Ссылки для упрощенного доступа

13 Ноябрь 2019, Бишкекское время 20:46

Маликов: Религиозная карта Центральной Азии будет меняться


Одна из мечетей Оша
Директор независимого аналитического центра "Религия, право и политика" Кадыр Маликов в интервью "Азаттыку" делится своим мнением о влиянии Международного центра транзитных перевозок на взаимоотношения Кыргызстана с остальным мусульманским миром, а также по вопросам экстремизма, безопасности и перспективы развития демократии в мусульманских странах.

Азаттык: В связи с недавней инициативой Алмазбека Атамбаева вновь встал вопрос безопасности. Насколько реальна угроза с афганской стороны для Кыргызстана? Особенно для его южных регионов?

Маликов: Лично я не могу конкретно сказать, что есть такая угроза, потому что нужны доказательства. Опасения кыргызских властей, наверное, в какой-то мере связаны с некой теорией заговора. Если говорить о ближайшей перспективе, то тут стоит рассматривать ситуацию в Центральной Азии, в том числе Кыргызстане в привязке к странам Ближнего и Среднего Востока. Последние события, которые имели место и продолжают происходить в странах Ближнего и Среднего Востока, демонстрируют нам как Запад использует инструмент защиты прав человека для достижения своих целей в геополитических задачах и по сути в контроле над энергоресурсами.

Такое развитие политической ситуации в этих странах вызывает опасения, потому что в результате происходящих перемен в этих странах на смену светским режимам могут прийти к власти такие силы, которые в своей внутренней и внешней политике будут опираться как бы на исламские принципы.
Ливия
Ливия

В этой связи скорее всего в ближайшей перспективе карта Центральной Азии и этих стран может поменяться сколько не в политическом контексте, а в идеологическо-религиозном направлении. Поэтому в этом отношении можно сказать, что инициатива победителя президентской гонки Алмазбека Атамбаева в чем-то оправдана и направлена на перспективу. Все-таки мы являемся частью мусульманского мира. Посмотрите на Турцию, сколько она стучалась в европейские двери, а в итоге повернулась к странам Ближнего и Среднего Востока.

Азаттык: Обсуждается ли ситуация вокруг американской базы под Бишкеком в средствах массовой инфоормации мусульманского мира?

Маликов: Давайте остановимся на реакции арабских СМИ. Она в большей степени прохладная. Вообще в арабских СМИ не только Кыргызстан, но и весь центрально-азиатский регион не является ведущей темой. У них своих проблем внутренного арабского мира хватает. Если говорить о крупных региональных игроках в этом регионе.

Например, Исламская республика Иран, Саудовское королевство и Турция. Каждая из этих стран имеет свой проект в этом регионе. В этой связи мы понимаем, что скорее всего Кыргызстан будет двигаться в Таможенный и Евразийский союз. Поэтому в этом случае трансформация Международного центра транзитных перевозок выглядит нормально. Ведь речь идет не о полном закрытии, речь идет всего лишь о том, чтобы трансформировать его в центр гражданских перевозок.

При этом мы прекрасно понимаем, что даже после 2014 года Соединенные Штаты не смогут физически покинуть этот регион ввиду взятых на себя обязательств по безопасности в регионе и перед Афганистаном и Центральной Азией. Они понимают, что постосоветские страны в этом регионе не смогут самостоятельно после 2014 года справиться с теми проблемами, которые сейчас они решают в Афганистане.

Хотим мы этого или нет, мы должны действовать вкупе. Соединенные Штаты будут укреплять свои позиции в Центральной Азиии. Недавний вояж Хиллари Клинтон в Душанбе и Ташкент демонстрирует всем нам, что Узбекистан по сравнению с Кыргызстаном в ближайшей перспективе будет играть важную роль в американской политике в Центральной Азии. Возможно открытие некоего коридора или же размещение американских войск только укрепит эти отношения. На котором и так сейчас немало груза по обеспечению поставок американским войскам в Афганистане. Поэтому можно сказать, что Штаты в какой-то степени заинтересованы в укреплении этих режимов, где ведут такую политику. Вообще сейчас наблюдается такое широкое разочарование в демократических ценностях, потому что многие начинают их воспринимать как некий западный инструмент власти.
Тайип Эрдоган, премьер-министр Турции
Тайип Эрдоган, премьер-министр Турции
Азаттык: В таком случае, есть ли альтернатива демократии?

Маликов: Есть альтернатива. Та же самая Турция. Вспомните с какой моделью государства она пришла на Ближний Восток. Для Кыргызстана турецкая модель развития была бы приемлемой. Политическое руководство страны не раз подчеркивало о привлекательности так называемого турецкого проекта государства, которая включает в себя как бы светкую форму и религиозное содержание. На Ближнем Востоке идет борьба идей и проектов, и в этом отношении Штаты заинтересованы в активной позиции турецкого государства.

Азаттык: Существуют ли такое понятие как мусульманская демократия?

Маликов: Нет. Такого понятия нет.

Азаттык: Совместимы ли приниципы демократии с религиозными догмами ислама? Можем ли говорить, что последние события в арабских странах свидетельствуют о демократии?

Маликов: Конечно, совместимы. Только не стоит забывать, что ислам прежде всего религия, а демократия это некий конечный продукт человечества в системе управления. В особенности в многострадальной истории Западной Европы. Инструменты демократии изначально были заложены в исламе. Если в целом говорить о неких исламских ценностях демократии, то следует пересмотреть всю историю, какие-то инструменты власти по Шариту, потому что если мы говорим о кораническом исламе, об исламе времен пророка Мухаммеда, то там были все признаки высшей демократии. Но постепенно в средние века исламская модель демократии подверглась сильному влиянию тогдашних правительств и, к сожалению, превратилась в инструмент.

