Ссылки для упрощенного доступа

19 Сентябрь 2019, Бишкекское время 10:11

Бурильщик два года пытается получить компенсацию за производственную травму


Иллюстративное фото.

По данным Госинспекции труда, в Кыргызстане стали чаще происходить травмы на производстве, при этом работодатели отказываются выплачивать компенсацию.

Бурильщик​ Магар Алиев, работавший на ГЭС в городе Кара-Куле компании «Кыргыз кесип суу курулуш», частично лишился зрения. Уже два года он пытается получить компенсацию, вместе с супругой обращался в различные инстанции, даже прибыл в столицу для этого. Госинспекция труда выявила, что на производстве не соблюдались нормы безопасности. Но компания обратилась в суд, чтобы отменить решения Госинспекции труда и органов по социальной защите, которые заключили, что Алиев получил травму на работе. Хозяин «Кыргыз кесип суу курулуш» Зайырбек Сарсеитов опроверг выдвинутые против компании обвинения, заявив, что рабочий стал инвалидом из-за давнего заболевания глаз, а потому компенсация ему не положена.

История рабочего, который лишился зрения

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы от 21 мая 2018 года, Магар Алиев, бурильщик компании «Кыргыз кесип суу курулуш» в городе Кара-Куле, 26 августа 2017 года получил травму глаза, когда в селе Жазы-Кечуу во время бурения из-под земли ударила вода, и разлетевшимися камнями и песком окатило рабочих. После получения первой медицинской помощи он потом долгое время лечился в Бишкеке, Москве и Алмате. Но лечение не помогло, и в апреле 2018 года он лишился глаза. Судебно-медицинская экспертиза определила, что его здоровью был нанесен тяжкий вред, и что травма получена на производстве. На основании этого Магар Алиев получил инвалидность I группы и был зарегистрирован в органах социальной защиты. Магар Алиев отметил, что компания «Кыргыз кесип суу курулуш», где он работал, никак не помогала ему при лечении, и что руководство не любит выплачивать компенсации работникам, пострадавшим на производстве:

Магар Алиев.
Магар Алиев.

«Как только я получил травму и не смог работать, они сразу отвернулись от меня. Человек нужен компании только, когда он здоров и работает. А если ты потерял здоровье, то ты им уже не нужен. Я не первый оказался в такой ситуации. Ежегодно происходит 5-6 случаев, когда кто-то травмируется во время работы. Кто-то ломает руки, ноги, или получает другую травму. Но в нашем предприятии нет такого, чтобы оплатить лечение этим пострадавшим, сохранить им заработную плату. До меня один из работников погиб под экскаватором. Трое его детей остались сиротами. Но его семье не была оказана никакая помощь. В Бозумчаке другой работник сломал ногу. Но и ему ничего не выплатили».

Кто-то заинтересован в шантаже?

Зайырбек Сарсеитов, основной акционер ОАО «Кыргыз кесип суу курулуш», которое занимается строительством и ремонтом ГЭС в городе Кара-Куле, считает, что бывший работник Магар Алиев стал инвалидом по зрению два года назад не из-за производственной травмы. Он считает, что Алиев и его супруга специально шантажируют компанию, чтобы получить крупную сумму денег:

«У него и раньше, оказывается, были проблемы со зрением, болели глаза. Потом он выдумал историю о том, что во время бурения ему в глаз попал песок, и теперь просто шантажирует нас. Его супруга тоже подключилась и жалуется, куда только можно. Если действительно он пострадал на производстве, мы выплатили бы ему компенсацию. В данном случае они просто шантажируют нас. Мы тоже люди. Разве мы отказались бы выплачивать компенсацию, если он реально получил во время работы такую травму? Если тогда в глаз ему попал песок, почему он сразу не пошел в больницу и не начал лечиться? У компании нет лишних денег, чтобы платить каждому, кто приходит через какое-то время и плачется. Где мы возьмем эти средства? Сейчас в компании и вакансий для наемного персонала нет. В производстве каждая копейка на счету. У нас работает более 500 человек. Во время производства кто ломает ногу, кто - руку. В таких случаях, исходя из возможностей, мы выплачиваем компенсацию за полученную травму».

Между тем Марина Алиева, супруга Магара Алиева, который частично лишился зрения, уже 1,5 года не может добиться результата в деле защиты трудовых прав своего мужа. Потому что согласно Трудовому кодексу КР, в случае если подтверждено, что работник получил травму на производстве, то этому человеку выплачивается определенная часть его заработной платы за 10 лет, которая рассчитывается, исходя из степени потери им трудоспособности.

Два года обивает пороги

Марина Алиева пожаловалась, что обращалась в различные инстанции, но так и не смогла добиться того, чтобы проверили хозяев крупной компании в Кара-Куле:

Марина Алиева.
Марина Алиева.

«Их сейчас никто не может проверить или не хочет проверять. Это очень богатый и влиятельный человек, который никого и ничего не боится. Я обращалась четыре раза в Генпрокуратуру и три раза в аппарат президента. Но без толку, ничего не изменилось. Только раз вроде были какие-то подвижки, когда я обратилась в аппарат президента. За получением каждого документа приходится ездить в Бишкек. А потом 3-4 месяца, иногда по полгода ждем ответа. В каждый наш приезд мы обивали пороги аппарата президента, финполиции, Генпрокуратуры. Когда мы в этот раз пришли в Генпрокуратуру, к нам вышел какой-то сотрудник по фамилии Жээнбеков и накричал на нас, мол, зачем вы опять пришли, надоели уже! Я разозлилась и сказала: «Мы к вам пришли не в гости, не чай пить, а за помощью».

Судебно-медицинская экспертиза выявила, что Магар Алиев из-за полученной травмы утратил 65% трудоспособности.

Прокурор, который живет в особняке бизнесмена

С тех пор Марина Алиева и ее муж, которого водит за руку, побывали во всех инстанциях. Так как компания, где работал ее муж, отказалась признавать, что он стал инвалидом из-за полученной на производстве травмы, и заявила, что компенсация выплачиваться не будет. В их заявлении указано, что государственные органы во главе с прокуратурой не обращают внимания на их проблему. Правозащитница Анара Дооталиева считает, что местные государственные структуры находятся в зависимости от семейства Сарсеитовых, которые владеют компанией:

«Прокурор города Кара-Куля почти два года ничего не предпринимает по этому вопросу. Как оказалось, он живет в особняке этого бизнесмена. Местное отделение финпола также располагается в здании, которое принадлежит Сарсеитовым. И как можно после этого ожидать, что руководители этих госорганов примут меры в отношении данного семейства и начнут их проверять? В таких случаях кто поможет простому народу? Поэтому дело Магара Алиева, который получил травму на производстве, и не сдвигается с места. Так как соответствующие госорганы зависимы от этого предпринимателя. Они не могут выступить против него и произвести проверку».

Бывший генеральный директор «Кыргыз кесип суу курулуш» Ислан Сарсеитов – сын Зайырбека Сарсеитова, который владеет 68% акций этого акционерного общества. Ислан Сарсеитов в 2016 году избрался в Жогорку Кенеш депутатом по списку партии «Кыргызстан», но потом сдал свой мандат и был назначен генеральным директором ОАО «Электрические станции». Компания «Кыргыз кесип суу курулуш», которая уже несколько раз меняла свое название, специализируется на строительстве и ремонте ГЭС.

Компания, выигрывающая миллионные тендеры

В базах Министерства юстиции и Портала государственных закупок есть данные, что эта компания за 2017-2018 годы освоила 152 млн сомов из бюджета и заплатила более 8 миллионов сомов налогов. Компания представила справку о том, что заработная плата Магара Алиева составляла всего 2,5 тысячи сомов в месяц. Но, по словам самого работника, он получал ежемесячно более 25 тысяч сомов.

