Ссылки для упрощенного доступа

8 мая 2021, Бишкекское время 14:15

Вечный покой. В тесноте да в обиде. Часть II


Юго-западное кладбище в Бишкеке

Миллионный Бишкек с новостройками столкнулся с острой нехваткой кладбищ и необходимостью поиска новых территорий для захоронений.

«Могильные деньги»

На кладбище мы встретили молодого человека, который представился Саламатом. На вид ему 35 лет. У него недавно умер отчим, и теперь он в поиске последнего пристанища для человека, который воспитал его и поставил на ноги.

Так как его отчим был христианином, он заплатил в муниципальное предприятие 3 358 сомов. Там ему сказали, что больше он ничего не должен. Но, люди обслуживающие кладбище, попросили дать еще две тысячи сомов могильщикам.

Саламат смог заплатить только тысячу сомов, попросив у кладбищенских работников скидку. Но те ответили, что в доле и другие лица:

– Они же сейчас эту тысячу и заберут. Завтра отдашь остальные деньги.

Саламат договорился, и, когда он уехал домой, мы решили поговорить с парнем, копавшим могилу для отца Саламата. Он поведал, что участки тут продаются:

– Мусульманскую могилу мы копаем за одну или две тысячи сомов, но участки под них они продают за 15-17 тысяч сомов.

– А почему христианские так не продают?

– Я же вам показывал. Они стоят по 18-19 тысяч сомов.

– А куда уходят эти деньги?

– В карман.

Он также добавил, что порой участки продавали за 1 000 долларов, и не исключил, что к этому могут быть причастны представители криминального мира. Но, как вы понимаете, такие факты очень сложно перепроверить и доказать. Когда в следующий визит мы его попросили рассказать все, что он знает и видел, парень отказался, боясь за свою безопасность.

Юго-западное кладбище в Оше
Юго-западное кладбище в Оше

Хотя место выделяется бесплатно за рытье могилы помимо официально заявленной суммы в 4 400 сомов, нужно заплатить еще 1000-2000 сомов. Если в среднем в год на этом кладбище находят упокой 1500-2000 человек, не сложно подсчитать, какие деньги крутятся здесь.

В чей карман они уходят сказать и легко, и сложно одновременно. Легко, потому что ясно кому они достаются, а сложно потому, что доказать надо. Никто не признается открыто, что от безысходности дал сверх нормы.

Руслан Бачиев, сторож Юго-западного кладбища категорически опроверг предположения, что люди платят сверх заявленной суммы за место здесь:

– Нет, не верно. Цену на землю повышают айыл окмоту. Например, они берут от 10 до 20 тысяч. У нас не так, потому что мы подконтрольны мэрии.

– Нам одна женщина рассказала, что за место на этом кладбище у нее попросили 15 тысяч сомов, поэтому она вынуждена была похоронить дочь в другом месте.

– Нет, такого не было. Ко мне же приходят с заказом-нарядом. На основании его я выделяю место.

– Цены различаются в зависимости от расположения участков?

– Везде одна цена. Кладбище делится только на христианские и мусульманские части.

– Здешние работники на окладе сидят?

– Да, они получают заработную плату.

– Каким образом?

– Мы же упомянули 4 400 сомов. Оплата услуги как раз в этой сумме: и рытье могилы, и погребение. Включены все коэффициенты. Сумма делится, и люди получают зарплату.

В Бишкекской городской службе ритуальных услуг при мэрии тоже опровергли обвинения в том, что на погостах продаются участки и некие лица извлекают из этого выгоду.

В прошлом году на декабрьской сессии Бишкекского городского кенеша некоторые депутаты говорили о продаже участков на столичных кладбищах. Народные избранники предположили, что этим занимаются агентства ритуальных услуг.

Мы связались с одним из ведущих таких агентств «Рамадант», выдав себя за клиентов. В телефонном разговоре его сотрудник заявил, что клиенты сами должны договариваться с администрацией кладбищ, а они оказывают только ритуальные услуги. В «Черном лотосе» попросили ту сумму, которую обозначила мэрия.

Депутат Бишкекского городского Кенеша Валентина Лисниченко в интервью «Азаттыку» сказала, что они создали специальную комиссию для расследования ситуации на кладбищах и выяснения влиятельных лиц, стоящих за спекуляцией.

Этот вопрос на сессии подняла я, потому, что мои избиратели не раз говорили, что на столичных кладбищах продаются земельные участки. Городской кенеш решил разобраться в этом и создал специальную депутатскую комиссию.

Соседство с Байтиком за 20 тысяч

Кладбище в Байтике
Кладбище в Байтике
Из-за острой нехватки места на столичных кладбищах бишкекчане стали хоронить на погостах в окрестностях столицы: в Маевке, Байтике, Кара-Жыгаче и Ново-Павловке. Но там, почуяв рыночную конъюктуру, моментально взвинтили цены. Чтобы убедиться, так ли это на самом деле, мы направились в село Байтик Аламединского района.

Местные власти разделили кладбище, расположенное на холмах, на городскую и сельскую части. Глава Байтикской сельской управы Максат Абдразаков подтвердил, что сельчанам они предоставляют места бесплатно, а горожанам – по 20 тысяч сомов:

– Горожане стремятся хоронить своих близких здесь, во-первых, из-за нехватки участков на кладбищах города, во-вторых, потому, что считают земли Байтика священными. Местные могут бесплатно хоронить, а вот горожанам придется заплатить 20 тысяч сомов. Такое решение приняли местные депутаты из-за наплыва приезжих и стремительного уменьшения свободной территории. А о стоимости рытья могилы нужно договариваться с работниками кладбища.

Глава айыл окмоту отметил, что порой люди пытаются выбить место на кладбище через высокопоставленных чиновников.

Затем мы поехали в Маевку, чтобы ознакомиться с ситуацией на другом погосте. Николай Аникеев, кладбищенский сторож, сообщил, что мест достаточно, но горожанам все равно продаются:

– Из всех ближайших сел у нас самые низкие цены. Если в других местах требуют 12-15 тысяч сомов, у нас – восемь тысяч. Кроме этого, есть льготы для ветеранов войны. Съездите в Ленинское, Ново-Покровку или Военно-Антоновку. Там все по 15 тысяч сомов.

Три года назад участок на местном кладбище стоил не больше пяти тысяч сомов. О причинах резкого роста цены мы спросили налогового инспектора Маевской сельской управы Светлану Штенке:

– Так решили местные депутаты. Извините, если мы впустим городских, а наши сельчане завтра где будут хоронить своих близких? Что мы им скажем: «Идите туда где по 10-15 тысяч»? Все полученные деньги мы направляем на нужды местного сообщества. Например, вот песком засыпали зимние дороги.

(Окончание следует)

AI

XS
SM
MD
LG