Ссылки для упрощенного доступа

4 августа 2020, Бишкекское время 19:45

COVID-19 в Кыргызстане: врачи остаются в зоне риска


Медицинский работник одной из больниц в Москве. Иллюстративное фото.

На 70-м году жизни вследствие заражения СOVID-19 скончалась врач-ординатор медицинской службы МВД по городу Ошу и Ошской области Жамал Тазабекова. Она стала третьим работником системы здравоохранения КР, умершим от этой болезни. Дочь и коллеги рассказали о невосполнимой потере. Врачи выражают недовольство ненужными реформами, которые только развалили систему.

Родные и близкие 70-летней Жамал Тазабековой до сих пор не могут поверить в смерть матери троих детей, врача с 40-летним опытом. Дочь Умут со слезами на глазах рассказывает о том, каким человеком была ее мама:

- Мама очень любила свою профессию, сколько мы ни просили ее не работать, она хотела делиться своим многолетним опытом и знаниями. Продолжала работать и заразилась сама. Моя мама лечила многих, начиная от простого солдата и заканчивая генералами. Она была очень опытным врачом и никому не отказывала в помощи.

Когда заболела, она как будто чувствовала, что её скоро не станет. Моя старшая сестра была рядом с ней, и мама сделала нам видеозвонок, как оказалось, чтобы увидеть нас в последний раз. 30 июня её сердце остановилось. Сначала я не поверила, подумала, может, это кома, но, к сожалению, это было не так.

Мама была сильным человеком, но победить эту болезнь не смогла. Она никогда не ставила себя на первый план, как-то она нарисовала карту желаний и на ней написала, что самое главное для неё – это счастье её детей. Она хотела, чтобы мы создали свои семьи, чтобы у неё были внуки. Мечтала побывать в Мекке или хотя бы совершить умру. Эта карта желаний висит до сих пор, но мамы уже нет.

Жамал Тазабекова с детьми.
Жамал Тазабекова с детьми.

«Мечта женить сына не сбылась»

Жамал Тазабекова работала в медцентре МВД по городу Ошу и Ошской области. Родилась в Иссык-Кульской области в селе Боконбаево Тонского района в 1949 году. У неё двое дочерей и сын.

22 июня её госпитализировали в Ошскую городскую больницу с коронавирусом. Инфекцию она получила на работе. Работавшая с ней с начала 90-х Эльмира Бердикулова рассказывает, что никогда не думала о том, что из-за коронавируса потеряет подругу, с которой пережила тяжелые дни, в том числе ошские события 2010 года:

- Для меня Жамал эже была учителем. С 1992 года, 28 лет, мы работали вместе. За эти годы я ни разу не слышала от неё плохого слова. Она всегда хотела всем помочь. Когда я только закончила учебу и стала работать здесь, она взяла меня под свое крыло и научила многому, ведь военная медицина многим отличается от гражданской.

В последний раз Жамал эже я видела 12 июня. Как обычно, она была на работе, моё дежурство заканчивалось, и я уходила в обсервацию. Тогда я спросила, почему бы ей не уйти на карантин, взять заслуженный отпуск и следить за своим здоровьем. Но она ответила, что будет работать дальше. Эже поздно стала матерью и очень любила своих детей, всегда нам говорила, что мечтает женить сына и увидеть внуков. К сожалению, ее мечта не сбылась.

Жамал Тазабекова исполняла обязанности военного врача не только во время ошских событий в 2010 году, но и во время баткенских событий в 1999 году. Она была удостоена многих государственных наград, а президент Сооронбай Жээнбеков присвоил ей звание заслуженного врача Кыргызстана.

Жамал Тазабекова и президент Сооронбай Жээнбеков.
Жамал Тазабекова и президент Сооронбай Жээнбеков.

Айгуль Ибраимова, проработавшая с Жамал Тазабековой в одном кабинете 14 лет, рассказывает, что несмотря на возраст она всегда была активной:

- Она была очень добрым и светлым человеком. Часто нам рассказывала, как её родителей репрессировали и выслали из Иссык-Кульской области. Она родилась там, но в детстве переехала в Баткен и окончила там школу. Много лет работала в Бишкеке, позже - в медцентре в Оше. В Ошской области ее знает каждый сотрудник правоохранительных органов. Все её уважали и любили. Она всегда следила за собой и не выглядела на свой возраст, чему мы всегда удивлялись. По утрам всегда делала зарядку, была очень активной.

В 2010 году я ушла на другую работу, а когда в 2014 году вернулась сюда, удивилась, что она ни капли за это время не изменилась. Мы проработали бок о бок более 10 лет, по утрам пили кофе, рассказывали друг другу о домашних делах, делились секретами, а потом целый день работали вместе. Она была очень жизнерадостной и заражала своим смехом. Теперь я буду скучать по этому ее смеху...