Все дело в том, что в исламе нет разделения между светскостью и религиозностью, потому что светскость это и есть ислам. Часть светской жизни должна быть в исламе. Ислам нельзя воспринимать только как форму, скажем как ношение бороды, исполнения намаза. Ислам выше этого. Это отношение к материи и правам человека. Ко всему живому. Это и есть основа Ислама. Мы можем строить с учетом своих национальных особенностей, ментальности и так далее, и это разрешено Шариатом.

К сожалению, волна исламофобии, существующая во всем мире, спровоцирована не только некими провокационными силами, но и самими мусульманами. Самая большая угроза исламу - это крайне низкий уровень грамотности мусульман. И тут речь идет не только о религиозном образовании, но и о светском образовании среди мусульман.

Азаттык: Может поэтому есть опасения, что за умеренными политическими силами в Тунисе и в других странах могут прийти радикалы...

Маликов: Все может быть. Это будет зависеть от реакции мирового сообщества. От того какую позицию они займут по отношению к Тунису или Египту. Если вдруг в Египте к власти придут “Братья-мусульмане”. От готовности к диалогу в этом случае. Другое развитие ситуации как игнорирование и блокада только радикализирует общество и даст шанс радикальным организациям самоутвердиться на таком фоне. В соседнем Таджикистане по Конституции дано право Исламской партии возрождения Таджикистана принимать активное участие в политической жизни страны.

Но в последний период из-за сильного давления и невозможности свободно осуществлять свою деятельность на смену ей приходят ее радикальные оппоненты. Из числа “Хизб ут-тахрир” и непримиримых салафистских течений, которые резко критикуют ее за умеренную позицию в отношении властей. Мы видим, как складывается ситуация в соседнем Казахстане. Особенно в ее северо-западной части. Ввиду жесткого давления со стороны властей с 2008 года, а также из-за отсутствия у государства выборочного подхода к мусульманам, под прессинг попали даже умеренные силы. Идет радикализация и власти сами способствуют этому.

Азаттык: Сегодняшнее развитие религиозной ситуации в соседнем Казахстане вызывает много вопросов, потому что всегда существовал некий стереотип, что это страна далека от радикализации в вопросах ислама и население в большей степени далеко от норм и правил ислама.
Лидер казахских суфиев Исматулла Абдугаппар на скамье подсудимых, Алматы, 2011
Лидер казахских суфиев Исматулла Абдугаппар на скамье подсудимых, Алматы, 2011


Маликов: Многие такие стереотипы во многом связаны с Казахстаном и Кыргызстаном ввиду их кочевой культуры и отдаленности от неких исламских центров. Это предубеждение вчерашнего дня. Все дело в том, что после распада СССР в эпоху глобализации Казахстан и Кыргызстан оказались без идеологии. Эти две страны больше всех были подвергнуты русификации в регионе. Они сейчас в поиске своей этнической идентичности и религиозных корней, потому что религия и национальность тесно связаны между собой в этом регионе. Интересно, что нынешняя молодежь в этих странах воспринимает ислам не как традицию, а как систему новых взглядов на все происходящее в мире и идеологию. Поэтому она более глубже и идейно интегрируется в ислам.

Азаттык: Перечисляя радикальные религиозные организации, вы практически не упомянули “Таблиги джамаати”, которые власти считают экстремистской организацией..

Маликов: Это умеренная организация. Она не является экстремистской не по форме, не по содержанию. Но в соседних странах в России, Казахстане и Узбекистане ее считают экстремистской организацией.

Азаттык: Если она не экстремистская организация, то почему власти ее так боятся?

Маликов: Тут две причины. Во-первых, наверное из-за внешнего центра управления, который находится в Пакистане. Во-вторых, из-за того, что она не имеет юридического статуса – соответственно трудно контролируется властями и из-за ее массовости. В Кыргызстане эксперты нашего Центра стараются убедить государство, в особенности правоохранительные органы, чтобы они не применяли к ним репрессивные меры как в соседних странах. Что необходимо в таких случаях делать выборочный подход.

Мы стараемся убедить, что даваатчы - аполитичная организация, умеренного толка, похожая на наш ханифистский мазхаб. Единственное, конечно же, мы подозреваем, что ее верхушка, так называемые амиры могут быть проводниками неких проектов Пакистана. Слава Всевышнему, к нам прислушиваются, потому что в 2006 и 2008 годах стоял вопрос о запрете деятельности этой организации в Кыргызстане. Но мы убедили власти, что такой шаг только радикализирует мусульманскую общину страны и эти организации могут уйти в подполье, что во многом осложнит мониторинг их деятельности, потому что в этом случае им на смену пришли бы более радикальные джамааты.

Азаттык: В последнее время в Таджикистане и кыргызской части Ферганской долины много говорят о появлении женских религиозных организаций радикального направления. Можете прокомментировать это явление?..

Маликов: Это не самостоятельные организации, а так называемое женское крыло “Хизб-ут-тахрир”, который последние два года резко сменил тактику и стал больше работать в расширении женского крыла своей организации. Сегодня в этой организации на женщин полностью перешла идеологическая работа. Они расклеивают листовки, раздают брошюры. Такое изменение тактики, наверное можно объяснить тем, что женщины имеют большое влияние на мужчин. Во-вторых, они меньше привлекают внимание правоохранительных органов и меньше подвержены репрессиям. Больше защишены законом, а также они больше подвержены влиянию...
XS
SM
MD
LG