Ссылки для упрощенного доступа

26 Май 2018, Бишкекское время 02:40

«Реформу судов можно считать успешной, только когда ее почувствуют на себе простые граждане»


Курманбек Осмонов.

За последнюю неделю в Кыргызстане Генеральная прокуратура возбудила уголовные дела в отношении двух судей. Кроме того, в адрес Фемиды высказывается критика и по поводу освобождения и оправдания представителей организованных преступных группировок.

Бывший председатель Верховного суда и экс-депутат Курманбек Осмонов считает, что неправильно во всем винить только суды. Проблем много и не только в судебной системе, считает он. В интервью «Азаттыку» юрист рассказал о самых насущных проблемах судов и о том, почему реформа, о которой говорят уже много лет, остается только на бумаге.

«Азаттык»: МВД часто сетует на то, что его сотрудники задерживают преступников, а суды потом их отпускают. Последний случай с досрочным освобождением члена ОПГ тоже вызвал резонанс и критику в адрес судов. Действительно ли все зависит от судов?

Осмонов: В таких случаях виноваты все ветви власти. Подобные дела называют материалами по представлению. Суд их рассматривает по представлению учреждений исполнения наказаний. Суд не выносит такие решения самостоятельно, посчитав, что кого-то можно освободить. Кроме того дела по материалам по представлению рассматриваются в присутствии прокурора, по его заключению. Суд сначала устанавливает, есть законные основания для освобождения или нет. Если основания есть, суд принимает решение удовлетворить представление, а если нет - то нет.

В обществе же часто высказывается мнение, что судьи сами выпускают на свободу преступников, освобождают их досрочно, сокращают им сроки или заменяют наказание. Конечно, суды должны тщательно изучать законность своих решений. Но в этом случае дело рассматривалось по представлению Госслужбы исполнения наказаний, с участием прокурора. Да, возможно, возможно, суд в чем-то виноват. Но нельзя возлагать всю вину на судей.

«Азаттык»: Какую роль суды играют в деле борьбы с ОПГ?

Осмонов: Роль судов в этом процессе очень важна. Суд – это отдельная ветвь власти. Но вопрос в реформе. О ней уже давно говорят. В чем заключаются основные цели реформы? Для кого она проводится? Кому она должна принести пользу? Надо задаться этими вопросами. Над этими вопросами думают профессионалы. Если спросить у государственных чиновников о реформе, они ответят, что она проводится, что зарплаты судей выросли в 2,3 или 4 раза, что улучшаются условия их работы, они обеспечиваются компьютерами, что они сделали все электронным.

Но о реформе надо спрашивать на улице, у простого народа - задать вопрос о том, почувствовали ли граждане реформу на себе. Если простые граждане отвечают утвердительно, суды вовремя и справедливо рассматривают дела, рассматривают их в порядке, предусмотренном законом, не нарушают сроков, выносят справедливые решения, восстанавливают нарушенные права - тогда можно говорить, что реформа идет. Но реформа сама по себе не происходит. Чтобы ее реализовать, надо вносить изменения во все процессуальные законы.

«Азаттык»: Это значит, что реформу судов надо начинать в Жогорку Кенеше?

Осмонов: Около 80% законопроектов вносит правительство. Депутатов, инициирующих законопроекты, мало. Комитеты Жогорку Кенеша должны тщательно рассмотреть законопроекты и дать профессиональную выкладку. Как будет на практике работать закон? Решение должно приниматься после того, как будут получены ответы на такие вопросы. Это очень трудная работа. Но сейчас необходимые меры проводятся вперемешку с популистскими. Это касается процесса законотворчества и другой работы по реформе.

«Азаттык»: А сейчас есть правовая основа для реформы? Или она есть, но не работает?

Осмонов: Не работает. Нет профессионального подхода к вопросу о том, какую реформу и в каком направлении проводить. Надо анализировать, как будут работать законы, как они отразятся на простых гражданах. А принимать законы, регулирующие работу судей, изменяющие порядок отбора, избрания и назначения судей – это не реформа. Но это называют реформой.

«Азаттык»: В Кыргызстане нередко прокуратура возбуждает уголовные дела против самих судей, некоторые лишаются своего статуса, даже получают сроки. Почему так происходит? Как в систему попадают нечистые на руку судьи?

Осмонов: Заранее никто не может гарантировать, что судья в будущем не нарушит закон. Если при избрании или назначении таких признаков нет, а позже, начав работать, судья нарушает закон – это один вопрос. Оценка профпригодности, знаний и компетентности в процессе отбора – это тоже отдельный вопрос. Но сейчас, честно говоря, есть недовольство деятельностью Совета по отбору судей. Судей должны отбирать только профессиональные судьи. Раньше при Верховном суде была квалификационная комиссия. Там работали опытные люди. Они принимали экзамены на первом этапе. А до этого они обучали. После прохождения экзаменов и до начала работы судьи проходили дополнительное обучение, посещали курсы. Но сейчас царит беспорядок.

«Азаттык»: Но если некоторые судьи берут взятки, выносят незаконные решения, значит, существуют проблемы и в самой системе?

Осмонов: Мы получили независимость, встали на демократический путь, многие законы изменились. Многие законы, которые были при Советском Союзе, основанные на континентальной правовой системе, уничтожены. Если не будет процессуального порядка, будь то уголовный или гражданский процесс, внесение изменений в законы под видом реформ не принесет никаких результатов.

Приведу один пример: раньше в уголовных процессах существовала стадия предания суду. Это означает, что когда дело поступало в суд, устанавливалось, подсудно ли дело этому суду, законно или незаконно возбуждено уголовное дело, правильно ли проводились следственные мероприятия, верно ли избрана мера пресечения, правильно поставлены претензии или нет. На этой стадии выяснялась законность проведенных процессуальных мероприятий. После этого суд на своем распорядительном заседании выносил решение о том, что такой-то должен быть предан суду по такой-то статье. И только после этого суд приступал к рассмотрению дела по существу.

А сейчас? Начиная с первой инстанции и до Верховного суда, подаются ходатайства об изменении меры пресечения. Пока рассматриваются ходатайства, основное дело простаивает. А человек сидит в СИЗО, время идет. Поэтому дела рассматриваются многие месяцы или даже годы. Раньше все эти моменты рассматривались на распорядительном заседании. Если мероприятия были проведены неправильно, дело судом не рассматривалось и возвращалось следствию.

«Азаттык»: Но это только одна проблема…

Осмонов: Таких примеров масса. Многие процессуальные меры, проверенные сотнями лет, из Гражданско-процессуального и Уголовно-процессуального кодексов были исключены. Они не касались независимости судов. Исключены основные принципы процессуального рассмотрения дел, направленные на соблюдение прав человека. Поэтому и происходит беспорядок.

  • 16x9 Image

    Болот Колбаев

    Выпускник кыргызско-турецкого университета "Манас". Работал в ведущих кыргызстанских информационных агентствах.

    E-mail: bolotbek.kolbaev@gmail.com

    Twitter: @bkolbaev

XS
SM
MD
LG