Жамал Тазабекова с дочерью.
Жамал Тазабекова с дочерью.

«Мы никуда не уйдем пока не вылечится последний пациент»

За время распространения коронавируса в Кыргызстане им заразились почти 700 медиков. 35% из них – врачи, остальные – средний медицинский персонал. За это время уже три врача скончались в результате болезни. Из-за нехватки медиков Министерство здравоохранения привлекает к работе добровольцев и даже тех, кто давно ушел на заслуженный отдых. Также приходится работать и тем врачам, у которых нет никакого опыта в лечении инфекционных болезней.

Открытое для пациентов с пневмонией отделение в Бишкекской клинической больнице №1 заполнилось за несколько часов. Его открыли для тех, у кого выявлена пневмония, но тесты на коронавирус дали отрицательный результат. В первый же день открытия отделения у входа в больницу возникли очереди из пациентов. Здание больницы превратилось в «красную зону».

Хирург-анестезиолог Кубаныч работает в этой «красной зоне» без перерывов. Он рассказывает, что на одного врача приходится более 20 больных, что с каждым часом ситуация обостряется:

- Больных всё больше и больше. На всех коек просто не хватает. Министерство нам говорит, чтобы мы госпитализировали только тех, у кого острые симптомы. Но с самого утра больные приезжают на своих машинах, стоят возле дверей. И те, у кого тяжелое состояние, и те, у кого легкое течение болезни просятся в больницу. Но мы принимаем только тех, у кого пневмония. Каждый врач занимается лечением около 20 пациентов. Конечно, лечить людей – наша обязанность, но очень хотелось бы попросить отнестись к нам с пониманием. Как мы можем положить всех, если не хватает мест? Но люди этого не понимают или не знают, среди них даже есть такие, кто применяет силу в отношении врачей. Мы очень устали, но уйти домой мы тоже не можем. Раз возникла в мире такая угроза, то мы будем работать, пока не выздоровеет последний пациент.

«Ненужные реформы развалили систему»

Эффективному лечению кыргызстанцев от коронавируса мешает и отсутствие инфраструктуры в больницах. По словам врачей, при наличии нормальных условий – отдельных душевых и туалетов в каждой палате – пациенты будут выздоравливать быстрее и контролировать распространение инфекции будет легче. Сейчас же больные вынуждены выходить из своих палат, ходить по коридорам, тем самым они могут заражать и врачей.

Врач Сокулукской районной больницы, хирург Эркинбек Осмоналиев находится в очаге борьбы с коронавирусом с января месяца. Он работал в обсервации, когда туда прибыли первые студенты из Уханя. Последние 3-4 дня он находится дома из-за болезни.

Он отмечает, что ненужные реформы на протяжении последних 30 лет привели к такой ситуации, что сейчас основной удар приходится на медицинских работников:

- Раньше на медицину и сферу образования не обращали абсолютно никакого внимания. Говорили об оптимизации и реформах, сокращали количество койко-мест в больницах. В итоге мы получили сегодняшнюю ситуацию. Нашу медицину превратили в поле для опытов, делали то, что говорят доноры. Но последнее положение дел показывает, что на медицине не нужно ставить опыты. Будет хорошо, если сейчас Министерство и власти задумаются об этом. Например, бывший министр Космосбек Чолпонбаев заявил об оптимизации лабораторий и упразднил районные лаборатории. Откуда были взяты деньги на этот проект, не понятно. В итоге лаборатории остались только в Бишкеке и Оше. Сейчас же негде проводить ПЦР-анализы. Вместо того, чтобы улучшать условия в районных лабораториях, закупать тест-системы и новое оборудование, их просто закрыли. Теперь же всех больных без соответствующих результатов анализов принимают в больницы, получается, что диагноз никому не ставится.

Однако в свое время в Министерстве здравоохранения эти перемены объясняли намерениями централизовать работу лабораторий. Специалист Минздрав Анара Ешходжаева ещё в 2018 году в интервью «Азаттыку» рассказывала, что все лаборатории в Центрах семейной медицины будут закрыты для того, чтобы создать необходимые условия в центральных лабораториях. Поэтому в ЦСМ стали заниматься только сбором анализов.

По данным за 2017 год, в Кыргызстане работали 16 тысяч врачей и 35 тысяч сотрудников среднего медперсонала. На 10 тысяч человек приходилось 22 врача. Однако в Джалал-Абадской, Таласской и Нарынской областях эти показатели еще ниже – 7 врачей на 10 тысяч человек.

NTy

Оригинал материала опубликован на кыргызском языке.

XS
SM
MD
LG