Правозащитница Анара Дооталиева отметила, что компания, которая выигрывает крупные государственные тендеры, отказывается выплатить бывшему работнику незначительную по размеру компенсацию:

Анара Дооталиева.
Анара Дооталиева.

«Хозяева компании совсем потеряли стыд. Можно было не мучать так человека, выплатить ему эту компенсацию? Сын его стал депутатом. Сейчас возглавляет «Электрические станции». Эта компания участвовала во многих государственных тендерах и выигрывала их. На одном только объекте стоимость работ по бурению и выводу воды на поверхность превышает миллион сомов. И поражает, что они настолько жадны, что не хотят выплатить небольшую сумму человеку, который пострадал на их производстве. Более того, они еще и в суд подают, мол, оценка потери трудоспособности была неверной. И отказываются в связи с этим выплачивать 50% от суммы его зарплаты за 10 лет. И суд этот длится уже полгода. Сами подали иск, но на заседания не приходят».

По данным исследований местных информационных агентств, ОАО «Кыргыз кесип суу курулуш» в 2009-2010 годы вошел в 20-ку крупнейших компаний Кыргызстана, заняв шестую строчку. Дело в том, что в те годы эта компания принимала участие в таких крупных проектах, как строительство ГЭС «Камбар-Ата-2», а также выигрывала тендеры на ремонт других ГЭС.

Олигарх, отказывающийся признать свое влияние

Но основной акционер этой компании Зайырбек Сарсеитов отверг домыслы о своем влиянии на правоохранительные органы в городах Кара-Куле и Бишкеке, но подтвердил, что и прокурор, и территориальное подразделение финпола занимают недвижимость, которая записана на его дочь:

«Мы сейчас никакие тендеры не выигрываем. У нас работа начинается, если стартуют проекты строительства ГЭС. Но сейчас ведь такие объекты не возводятся. Я не избегаю уплаты налогов. В прошлом месяце мы заплатили 12 млн сомов. И почему правоохранительные органы должны меня бояться? Если я действительно нарушил закон, они сразу прибежали бы. Чего им меня бояться, они вон даже Атамбаеву уже грозят. Если заметили твою вину, сейчас никого не жалеют. В городе Кара-Куле есть дом моей дочери. Сама она уехала в Бишкек. Прокурор города живет в этом доме. Он платит арендную плату и живет там. Раньше в этом доме проживал начальник местного РОВД. После того, как он съехал, дом снял прокурор. Из финпола тоже сами пришли и попросили предоставить им в аренду другое здание. Поэтому мы дали им в пользование здание, которое пустовало. А мы, что, не имеем права сдавать недвижимость в аренду? Если они арендуют наши объекты, то что - сразу стали зависимыми от нас?».

Заключение Госинспекции труда

Кстати, Государственная инспекция труда на основании заявления пострадавшего изучила условия на его рабочем месте и пришла к заключению, что на производстве не соблюдались нормы техники безопасности. В связи с этим был сделан вывод, что «травма бурильщика Магара Алиева получена на производстве». Представитель инспекции Чолпонбек Мадияров говорит, что окончательную точку в этом деле теперь поставит только суд:

«Мы вынесли заключение, что инвалид I группы Магар Алиев потерял 50% своей трудоспособности. Наши инспекторы проверили все и выявили, что во время работы он не пользовался защитными очками. Как выяснилось, очки им выдавались только один раз – в 2012 году. И с тех пор защитные элементы униформы вроде очков им не выдавались. Поэтому мы вынесли решение, что его травма связана с производством. Сейчас это дело рассматривается в Бишкекском межрайонном суде. Только суд поставит точку в это деле».

По данным Госинспекции труда в последние годы участились случаи нарушения работодателями трудовых прав граждан. Особенно часты случаи отказа выплаты компенсаций за полученную работниками на производстве травму. И как стало известно, таких историй много, когда пострадавшие годами не могут получить компенсацию и вынуждены обращаться по этому поводу в суд.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG