Ссылки для упрощенного доступа

22 Февраль 2020, Бишкекское время 06:21

HRW: Вызывает опасения, как в КР ведется борьба с экстремизмом


Иллюстративное фото.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) призвала власти Кыргызстана «возбуждать дела в связи с совершением или планированием актов насилия, но не в связи с обнаружением у людей видеоматериалов, которые они смотрят, или книг, которые читают». При этом HRW отмечает, что «необходимо как можно скорее пересмотреть все дела, по которым вынесено наказание только за хранение экстремистских материалов».

«Сын у меня умный, никому зла не пожелает. Что в селе, что в школе - ни к кому не проявлял жестокости. Его задержали просто так. Это стало тяжелым испытанием для нас», - говорит поседевшая от переживаний Махабат, которая живет на юге страны с сыном-подростком.

Она говорит, что никогда не забудет тот день, когда ее старшего сына Анвара сотрудники милиции задержали по подозрению в том, что «у него были экстремистские материалы». Потом был суд, который приговорил парня к 5 годам лишения свободы. Теперь все тяготы семьи легли на плечи одной Махабат, которая убирает чужие дома, чтобы прокормить младшего сына.

Ее сын Анвар - один из сотен кыргызстанцев, которые были осуждены по статье 299-2 («Приобретение, изготовление, хранение, распространение, перевозка и пересылка экстремистских материалов, а также умышленное использование символики или атрибутики экстремистских или террористических организаций») Уголовного кодекса КР.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch 18 сентября опубликовала свой доклад под названием «Мы живем в постоянном страхе. Хранение экстремистских материалов в Кыргызстане». В документе отмечено, что за последние годы в КР по подозрению в хранении экстремистских материалов были осуждены сотни человек, получившие от трех до десяти лет лишения свободы.

По подсчетам экспертов организации, с 2010 года по статье 299-2 Уголовного кодекса КР, осуждено по меньшей мере 258 человек. При этом отмечается, что еще несколько сотен человек на момент публикации доклада ожидали суда. И число таких дел с каждым годом растет: только за первые девять месяцев 2016 года таковых было возбуждено 167.

В одной из тюрем Кыргызстана.
В одной из тюрем Кыргызстана.

«Нашим исследованием установлено, что во многих случаях власти используют эту статью, чтобы отправлять за решетку людей, не совершавших никаких актов насилия, а просто хранивших у себя запрещенную литературу или видеоматериалы, либо исповедующих консервативные направления в исламе», - говорится в докладе.

Вопрос об отнесении того или иного изъятого у подозреваемого гражданина материала к экстремистским решается экспертами Государственной комиссии по делам религий. В докладе HRW сказано, что «к компетентности и беспристрастности этой комиссии у правозащитников есть серьезные вопросы».

При этом ранее правительством было принято решение о передаче экспертизы материалов на экстремизм в Государственную судебно-экспертную службу, но пока это не реализовано.

В ходе подготовки доклада, HRW проинтервьюировала 70 человек, а также исследовала материалы 34 уголовных дел, возбужденных по статье 299-2 УК КР. Исследования были проведены в июне-июле 2017-го и в мае 2018 года.

В числе участников опроса были 11 человек, обвинявшихся или осужденных по делам о хранении экстремистских материалов, родственники 13 фигурантов таких дел, 17 местных правозащитников и адвокатов, а также три чиновника, занимающихся вопросами безопасности, и один старший сотрудник аппарата омбудсмена КР.

Кроме того авторы доклада проанализировали судебные документы по 23 делам по статье 299-2 УК КР, законодательство и официальные документы, материалы СМИ и посты в социальных сетях.

МВД: Сведения Human Rights Watch необоснованы

Начальник отдела теологии и методического обеспечения службы противодействия экстремизму и незаконной миграции (бывшее 10-е управление) МВД КР Эрлан Бакиев расценил сведения, изложенные в докладе HRW как «необоснованные»:

- Наши сотрудники не задерживают граждан просто так. Их арестовывают, когда имеются веские факты и основания. В Кыргызстане насчитывается более 400 человек, которые были помещены под стражу по подозрению в экстремизме и терроризме. Но это не значит, что все осуждены за хранение запрещенных материалов. Среди них есть те, кто бывал в зоне боевых действий в Ираке или Сирии.

Также Эрлан Бакиев опроверг приводимые в докладе слова респондентов о том, что «сотрудники милиции и госбезопасности подбрасывали им те или иные материалы во время обыска», и сказал, что «это не так»:

- Озвучивается обвинение в том, что якобы сотрудники силовых структур при обыске сами подбрасывают что-то. Но такого нет. Когда наши сотрудники приходят с обыском, то там присутствует большая специальная группа: эксперты, следователи. Сам процесс обыска снимается на камеру. Что-то подбросить там просто невозможно.

Эрлан Бакиев также добавил, что «мы против позиции» международной организации относительно того, как они трактуют понятие экстремизма. «Конечно, мы подписали международные соглашения, но ведь есть и наше национальное законодательство. Если по законам Кыргызстана некое противоправное действие считается преступлением, то это преступление», - отметил представитель МВД.

В новой редакции УК КР, которая вступает в силу с 1 января 2019 года по статье 299-2 (статья 315 в новой редакции), исключается уголовное преследование за хранение экстремистских материалов без доказательств распространения или умысла на распространение в целях насилия.

Human Rights Watch: Право на свободный доступ к информации не должно ограничиваться

Исполнительный директор HRW по Европе и Центральной Азии Рейчел Денбер в интервью «Азаттыку» рассказала об основных аспектах доклада, заслуживающих внимания.

«Азаттык»: Что послужило поводом для проведения исследования в Кыргызстане и подготовки такого объемного доклада?

Рейчел Денбер: Как известно, в период 2017-2018 годов правоохранительные органы Кыргызстана по подозрению в хранении видео, листовок, литературы экстремистского характера задержало сотни людей, которые позже были осуждены и приговорены к различным срокам. Даже если эти материалы не использовались ими для призывов к насилию или же разжигания межнациональной розни, и вообще, сами подозреваемые не совершали какого-либо другого преступления, их приговаривали к серьезному наказанию.

Рейчел Денбер.
Рейчел Денбер.

Дело в том, что согласно законодательству Кыргызстана, хранение запрещенных материалов входит в разряд тяжких преступлений. Целью нашего исследования была необходимость показать, что здесь нарушается право гражданина на свободный доступ к информации. И разделение этих понятий для правительства КР важно так же, как и для всех стран, борющихся с терроризмом.

В 2013 году парламентом Кыргызстана была принят закон, по которому из статьи 299-2 была исключена формулировка, что если материалы хранились «с целью распространения», то это грозит лишением свободы.

В итоге уголовному преследованию стал подвергаться любой, кто хранил материалы экстремистского характера, даже если они нигде не распространялись. И если в 2010 году по этой статье были осуждены 258 человек, то за последние три года, как мы видим, число признанных виновными по этой статье растет.

В новой редакции Уголовного кодекса КР, которая вступает в силу с 1 января 2019 года, восстановлена формулировка о том, что «хранение с целью распространения» является основанием для уголовного преследования.

«Азаттык»: В плане экстремизма и терроризма Кыргызстан, можно сказать, одна из самых уязвимых стран. И если мы считаем, что власти Кыргызстана предпринимают меры по обеспечению безопасности государства, ваша организация критикует их действия…

Рейчел Денбер: Конечно, любое государство должно предпринимать меры по обеспечению своей безопасности. Мы полностью согласны с этим. Но лишать свободы человека лишь за хранение запрещенных материалов, на наш взгляд, неправильно. Подобные кардинальные меры приведут к обратному эффекту.

Во-первых, государственные органы начинают заниматься мелкими делами, тратя свои ресурсы. Вместо того чтобы выявлять тех, кто действительно занимается вербовкой людей или же призывает их к насилию, и пресекать эти действия, силовые структуры тратят свое время и силы на другое.

Во-вторых, если правоохранительные органы задерживают кого-то, кто сохранил эти материалы для личного изучения, а потом этого гражданина осуждают – это трагедия для семьи обвиняемого, для его близких. Они начинают чувствовать себя отвергнутыми обществом, у них возникает негатив по отношению к государственным структурам. В обществе борьба с экстремизмом и другими угрозами строится на доверии между государством и его гражданами.

Если милиция или другие силовые структуры приходят в какое-либо сообщество или чей-то дом, отбирают что-то силой или же открывают дела по надуманному обвинению, при этом оказывают давление или применяют насилие по отношению к гражданам, то возникает разрыв между обществом и властными структурами, снижает уровень взаимного доверия. Если правоохранительные органы начнут широко применять подобное, то граждане КР будут чувствовать себя в опасности.

Целью нашего исследования была необходимость показать, что здесь нарушается право гражданина на свободный доступ к информации.

«Азаттык»: Рейчел, для вашего доклада были проведены интервью более чем с 70 респондентами, исследованы более 30 уголовных дел и сделано много чего еще. Где именно проводились работы?

Рейчел Денбер: Мы проводили свое исследование в Бишкеке, Оше, Джалал-Абаде и на Иссык-Куле. Национальности тех, кого опрашивали, я не знаю. Согласно сведениям, предоставленным нам правоохранительными органами, половина из уголовных дел по обвинению в хранении экстремистских материалов с 2010 по 2016 годы возбуждена в южных областях страны. Начиная с 2016 года количество таких дел стало увеличиваться, и большинство подозреваемых – выходцы из южных областей КР.

«Азаттык»: Если мы посмотрим на исследования, проводившиеся ранее, и изучим материалы в СМИ, то заметно, что после событий 2010 года к ответственности привлекаются представители узбекской национальности.

Рейчел Денбер: Во время исследования мы много времени провели на юге Кыргызстана. Потому что, как я уже сказала, большинство возбужденных дел, были открыты в этом регионе. Конечно, на юге Кыргызстана по сравнению с другими областями консервативные взгляды более распространены. Кроме того, это области, где имеются районы, густо заселенные узбеками.

Во время нашего опроса, многие респонденты отмечали, что они попали в поле зрения силовых структур из-за своей национальности. Но мы не можем подтвердить, что на них обратили внимание только из-за того, что они являются представителями узбекской национальности, или потому что они, действительно, радикализируются.

Правительство Кыргызстана в рамках борьбы с терроризмом и экстремизмом должно проводить тесную работу с этими уязвимыми сообществами и обращать на них внимание. Надо искоренить восприятие о том, что силовые структуры нацелились на представителей узбекского этноса и преследуют их. Надо укреплять взаимное доверие с узбекским населением и не допускать того, чтобы они были выдавлены из общества.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

  • 16x9 Image

    Санжар Эралиев

    Корреспондент радио "Азаттык". Сотрудничает с радио "Азаттык" с 2012 года.

  • 16x9 Image

    Гулайым Ашакеева

    Журналист радио "Азаттык". С 2005 года сотрудничает с радио "Азаттык". Закончила Кыргызский национальный университет имени Жусупа Баласагына (Бишкек) и Университет Мира (Коста Рика).

XS
SM
MD
LG