Ссылки для упрощенного доступа

19 апреля 2021, Бишкекское время 21:08

Вечный покой. В тесноте да в обиде. Часть III


Юго-западное кладбище в Бишкеке

Миллионный Бишкек с новостройками столкнулся с острой нехваткой кладбищ и необходимостью поиска новых территорий для захоронений.

(Первую и вторую часть можно прочитать здесь и здесь)

Нужно кладбище

Для устранения нехватки мест для погребений планируется освоить 80 гектаров в селе Гроздь, что в 30 километрах от Бишкека. Так постановили столичные депутаты в декабре прошлого года, теперь дело за правительством.

Но даже это выделение земли снимет вопрос с повестки дня только на 30 лет. Так есть ли альтернативные пути решения «кладбищенских» проблем Бишкека, чье население увеличивается не по годам, а по месяцам?

По словам муфтия Кыргызстана Чубака-ажи Жалилова, согласно мусульманской традиции землю через 25 лет после погребения там можно снова использовать:

Проблему легко решить, надо только обратиться к шариату. На всем земном шаре нет места, где бы не был раньше мазар. Даже то, где мы сейчас с вами находимся, было мазаром. Иначе говоря, по прошествии 25 лет, за которые тело превратилось в прах, можно снова использовать землю. Сад посадить или же открыть новое кладбище. Приходится так поступать.

Но если всерьез задуматься о повторном использовании старых кладбищ, понимаешь, что существенной проблемой являются намогильные памятники.

Отказавшийся назвать свое имя владелец одной из мастерских по изготовлению памятников, расположенной в Чон-Арыке, рассказал, что некоторые клиенты заказывают надгробия с расчетом на тысячу лет:

– По-моему, памятник из габбро – гранита высокой плотности – может стоять до тысячи лет. Это очень крепкий камень. Другие виды гранита могут выстоять до 500-600 лет, а мрамор – приблизительно 200-300 лет. Памятник из цементированных мраморных крошек после 20-35 лет начнет разрушаться.

Как вы относитесь к крематориям?

Есть и те, что предлагают радикальные пути решения проблемы. К примеру, кремировать тела. Один из сторонников такой идеи – журналист Жаныбек Жанызак:

– Кремация – самый оптимальный выход. Например, в Нью-Йорке, Лондоне и Париже ее применяют, а иначе нельзя. Если ты такой крутой, тогда заплати за каждый квадратный метр, а нет – так сжигай!

Инициатива о строительстве крематория впервые озвучивалась в Бишкеке еще накануне развала Советского Союза. Был разработан проект, но все уперлось в финансы. Общественный деятель Дастан Сарыгулов считает, что и сейчас не поздно сделать это:

– Я хорошо знаю тех, кто искал финансирование на строительства крематория. Это было двадцать лет назад. Давно нужно было решить этот вопрос. Крематории – это мировой опыт. Города с населением, превышающим миллион человек, не могут хоронить в земле. Ее не хватает. Строительство крематория не противоречит традициям наших предков, потому, что когда-то в древности наши предки сжигали покойников.

Но кремация противоречит нормам шариата. Запрещена она и в православии, считающемся второй крупной конфессией в Кыргызстане. Говорит глава Бишкекской и Кыргызской епархии, епископ Феодосий:

– Православная церковь такие явления не поддерживает. Но кремация возможна в некоторых случаях, если нет другого выхода. Но только в особых случаях.

В ряде стран мира действуют специальные законы о кладбищах и похоронных обрядах. Например, в России эти вопросы регулирует федеральный закон. В Эстонии согласно вступившему с нового года в силу закону, территории кладбищ через 75 лет можно снова использовать.

В Кыргызстане такого специального документа нет. Только согласно закону о местном самоуправлении в редакции от 15 июля 2011 года контроль кладбищ и организация ритуальных услуг возложены на местные органы власти. С тех пор каждая сельская управа вольна решать проблему, как ей вздумается. Разнобой цен на погостах объясняется этим.

Поэтому некоторые заявляют о необходимости закона. Одна из них – доктор философских наук Умут Асанова:

– Первым делом мне бы хотелось обратиться к нашим депутатам. Надо побыстрей обсудить и решить этот вопрос. Нужно принять единый закон и по ему работать. Хотелось бы пожелать, чтобы люди избавлялись от обывательского мировоззрения. Ведь самое главное – поминать покойного молитвами. Не обязательно ставить памятники. А если мы и дальше будем заставлять землю помпезными надгробиями, скоро жить станет негде.

Николай Парамонов, специалист Национального агентства по делам местного самоуправления в интервью «Азаттыку» сказал, что вопросы, связанные с городскими кладбищами, регулируются инструкцией, разработанной министерством коммунального хозяйства в 1980 году. В ней говорится, что спустя как минимум 50 лет на основании вердикта специалистов санитарно-эпидемиологической службы можно снова использовать погосты.

Также в инструкции четко указано, что жилые дома нужно возводить не ближе 500 метров к кладбищу, и расстояние это определяется с учетом направления ветра и особенностей почвы. А места захоронений, на которых мы побывали, подступают к самому городу, и даже соседствуют с жилищами.

Словом, мало того, что в Бишкеке и близлежащих районах негде строить, так теперь еще возрастает дефицит территорий для погребения. А бизнес уже и в эту сферу проник, превратив каждый клочок земли в источник обогащения.

Как говорится, все там будем, так что назревает проблема, заставляющая задуматься и правительство, и местные власти, и каждого рядового кыргызстанца.

AI

XS
SM
MD
LG