Ссылки для упрощенного доступа

24 Октябрь 2017, Бишкекское время 17:15

В интервью "Азаттыку" докторант The University of Exeter Асель Доолоткельдиева поделилась своим видением развития политической ситуации.

"Азаттык": Асель, скажите, пожалуйста, Вас, как политолога, что-то настораживает в последних событиях, связанных со сменой правительства Кыргызстана?

Доолоткельдиева: Так и есть, потому что непонятно, что вообще произошло в Кыргызстане за последние десять дней. Возьмем развал коалиции и уход Омурбека Бабанова. Для меня неубедительно звучат официальные версии по развалу коалиции. Были озвучены две версии со стороны фракций "Ата Мекен", "Ар-Намыс" и некоторых отдельных политиков. Первая версия гласит, что велась упорная и длительная борьба с коррупцией, под раздачу которой попал и сам глава правительства Бабанов. Возможно, такая борьба велась. Вспомним нашумевшие дела по радиоактивному углю и "Кыргызнефтегазу". Но по "Кыргызнефтегазу" около 90 депутатов из 120 посчитали, что нет основательных доказательств. Сегодня же мы видим, что те многие из тех депутатов, которые воздержались тогда, сейчас проголосовали за развал коалиции. Я хочу сказать, что борьба с коррупцией конъюнктурная. Когда нужно они могут защитить "своих", когда не нужно, можно развалить и коалицию.

По второй версии, Бабанова обвиняют в экономическом коллапсе. Хотя
Кыргызстан находится в экономическом кризисе уже долгое время,
ситуация усугубилась после 7 апреля 2010 года, рейдерских захватов, и
трагических июньских событий на юге Кыргызстана. Поэтому критика за развал экономики звучит популистской, еще и потому что состав прежнего правительства по большей части сохранился, но ведь за экономику ответственен весь кабмин.

"Азаттык": Почему обществу важно объяснять логику принятия решений?

Доолоткельдиева: За эти дни я наблюдала шквал звонков на прямые
телевизионные и радио эфиры, были разрозненные пресс-конференции
различных групп, были митинги. На мой взгляд, это показатель того,
что общество не удовлетворено существующими официальными версиями, его не убедили позиции "Ар-Намыса" и "Ата Мекена" и оно не готово читать между строк и додумывать за политиков. Эпоха, когда решения принимались "темными силами" , лишь одним президентом или его окружением, прошла. Тогда решения принимались закрыто, а население просто информировали о них в лучшем случае. Но мы достигли точку невозврата. Произошла конституционная реформа, развитие парламентаризма и создалось пространство для гражданского общества. С 2010 года гражданское общество в Кыргызстане укрепилось и под гражданским обществом я подразумеваю не НПО, а гражданские свободы волеизъявления. Обществу нужны не только дискуссия и обмен информацией, кроме этого оно требует, чтобы с ним считались. Более того, когда утверждаются кандидатуры на важные посты, нужно считаться с "народными критериями", а не только с критериями, подходящими властной партии. Они просты: это хозяйственная хватка, всеобщее уважение и безупречная репутация кандидатов. И если не считаться с этими критериями, то, конечно, будет возникать напряжение в обществе. На самом деле, общество сделало шаг вперед, но старое поколение
политиков, как балласт, живет мышлением прошлого века.

"Азаттык": И что вы видите при формировании нового правительства, на чем основываются те или иные решения, когда выдвигаются кандидаты в
министры?


Доолоткельдиева: Не буду указывать на очевидное, говоря о том, что как забегали все в коридорах Белого дома в эти дни. Феликс Кулов, например, заявил, что надо дать дорогу новым политикам и молодым, но я этого не увидела на деле. Есть другой, более фундаментальный момент. При формировании новой коалиции, СДПК, "Ата-Мекен" и "Ар-Намыс" объявили успех их союза в разделении общего видения. Если СДПК оставила своих членов правительства, "Ар-Намыс" почти всех обновила, а "Ата-Мекен" частично, в чем заключается их единение? Уже на первоначальном этапе становления коалиции и правительства они не могут прийти к общему пониманию ситуации и не могут сформировать единую и эффективную команду. Кстати, очень раздражает, что политики взяли в привычку брать славные добрые кыргызские слова ("Ырыс алды - ынтымак", "Биримдик") и тем самым извращая их смысл до такой степени, что в последующем эти
понятия вызывают только сарказм и раздражение у людей.

"Азаттык": И все же, на что сейчас опираются депутаты при принятии решения по поводу того или иного кандидата?

Доолоткельдиева: Если посмотреть на состав правительства, то можно увидеть профессионалов, как Джоомарт Оторбаев, новый министр финансов Ольга Лаврова тоже известна в своих кругах. Но есть многие другие, по которым непонятно, почему они попали в правительство. В этой связи очень удивляет позиция "Ата Мекена". Если фракцию так коробила коррумпированность Бабанова, то почему фракция дала согласие на вступление в коалицию "Республики", закрепила ее и стала с ним работать. До конца неизученная история отношений Бабанова с Айдаром Акаевым и Максимом Бакиевым была известна и до формирования коалиции. И если Бабанов так коррумпирован, означает ли это, что Жанторо Сактыбалдиев, новый премьер, безупречен в этом плане? Своей поддержкой Сатыбалдиева "Ата Мекен" предлагает нам новые критерии коррупционности, чистоты и этики? Именно так, получается, обществу надо расценивать их посыл.

"Азаттык": Вы так защищаете Бабанова...

Доолоткельдиева: Я его не защищаю, и точно также я не питаю личной неприязни к Омурбеку Текебаеву. Дело не в личностях. Я говорю о тех правилах, которые мы установили в 2010 году, и за эти правила была пролита кровь. И эти правила политической борьбы сегодня попираются. Позиция председателя "Ата Мекена" непонятная и неоднозначная, я говорила об этом выше. Риск такого поведения очень большой - может произойти обесценивание Конституции, автором которой является сам Текебаев.

"Азаттык": Что значит "обесценивание Конституции"?

Доолоткельдиева: Когда я по своим исследованиям езжу в регионы страны, еще с прошлого года часты были лозунги о том, что нам нужна "сильная президентская рука". И это не только так называемые южные кланы, которые ставят под вопрос так называемую "северную" Конституцию. Такое слышно и в Таласе, и в Нарыне и на Иссык-Куле. И то, что и депутаты, и президент, и правительство так аморально подходят к вопросам эффективности работы парламента и правительства, еще больше обесценивает Конституцию. И если развалится и эта новая коалиция, вопрос будет стоять очень остро: насколько коалиционное правительство жизнеспособно?

"Азаттык": Многие задавались вопросом по поводу молчания президента за этот период. Формально к его позиции не придерешься, но все более сильны
слухи, что "все решает президент".


Доолоткельдиева: Я начну издалека, если позволите. Смысл Конституции состояла не только в том, чтобы трансформировать уличные конфликты в дискуссии в стенах парламента. Была еще цель сделать процесс принятия решений прозрачным и понятным. Молчание президента - большой удар по этим двум вещам. Повторюсь, что с 2010 года мы достигли определенной степени
прозрачности политической системы. Пусть эта была больше политическая возня, но мы могли наблюдать за ней. Насчёт прозрачности принятия решений, тоже были достижения: система абсорбировала в себя многих политических действующих лиц, даже самых маргинальных. В результате чего появилось очень много возможностей. Хотя система стала менее стабильной и трудно прогнозируемой, но - более динамичной, не болотистой, живой. Это означало, что риск умышленной монополизации власти уменьшился. Вода была мутной, но не было только двух или трех политиков, которые как раньше могли управлять обществом.
И теперь снова усиленно муссируются слухи, что около президента
Алмазбека Атамбаева, который придерживается выжидательной позиции, существуют группировки, которые делают ставки на кандидатов. Идет ли речь об умышленном продуманном плане или все же система подвержена неожиданностям и сюрпризам? Ведь правительство Бабанова само не ожидало такого быстрого исхода. Если "генплан" по сосредоточению власти в одних руках существует, то общество сегодня на это живо реагирует. Если по истечению двух лет все таки случилась "СДПКизация", есть риск монополизации власти.

"Азаттык": Можете объяснить, как себя должен был вести президент во время развала коалиции?

Доолоткельдиева: Сегодня президент закрыт и даже его окружение сплошь "темные лошадки". За прошедший год его президентства он не проявил себя как арбитр или идейный лидер. Он ведет себя больше как внешний дипломат. С другой стороны, у президента есть четко очерченные полномочия. Он - главнокомандующий, за ним - внешняя политика, и ответственность за
судебную реформу. При этом он имеет право созвать парламент по
жизненно важным вопросам. За этот год произошло много таких событий, где он мог воспользоваться этим правом и дать свою оценку. Настораживает, что его активность совпадает только с зарубежными поездками. Мы не увидели сильной позиции президента по убийству пограничником пяти человек. Это необычное происшествие. В других странах, это событие равносильно национальной трагедии, требующей осмысления и сильнейшей моральной поддержки населению со стороны главы государства.

"Азаттык": Вы затронули тему о праве президента созвать парламент. В связи с этим возник вопрос об ответственности парламента. Есть ли механизмы для того, чтобы "наказать" парламент?

Доолоткельдиева: Во-первых, сам парламент очень малоэффективен. Это видно даже на примере комиссий. Много комиссий, которые противоречат друг другу, госкомиссиям и национальным интересам. Сегодня есть механизмы, через которые можно "наказать" правительство за неэффективность, в случае же
с парламентом ситуация показывает, что их нет.

"Азаттык": И последний вопрос. Каков посыл от нового правительства и Жанторо Сатыбалдиева?

Доолоткельдиева: Сатыбалдиев уже признает, что некоторые министры не будут его слушаться. А зачем идти в правительство без сплоченной команды? У Бабанова были эти же проблемы, получается, что Жанторо Сатыбалдиев уже идет по стопам Бабанова.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG