Ссылки для упрощенного доступа

17 Октябрь 2018, Бишкекское время 14:38

Бизнесмены, не поделившие имущество, ждут ответа суда


Верховный суд КР.

Пострадавшие в деле Алтынбека Ибраимова, известного в криминальном мире по кличке Алтуха, спорят с обвиняемыми, проходящими по процессу.

Близкие предпринимателя, который пострадал от действий Алтынбека Ибраимова и лишился своего дома, боятся, что Верховный суд КР может принять решение о досрочном освобождении подсудимого. Защитники же обвиняемых заявляют, что пострадавший бизнесмен сам замечен в мошенничестве.

В 2017 году районный суд оправдал Алтынбека Ибраимова и его подельника Тынчтыка Орозалиева. А Бишкекский городской суд приговорил их к 11 и 6 годам лишения свободы соответственно. Верховный суд КР будет рассматривать это дело сегодня, 30 января.

Специалисты считают, что вынесение двумя судебными инстанциями двух совершенно противоположных решений наводит на подозрения.

На прошлой неделе «Азаттык» писал о жительнице Бишкека Чинаре Турабакуновой, которая переживает, что активный член ОПГ Алтынбек Ибраимов «может досрочно оказаться на свободе». Она рассказала, что от действий «черных» во главе с Алтынбеком Ибраимовым пострадал ее супруг – предприниматель Руслан Матниязов, вынужденный отдать жилье за 80 тысяч долларов. По словам Чинары Турабакуновой, по данному факту вместе с Алтынбеком Ибраимовым был задержан его подельник Тынчтык Орозалиев, но Свердловский районный суд оправдал их, а Бишкекский городской суд приговорил первого к 11 годам заключения, а второго – к 6 годам. Боясь, что «Верховный суд может теперь выпустить их», женщина обратилась к властям страны.

Во время подготовки статьи «Азаттык» пытался связаться с партнером Руслана Матниязова по бизнесу - Аидой Каленовой, которая якобы и «сдала его черным», однако найти ее не удалось. После публикации материала на сайте, женщина сама пришла в редакцию и опровергла обнародованные про нее сведения, сказав, что Руслан Матниязов обманул ее на крупную сумму, чему свидетели друзья предпринимателя:

- Я знаю Руслана Матниязова с 2012 года. У него была фирма по продаже ГСМ, газа. Я оптом закупала ГСМ и перепродавала мелким предпринимателям на юге страны. В августе 2013 года, когда был дефицит ГСМ, и оптовая цена была 38 сомов за литр, он позвонил мне и, сказав, что есть ГСМ по 37 сомов за литр, предложил купить. После этого, купив у него две цистерны ГСМ, я начала плотно сотрудничать с ним. Поверив, что у него, действительно, есть дешевый ГСМ, в течение трех дней я перевела ему более 7 млн сомов.

В то время у Матниязова был офис на пересечении улиц Правды и Боконбаева в Бишкеке. Там сидели его помощник Бакыт и друг Нурмат. Все трое - свидетели, что я отнесла им деньги и оставила там. После передачи денег я отправила на Кантскую нефтебазу семь бензовозов. Но Матниязов каждый день, приводя отговорки, что, мол, завтра, послезавтра, очередь большая, потерпите, то, это, не отгружал товар. Машины простояли там 11 дней.

После этого я пошла в офис «Сибнефти» и спросила: «Почему не отгружаете ГСМ, если я заплатила?». Они сказали, что Матниязов оплатил только первые две цистерны, а за остальные 11 машин деньги не передавал. Во-вторых, по их словам, ГСМ у них никогда не стоил 37 сомов за литр, и оптовая цена была 37 сомов 80 тыйынов. Тогда я поняла, что Матниязов обманул меня. Он сначала продал мне ГСМ по дешевой цене, а остальные деньги потом положил себе в карман. Наш конфликт начался с этого.

Как добавила Аида Каленова, через полгода она обратилась в милицию. Но позже, по ее словам, когда в дело вмешался Алтынбек Ибраимов, она отозвала свое заявление, так как последний якобы защищал интересы Руслана Матниязова:

- Я по своим делам была в Баткенской области, когда мне позвонил Алтынбек (Ибраимов). Я знала его через бывшего мужа. Он мне сказал: «Матниязов, оказывается, должен тебе, но денег у него нет, есть недвижимость, может, возьмешь ее?». Вначале я отказалась, потребовав деньги. Как я слышала, после моего обращения в милицию Матниязов очень сильно испугался. Потому что следователь по этому делу пугал, что посадит его. И потом он начал искать наших общих знакомых и, видимо, нашел только Алтынбека. Потому что Алтынбек, позвонив мне, начал всячески защищать его, говорить «в жизни всякое бывает, пойми правильно» и так далее.

Я посоветовалась с юристами, знакомыми, которые сказали «пусть хоть картошкой, но забери долг». И тогда я согласилась взять его имущество. Алтынбек позвонил мне и сказал, что «если согласна взять имуществом, к тебе сейчас приедут». Они забрали меня из дома, повезли к незнакомому мне нотариусу. Сам Матниязов сказал, что этот дом записан на его приемную дочь, и попросил, мол, если она будет спрашивать, сказать, что «я взяла эту недвижимость не в уплату долга, а купила». Я согласилась, так как мне было все равно. Приехала какая-то молодая девушка, подписала документы. Так как я не могла получить доверенность на себя, они выписали ее на моего знакомого.

Позже это недостроенное здание у Аиды Каленовой выкупил знакомый Матниязова - Толкунбек Осмоналиев. Он рассказал, что был знаком с Матниязовым и что на этом месте должно было быть возведено многоэтажное здание типа гостиницы, но сейчас объект находится под арестом:

- Мы с Матниязовым из одного села. Но он учился в Балыкчи, вместе с Алтынбеком Ибраимовым, поэтому они хорошо знают друг друга. В 2011 году я подготовил проект гостиницы, которую должны были построить на этом спорном участке. Но не успели. Через год или два мне позвонила Чинара Турабакунова и попросила «выкупить это место». Я нашел двух человек – Мурата и Болота, они заключили соглашение. Но через год стало известно, что сделка не состоялась. Некоторое время спустя мне опять позвонила Чинара Турабакунова и уже попросила выкупить здание.

Тогда я предложил, чтобы его продали мне. Онаи сказала: «​Хорошо, посмотри участок»​. Я поехал туда и встретил человека, который сказал, что хозяевами участка являются они. На руках у него были документы. Я там же позвонил Матниязову, он сказал, что продал это здание втайне от жены, и попросил не рассказывать ей. Я тогда предложил этому парню, что «если согласны отдать в рассрочку, я куплю». Так мы и заключили соглашение на год. За год я построил дом, полностью выплатил долг. Заселил туда квартирантов. Сейчас там живет 20-30 семей. Но здание находится под арестом, поэтому я не могу до конца оформить документы. Если 30 января они проиграют суды, то здание перейдет к Чинаре Турабакуновой. Она сказала мне, что выгонит «всех, кто там живет».

«Азаттык» вновь связался с Чинарой Турабакуновой, но та заявила, что «заявления Аиды Каленовой и Толкунбека Осмоналиева бездоказательны». Женщина обвинила их в том, что «они пытаются избежать ответственности перед судом»:

- В ходе судебных разбирательств, они не смогли представить ни одного доказательства, ни одного свидетеля о том, что мой супруг задолжал им. Их слова ничем не подкреплены. Конечно, каждый будет защищать себя, чтобы не быть осужденным. По этому делу Каленова проходит как «заказчик». Алтуха в суде показал, что «был дружен с ее супругом, был на их стороне». Если он был бы на стороне моего супруга, они вот так отобрали бы дом? Алтуха отобрал наш дом, а Каленова переписала его на себя. Она может доказать, что мой супруг был должен ей? Где доказательства? Есть у нее счет в банке, расписка? Все это бездоказательные слова.

Например, вы же просто так, без документов не отдадите кому-то 68 тысяч долларов? Сейчас не то, что 68 тысяч, даже 1000 долларов никто просто так не дает. А Толкунбек выкупил этот дом у Каленовой и, не имея никаких разрешительных документов, построил дом. У него тоже есть свой интерес, поэтому они объединились и бегают. Он вчера вот только написал SMS о том, что «давайте мирно решим это дело». Я не стала отвечать. Если бы они не были виновны, разве так старались бы?

Дело это теперь рассмотрит Верховный суд КР, какое он вынесет решение, пока неизвестно. Как сообщала ранее пресс-секретарь Верховного суда, на заседании 30 января дело будет рассматриваться на основании заявления адвоката Тынчтыка Орозалиева.

Специалисты же по-разному оценивают то, что две судебные инстанции вынесли два разных решения по этому делу. Бывший председатель Верховного суда, экс-депутат Курманбек Осмонов отметил, что подобное в судебной практике встречается редко. Но при этом он признал, что и судебная практика сейчас стала хаотичной:

Курманбек Осмонов.
Курманбек Осмонов.

- Такой разницы, когда одна инстанция оправдывает, а другая приговаривает к 11 годам лишения свободы, не должно быть. Надо придерживаться устойчивой практики того, что совершение преступления в ходе следствия было доказано. Но в жизни встречаются и случаи, когда обвинение предъявляется незаконно, безосновательно. Или бывает такое, что когда имеются все доказательства, наоборот, безосновательно, незаконно оправдывают виновного. Сейчас судебная практика стала беспорядочной. Были инстанции Верховного суда, которые изучали, анализировали эту практику и приводили ее в порядок.

Бывший судья Конституционной палаты Клара Сооронкулова в свою очередь остановилась на проявлениях коррупции в судебных процессах:

Клара Сооронкулова.
Клара Сооронкулова.

- Например, если мы возьмем схему досрочного выхода на свободу Чингиза Жумагулова, известного в криминальном мире по кличке Доо (Дөө), то здесь изначально не было уделено внимание первым двум инстанциям. Они решили, что «когда дойдет до Верховного суда, там посмотрим». А там его и выпустили. Зачастую делается именно так. Здесь же, с Алтухой, делается по-другому. Сразу, в первой же инстанции его оправдывают. Но оправдательный приговор суда - это отрицательное явление. Иногда ведь следствие затягивается на два-три года. Поэтому возникает вопрос: «А что там расследовали тогда правоохранительные органы, что надзирали прокуроры?». Если он был оправдан, зачем тогда столько продержали невиновного человека? Почитайте вердикты, кого они оправдывают? Работников правоохранительных органов, самих судей и бандитов. Тут сильны коррупционные схемы.

Но основное решение – это решение первой инстанции. Потому что там приглашаются свидетели, их опрашивают. Изучаются доказательства. У суда есть возможность все взвесить, проверить. А во второй инстанции доказательства не изучаются повторно, свидетели не допрашиваются, проверяют только, была нарушена процедура или нет. Поэтому в Верховном суде не стоит вопроса о виновности человека. Там рассматривается только, правильно ли суд рассмотрел дело, не были ли нарушены процедурные нормы. Но их решением Верховного суда, получается, выпускают.

Последние решения судов в отношении активных членов ОПГ вызвали резонанс среди общественности.

Кыргызстан уже несколько лет пытается провести судебную реформу. В 2017 году тогдашний президент Алмазбек Атамбаев заявлял, что был обновлен кадровый состав судей и создан фундамент реформы. Но в обществе претензий к служителям Фемиды не стало меньше.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG