослойкой общества, во время освещения темы трансгендеров пишут о них как о чем-то шокирующем. Поэтому в обществе растет негативное мнение. По ее словам, более того, религиозные деятели во главе с Чубаком Жалиловым через СМИ распространяют информацию о том, что трансгендеры - это чуть ли не дьяволы во плоти:

– Я удивилась, когда Чубак Жалилов говорил о том, что в Кыргызстане есть люди, которые распространяют «гнусные европейские тенденции» – союзы женщин с женщинами и мужчин с мужчинами. Дорогой, у нас нет проблемы заключения браков мужчин с мужчинами. Из-за того, что в обществе открыто не говорят о таких, по вашему мнению, опасных вещах и что они остаются в тени, сколько подростков совершает самоубийство!

Если как религиозный деятель он изучил бы, откуда пришло понятие о суициде и как его остановить, то сколько он хорошего сделал бы! Кто же хочет сам наложить на себя руки?! Мы, взрослые, толкаем подростков на совершение суицида.

Изучающие явление суицида специалисты не обращают должного внимания на проблему трансгендеров. Как мать я видела стольких подростков, которые рассказывают о том, что вынуждены покидать семьи, боятся родителей и сверстников, а некоторые идут на суицид. Конечно, это редкость, когда мальчик хочет стать девочкой и наоборот. Но даже об этих редких случаях в нашей жизни многие не знают. А если что-то такое случается, то говорят, что эти негативные явления распространяет Запад.

Это происходит не по прихоти и желанию человеческого дитя! Что делать подросткам, если им свыше предначертано быть такими, если они рождены такими? Всю жизь испытывать такие душевные муки?!

Если его не понимают родители, одноклассники в школе или учителя, что ему остается делать, как не свести счеты с такой жизнью?! Во время обсуждения темы суицидов на «Азаттыке» говорят же, что школьник покончил жизнь самоубийством и никому ничего не сказал. Но ничего не бывает без причины. А если они хотят сказать о причине, то боятся быть осмеянными. Мы же не знаем, что этих бедных детей унижают, как насмехаются над ними, издеваются, оказывают давление, а они не выдерживают и гибнут буквально поодиночке!

Если общество не обратит внимание на эту проблему, то суициды среди несовершеннолетних не прекратятся. Только если некоторые, сильные духом, такие, как моя дочь, стремятся выжить, то другие, послабее, не выживут. Но всем им приходится очень трудно. К примеру, моей дочери Жанне сейчас 21 год, ей сложно найти работу. Потому что в паспорте написано – мальчик, а внешне она ничем не отличается от девушки. Даже если она идет устраиваться на работу и выглядит как девушка, то в паспорте ведь написано, что она мужского пола.

Она не смогла и поступить в высшее учебное заведение. Моя дочь боится учиться и работать, потому что при регистрации паспорта студенты и другие могут узнать о ее половой принадлежности. Поэтому я всегда боюсь за жизнь дочери. Ведь сколько она получала от своих же ровесников за то, что похожа на девушку?!

Специалисты отмечают, что ситуация действительно сложная. Дело в том, что при замене документов в первую очередь не решался вопрос о предоставлении медицинского заключения, что также отмечали и представители трансгендерного сообщества во время нашего исследования. Многие из них не могут устроиться на работу. Вот что говорит главврач Детской психиатрической больницы Гульнара Абдиева:

Гульнара Абдиева
Гульнара Абдиева

– Трансгендеры, молодые люди, должны обратиться в Республиканский центр психического здоровья с заявлением и пройти врачебную консультативную комиссию. По итогам заседания комиссии и вынесения заключения о диагнозе нужно идти в ЗАГС для смены документов и получить там все соответствующие бумаги.

Только на основании этих документов трансгендеры получают право на гормональное лечение. Представитель трансгедерного сообщества может сам зарегистрировать пол и данные, то есть может понять паспорт. В этом случае будет легче устроиться на работу и поступить в высшее учебное заведение.

К сожалению, ранее информация не была широко распространена среди общественности, поэтому молодые трансгендеры испытывали трудности, но сейчас многие об этом знают через организацию «Лабрис». Несмотря на это, возможно, еще много тех, которые не знают, как к нам обратиться…

Первый наш герой - Максат Кайратов - рассказывает, что проблема трансгендеров касается всего человечества. По его словам, этот феномен зафиксирован и в истории ислама, но сегодня многое скрывают и не говорят об этом открыто:

– С того момента, как я узнал, что мой сын принадлежит к трансгендерам, мне пришлось поинтересоваться историей и ознакомиться с многими материалами. Я подумал, что нельзя в спешке реагировать на решение моего ребенка, в свидетельстве о рождении которого написано дочь, но стать он хочет мальчиком. Потому что некоторые по молодости могут натворить всякого. Но я сделал анализ поведения моего сына и, действительно, с самого детства он вел себя, как мальчик.

Приходившие домой родственники говорили: ваша дочь - совсем как мальчик. Мы с его покойной матерью тогда смеялись над этим. Потом сын сам стал говорить: «Каждый раз, когда вы говорили, что я мальчик, я внутри радовался. Иногда, когда вы с мамой просили меня быть более женственной, я гордился, что веду себя как мальчик».

Получается, что мой сын с самого начала, с бессознательного еще возраста чувствовал себя мальчиком. Как я могу этому противиться?! Разве смогу пойти против природы? Мы часто видим, как в вопросах воспитания превалирует эгоистичное отношение к детям. Поэтому важно уметь перешагнуть через свое эго и дать право выбора детям. В этой связи я дал своему сыну право выбрать свой путь. Потому что, будь он мальчиком или девочкой, мне все же важнее, чтобы он стал человеком и был здоров.

Сагынбек Жумашев

Смотреть комментарии (1)

Не допускаются комментарии, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань. Просьба следовать правилам форума.
"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG