Ссылки для упрощенного доступа

23 июня 2024, Бишкекское время 20:26

Оппонирование наказуемо? В Кыргызстане все больше женщин арестовывают по «политическим» статьям


Активистка и бывший депутат Асия Сасыкбаева отправлена под стражу в 71-летнем возрасте
Активистка и бывший депутат Асия Сасыкбаева отправлена под стражу в 71-летнем возрасте

Среди растущего числа людей, которым в Кыргызстане предъявляют обвинения в попытке «насильственного свержения власти», есть как известные женщины-лидеры, так и гораздо менее знаменитые активистки. Критики называют аресты попыткой подавить любого рода оппозицию.

В октябре прошлого года в Кыргызстане более двух десятков человек, включая шесть женщин-активисток, были заключены под стражу в ходе политических репрессий, нацеленных на подавление инакомыслия. Это стало поворотным моментом в истории правления президента Садыра Жапарова.

Задержанные провели за решёткой от трех до восьми месяцев. Их отпустили под домашний арест — в ожидании приговора по итогам закрытого судебного процесса по делу о заговоре с целью «свержения власти». Именно на такой формулировке настаивает Жапаров.

Проведенные в октябре 2022 года рейды стали крупнейшими мерами против противников правительства с момента революции 2010 года, в результате которой был свергнут второй президент Кыргызстана Курманбек Бакиев — один из трёх президентов, ушедших с поста не по своей воле за три бурные десятилетия независимости страны.

Однако тюремное заключение женщин-активисток — это прецедент. Возможно, его могла бы посчитать неприемлемым даже более жесткая администрация Бакиева.

Но администрация Жапарова и глава государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Камчыбек Ташиев, похоже, думают иначе.

Президент Кыргызстана Садыр Жапаров (справа) и глава ГКНБ Камчыбек Ташиев
Президент Кыргызстана Садыр Жапаров (справа) и глава ГКНБ Камчыбек Ташиев

Ранее в этом месяце власти проигнорировали новые возмущения в обществе, заключив под стражу двух жительниц Джалал-Абадской области Кыргызстана - 70-летнюю женщину и 44-летнюю мать-одиночку, которым вменяют серьезные обвинения.

Лейла Назгуль Сейитбек, председатель базирующейся в Вене некоммерческой организации «Свобода для Евразии», которая специализируется на Центральной Азии, утверждает, что тенденция, скорее всего, сохранится, учитывая решимость нынешних правителей Кыргызстана подавить все формы политического активизма. Этот активизм, по ее словам, «часто имеет женское лицо» в стране.

«В своей собственной политической борьбе в прошлом, когда они были в оппозиции, Жапаров и Ташиев часто полагались на женщин-активисток, — говорит Сейитбек в интервью Азаттыку. — Они прекрасно знают, что их активность может быть очень эффективной с точки зрения критики властей в публичном пространстве и организации мирных акций протеста. Поэтому они считают их реальной угрозой своей власти».

ВОДОХРАНИЛИЩЕ И ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ

Аресты по очевидным политическим мотивам — сложившаяся традиция в Кыргызстане, где репрессии против оппозиции и процветающая коррупция подпитывают политическую нестабильность.

Тем не менее, несмотря на все это, Кыргызстан сохраняет репутацию единственной страны Центральной Азии, где до сих пор существует политический плюрализм и гражданское общество.

Нынешний режим считает этот факт скорее помехой, чем достижением, и прошлогодние аресты стали наглядной демонстрацией новых ограничений для политической оппозиции.

Более 25 человек были арестованы, когда правительство без лишнего шума пыталось заключить историческое соглашение о границе с Узбекистаном.

Однако известие о том, что соседняя страна получит землю под Кемпирабадским водохранилищем на юге Кыргызстана, превратило соглашение в злободневный политический вопрос, вызвав череду протестов в обществе.

В Бишкеке активисты и оппозиционные политики создали «Комитет по защите Кемпир-Абада».

Вскоре после этого члены нового комитета, собравшиеся в итальянском ресторане в Бишкеке, оказались за решеткой и столкнулись с обвинениями в подготовке государственного переворота.

Бывшая судья Конституционного суда и лидер НПО Клара Сооронкулова
Бывшая судья Конституционного суда и лидер НПО Клара Сооронкулова

«Какой дурак будет говорить о государственном перевороте в ресторане, в общественном месте?» — вопрошает Клара Сооронкулова, бывшая судья Конституционного суда и лидер НПО, в комментарии Азаттыку.

Сооронкулова была одной из нескольких женщин, отправленных за решетку после этой встречи и освобождённых под залог в апреле этого года.

