Ссылки для упрощенного доступа

21 апреля 2021, Бишкекское время 11:57

ГКНБ: Мы стали побеждать коррупцию


Фото из архива.

Антикоррупционная служба Государственного комитета национальной безопасности КР отчиталась за свои первые сто дней работы.

Руководитель Антикоррупционной службы ГКНБ Бектен Сыдыгалиев заявил, что они будут бороться с коррупцией, невзирая на высокие должности, на место в обществе и политическую значимость лиц, уличенных в ней. Оппозиция расценивает эти попытки властей с одной стороны как битву с ветряными мельницами, с другой – как гонения на политических оппонентов.

За 100 дней своей работы Антикоррупционная служба возбудила 20 уголовных дел. Рассказывает руководитель вышеуказанной службы Бектен Сыдыгалиев:

– Если говорить об итогах нашей работы, то мы за это время возбудили 20 уголовных дел по фактам коррупции. Для сравнения: за весь прошлый год было возбуждено всего 40. В предстоящие 10 месяцев у нас есть возможность начать еще много дел.

Сыдыгалиев признался, что пока не возбуждено ни одного дела в отношении высокопоставленных чиновников. Это он объяснил сложностью сбора доказательств. Но, при этом, он подчеркнул, их деятельность проверяется:

– Насколько мы знаем, до этого создавались комитеты и службы, похожие на нашу. Но на тот момент не было политической воли довести до конца борьбу с коррупцией. Сейчас у нас полная поддержка президента и премьер-министра, чтобы довести эти дела до конца. Поэтому благодаря ей мы верим, что наша работа будет результативной.

Но представители оппозиции пессимистично смотрят на борьбу властей с коррупцией, называя ее «кампанейщиной». Оппозиционные лидеры придерживаются мнения, что ГКНБ использует ее в политических целях. Например, они акцентируют внимание на возобновлении уголовных дел в отношении некоторых членов оппозиционной парламентской фракции «Ата Журт».

Камчыбек Ташиев, ее лидер, которого подозревают в незаконном присвоении государственной собственности думает так:

– Все повторяется. Например, в отношении меня время от времени возбуждаются уголовные дела. Общественность прекрасно понимает, что власти, прикрываясь борьбой с коррупцией, пытаются оказать давление на своих политических оппонентов, заткнуть им рты. Если надо, они должны начать эту самую борьбу со своего окружения, а не с низов. Нужно освободить от занимаемых должностей пару-тройку министров, привлечь их к ответственности. Но вместо этого мы видим, что они арестовали малозначимых чиновников да возбудили уголовные дела против своих политических оппонентов.

Бектен Сыдыгалиев, руководитель Антикоррупционной службы категорически не согласен с такой оценкой их работы:

– Несомненно, попытки придать политическую окраску нашей работе постоянно предпринимаются. Поэтому я хочу еще раз отметить, что в нашей работы нет никакого политического интереса. Мы выполняем всего лишь те цели и задачи, которые поставил перед нами глава государства. Кем бы он ни был – политически влиятельным лицом или человеком, имеющим общественный вес – если он нарушит закон, мы примем соответствующие меры. По-другому нельзя.

Нет «неприкасаемых»

Ряд независимых экспертов отмечает, что тактически власть неправильно борется с коррупцией. Например, руководитель общественной организации «Эр айдоочу» Качкын Булатов считает, что власть должна была начать эту борьбу с очистки высшего эшелона:

– Скажите, а кто там сидит на государственной службе? Разве они будут бороться с самими собой? Вы в это верите? Через Баткен в Таджикистан активно идет контрабанда ГСМ. Почему? Потому, что за этим стоят определенные силы. Они не остановят этот поток. Все потому, что там свои люди. Кажется, что они работают по принципу, что эти антикоррупционные законы – для других, но не для них. Общественность хорошо знает, кто такие Бабанов, Сатыбалдиев и Шадиев. Если они говорят о борьбе с коррупцией, разве люди будут верить этому?

Алмазбек Атамбаев, вступая в должность президента обозначил одним из своих главных приоритетов искоренение этого явления. О том, что он не собирается отступать от своих решений, глава государства подчеркнул в своем недавнем интервью российскому радио «Эхо Москвы» во время официального визита в Россию:

– Став президентом, я первым делом создал Антикоррупционную службу, я предупредил всех высших чиновников, что отныне «неприкасаемых» нет. У нас к уголовной ответственности уже привлечены трое судей. Такого за 20 лет не было, только одна судья понесла уголовное наказание за то, что мужа отравила, убила. А больше никто, только штрафами отделывались. Уже в Кыргызстане высокопоставленные чиновники – в судах, прокуратурах, министры, депутаты, – начинают понимать, что отныне «неприкасаемых» не будет.

Кыргызстан в числе самых коррумпированных государств мира. Например, в исследовании Transparency International за 2011 год указано, что Кыргызстан находится на 166 строчке среди 182 стран мира, между Гвинеей, Йеменом и Камбоджей.

AI

XS
SM
MD
LG