Рита Карасартова, профессиональная правозащитница и бывшая кандидатка в президенты, находилась за решеткой еще дольше — до конца июня.

В беседе с Азаттыком в преддверии годовщины арестов по Кемпирабадскому делу Карасартова сказала, что черпала силы в мужестве своей соседки по камере Асии Сасыкбаевой, которой на момент ареста был 71 год.

Активистка и бывший депутат Сасыкбаева проводила время в тюрьме, готовя салаты для других заключенных и обучая их русскому языку.

Она даже помогла осужденной по ошибке 24-летней женщине освободиться из тюрьмы.

«Я подумала, как я могу жаловаться на своё здоровье, когда [Сасыкбаева] так хорошо держится?» — сказала Карасартова.

Карасартова добавила, что восемь месяцев под стражей придали ей сил для того, чтобы выдержать любой приговор, который может быть оглашен после завершения закрытого судебного процесса по делу о госперевороте.

«Раньше у нас были опасения по поводу того, каково это — быть арестантом. Сейчас я бы не сказала, что мы смелые, но мы перестали бояться тюрьмы», — говорит активистка, обещающая, что она «не закроет рот».

ПРИ ПРИНЯТИИ НОВОГО ЗАКОНА ЧИСЛО ПРЕСЛЕДУЕМЫХ УВЕЛИЧИТСЯ

В некотором смысле недавние аресты двух женщин на юге Кыргызстана связаны с конфликтом вокруг Кемпирабадского водохранилища.

Молодая женщина, мать-одиночка Чыныгуль Шеркулова, до сих пор находится под стражей.

Но общество более потряс именно арест пенсионерки Салии Таштановой, которую 17 октября наконец-то освободили после более чем недельного пребывания за решеткой.

«В Кыргызстане прежде не арестовывали пожилых женщин», — сказала в интервью Азаттыку Динара Ошурахунова, давний лидер гражданского общества из Бишкека.

И Шеркуловой, и Таштановой предъявлены обвинения в публичных призывах к насильственному захвату власти.

Салия Тастанова (слева) и Чыныгуль Шеркулова обвиняются в призывах к насильственному свержению власти
Салия Тастанова (слева) и Чыныгуль Шеркулова обвиняются в призывах к насильственному свержению власти

Основанием для обвинения Таштановой стал ее пост в социальных сетях, адресованный Ташиеву, в котором она выразила недовольство несправедливостью и ростом цен.

Однако известно, что пенсионерка также участвовала в одном из первых митингов против передачи Узбекистану земель Кемпир-Абада.

А пост она опубликовала вскоре после того, как в сентябре по обвинению в государственной измене был арестован депутат Адахан Мадумаров, глава оппозиционной партии «Бутун Кыргызстан».

Хотя дело Мадумарова связано с его деятельностью на посту государственного чиновника более 10 лет назад, серьезное давление на политика началось только после того, как в прошлом году он стал членом злополучного «Комитета защиты Кемпир-Абада».

Он также является, пожалуй, самым популярным оппозиционным политиком, оставшимся в стране после того, как другие, задержанные под различными предлогами, отошли от политики в течение нескольких месяцев после прихода к власти Жапарова и Ташиева в результате народных волнений в 2020 году.

Шеркулова, в свою очередь, является зарегистрированным членом и координатором партии «Бутун Кыргызстан» в Джалал-Абадской области.

Ее адвокат Токтосун Жоробеков сообщил Азаттыку, что подзащитная обвиняется в распространении слухов о передаче Таджикистану участка земли в ходе переговоров о демаркации границы с этой страной. Эти слухи ГКНБ посчитал нужным опровергнуть в заявлении, опубликованном в начале месяца.

«Я прочитал обвинение. Там ничего нет, — сказал Жоробеков. — Ее просто обвинили и постановили арестовать».

Лейла Назгуль Сейитбек из некоммерческой организации «Свобода для Евразии» сообщила Азаттыку, что в настоящее время ее группа отслеживает около 70 случаев политического давления на граждан в Кыргызстане и по крайней мере в 20 из них фигурируют женщины.

Более того, по словам Сейитбек, после принятия парламентом Кыргызстана 25 октября закона, резко ужесточающего ограничения на деятельность финансируемых из-за рубежа НПО (проект о «иностранных представителях» парламент одобрил в первом чтении, многие видят в документе сходство с российским законом об иноагентах), «число жертв, вероятно, увеличится».

«И, скорее всего, среди этих жертв снова будет много женщин, поскольку в секторе НПО подавляющее большинство руководителей — женщины», — прогнозирует Сейитбек.

XS
SM
MD
LG