Ссылки для упрощенного доступа

18 Октябрь 2017, Бишкекское время 18:52

Новая элита КР – общественный заказ или личная идея президента?


Иллюстративное фото - площадь Ала-Тоо, Бишкек, 25 октября 2011 года.

Гражданский сектор в ожидании заявленной лидером Кыргызстана концепции обновления управленческого актива республики.

С недавних пор в обществе стала горячо обсуждаться необычная тема, начало которой было положено концептуальной статьей известного политолога Валентина Богатырева. Когда 2 августа на сайте Института общественной политики был опубликован его публицистический труд под названием «Кыргызская элита как корпус развития», мало кто мог подумать, что, по сути, нам была презентована идея общенационального масштаба. К тому же, нужно сказать честно, для широкой читательской аудитории данное эссе не стало информационной бомбой.

В поисках лучших представителей

Интерес взорвался позже, когда сначала полунамеками, а затем открыто стали говорить о создании некоего Национального корпуса развития, главная цель которого, если опять-таки отталкиваться от богатыревского первоисточника на ipp.kg – создание механизма формирования новой элиты Кыргызстана с одновременной утилизацией элиты старой. Потом пошли разговоры о том, что НКР нашел себе крышу над головой. И пикантность состояла в том, что штаб рекрутингового проекта расположился в давнем мега-офисе президента Алмазбека Атамбаева – «Форуме», и что в данный момент там уже идет отбор будущих участников программы обновления политико-административного актива КР.

А совсем завеса секретности была снята 30 августа, когда в интервью Радио «Азаттык» глава государства заявил о своем намерении в конце сентября – начале октября представить общественности концепцию, о смысле которой он сказал вполне исчерпывающе и недвусмысленно: «Мы хотим собрать лучших представителей молодежи, чтобы взрасти будущую элиту страны». Но, тем не менее, до сих пор о конкретных методах работы Корпуса у людей, даже близких к политике, нет внятного представления.

Это говорит о том, что готовым продуктом инициативы президента Атамбаева наверняка станет полностью управляемый проект, поскольку среди тестовых заданий участникам есть и составление личного психоэмоционального портрета, а это означает, что устроители кастинга уже определили для себя стандартный типаж будущих элитариев Кыргызстана. Хотя бывают и другие варианты вовлечения в проект, и об одном рассказала правозащитница Чолпон Джакупова. Ей просто прислали сообщение, что она отобрана в состав новой «элиты». Чем, по ее словам, не обрадовали ее, а, скорее, позабавили.

Практика против теории

Известная деятельница гражданского сектора Кыргызстана дала нелестную оценку Национальному корпусу развития, охарактеризовав исполнение им своего плана действия как «бездарное», подчеркнув при этом важность самой идейной абстракции. В целом же, реакция людей на рожденный в недрах президентского окружения проект отличается паритетностью – сколько находится его критиков, примерно столько же встают на защиту этой затеи. А взвешенной точкой зрения могло бы стать такое мнение: отношение к любому проекту, направленному на социальную активизацию граждан, безусловно, должно быть положительным, но с долей здорового скептицизма.

Наличие скепсиса же должно быть оправдано простым пониманием того, что в Кыргызстане, к сожалению, еще не было примера успешной реализации хоть какой-нибудь структурированной общественной социально-политической программы, предполагающей относительно массовое участие граждан и некоторую протяженность во времени, помимо чисто предвыборных проектов. Да и те могут похвастаться успешностью лишь относительно, потому что решающими факторами их прорывов служат обязательные условия либо в виде административного ресурса, больших денег и внешней поддержки.

Однако хоронить идею только потому, что раньше ее никто не смог осуществить, нельзя ни в коем случае. И неудачный опыт – а аналогичные попытки были предприняты политтехнологами при обоих бывших президентах - должен скорее подстегивать авторов, чем вселять в них пессимизм. Можно ли взращивать элиту искусственно или этот процесс должен быть полностью во власти общественной стихии и человеческой конкуренции в духе теории социал-дарвинизма – это все вопросы глубокой философии, которые могут быть подтверждены или опровергнуты лишь конкретной практикой.

Все новое – хорошо забытое старое

Для меня самым убедительным примером созидательной селекции служит Петровская Россия, когда император, и сам достаточно молодой, не только отправлял юных подданных на учебу за границу, причем, невзирая на их сословный статус, но и провел образовательную реформу в стране, открыв разнообразные школы и академии. А после получения «птенцами» Петра I науки, их определяли на государственную службу, и не в последнюю очередь именно благодаря притоку свежей крови, сменившей монополию боярской знати, до этого дремотная Русь превратилась в мощную модернизированную державу.

Можно вспомнить и традицию китайского чиновничества, которая обеспечила Поднебесной тысячелетнюю преемственность и государственную стабильность, когда молодых кандидатов на мандаринские должности подвергали специально разработанной системе подготовки к будущей карьере управленцев. Древнекитайские философы при Ханьской династии даже разработали соответствующую теорию «идеального чиновника» - это был корпоративный кодекс со сбалансированным сочетанием моральных и интеллектуальных качеств солдат китайской бюрократии.

Вот, примерно, какие давались задачи по математике, по которой экзаменовались претенденты, чтобы пройти конкурс на право занять свободную правительственную вакансию и подтвердить свои умственные способности: «Из Чанъаня в Чжи, расстояние между которыми 3000 ли, отправились две лошади, резвая и медлительная. В первый день резвая лошадь прошла 193 ли, а затем ежедневно увеличивала пройденное расстояние на 13 ли. Медлительная лошадь в первый день покрыла 97 ли, а затем ежедневно проходила на 1/2 ли меньше. Добежав до Чжи, резвая лошадь отправилась в обратный путь и встретилась с медлительной лошадью. Когда состоялась их встреча и сколько проскакала каждая лошадь?». Чтобы вам было понятно, какие высокие стандарты предъявлялись к тем, кто боролся за право называться элитой страны, скажу, что речь идет о 5 веке!

Пока одни вопросы

Не знаю, какую планку установили для себя инициаторы Национального корпуса развития, но уже по своему целеполаганию данный проект должен иметь перед собой высокие критерии, потому что словом «элита» просто так не разбрасываются – это факт. Как, впрочем, правда и то, что эта дефиниция за последние годы оказалась изрядно затертой. Ее суть выхолостили правящие круги Кыргызстана, продемонстрировав своему же народу ту бездонную пропасть лжи, цинизма и воровства, на которые способна господствующая политико-административная элита, обеспечившая себе с помощью полицейского управления практически полное отсутствие контроля со стороны электората.

Так что теперь ожидают планы Атамбаева по моделированию и формированию следующего поколения государственных менеджеров? Или он просто решил таким хитрым способом отвлечь внимание населения от насущных проблем выживания? А может правы те, кто заподозрил президента в желании создать послушный корпус им же взращенных управленцев-бюрократов? Или, прозвучала и такая версия, речь идет о группе, главной миссией которой станет впоследствии мимикрировать под ручную оппозицию для гарантии сохранности личной власти нынешнего президента, по которому не видно, что он после окончания срока своих полномочий уйдет на покой?

Подождем до дня «Х» и часа «Ч». Пусть сначала лидер страны выступит перед публикой с обещанной презентацией своего проекта, и уже тогда можно будет начать предметный разговор и детальный анализ. Пока же, как иронично заметил на страницах Фейсбука его постоянный пользователь Максат Жумабеков: «У наших сразу шерсть на спине поднимается: что за элита? А я тогда кто?!». И чтобы до определенного момента сохранить непредвзятое отношение к ожидаемому событию, мы можем еще раз попытаться разобраться, а что же, собственно, понимают под «элитой» наши интернет-активисты, мнения которых взяты из того же Фейсбука.

VOX POPULI

Итак, мы обратились к ним с просьбой поучаствовать в виртуальной «мозговой атаке», и вот самые интересные отклики, которые помогут и нашим читателям составить собственное мнение о предмете обсуждения:

Жума Абдуллаев: Нужное и как никогда актуальное начинание именно в настоящем отрезке развития нашей страны. Сами процессы преемственности власти, передачи эстафеты новому поколению, принципы качественного и количественного отбора новых кадров в наше время были пущены на самотек и сильно деформированы. Старшее поколение управленцев инертно, иногда открыто, но в основном скрытно сопротивлялось этому процессу.

За годы независимости сформировался некий клан монополистов во власти и вообще в политике и администрировании государственного хозяйства. Не секрет, что старперы будут активно саботировать этот проект, уже пошла огульная и ничем не обоснованная критика его авторов. Это и не удивительно, клану есть что терять, есть что скрывать и есть чего боятся.


Джамиля: В узком смысле, говоря о политэлите, идея ее «формирования» вручную противоречит теории элит, так как 1) она уже объективно существует, 2) сегодняшнее действие будет подавлено завтрашним противодействием, 3) вся эта затея - не что иное, как узаконенная дискриминация, 4) вся эта затея - простой дубляж существующих институтов номенклатуры кадров, 5) надо называть проект не «формированием элиты», а узко по данному факту - формированием базы данных госчиновников такого-то ранга для таких-то целей.

Жаныбек Кенеш: Идея не нова и актуальна, но реализация будет как всегда. На смену старой элите придут молодые их отпрыски!

Асель Мамбетова: Структура элиты имеет свое разделение: культура и искусство, спорт, политика, бизнес, если же сузить месседж, то, видимо, в свете высказанной идеи Атамбаева больше упор нужно делать на подготовку профессиональной бюрократии.

Максат Жумабеков: Нужно определиться с термином элита - в данном случае подразумеваются профессионалы своего дела, с положительными нравственно-моральными качествами, как я понимаю. Второй вопрос - поставить их на службу в госорганы и на политические должности. Третий вопрос - пойдут ли они действительно на существующие условия, это вопрос оплаты и моральной обстановки в госмашине.

Президент так и не заслужил уважения и доверия в этом плане, не проведено ни одной реальной реформы или реструктуризации. Потом, формирование элиты должно быть постоянным системным процессом, реализуемым через конкурс, а не каким-то человеком, которому доверяет президент. И начинать нужно, наверное, с требований к элите и ответственности, чтобы опять не набрать прохиндеев.


Канат Нурмаматов: Элитой я считаю людей с новыми идеями и видением, которые сопровождаются профессионализмом. Развитие нашей страны должно строиться по идеям этих людей, а так как концепция подразумевает сборник идей, то эти люди как никто смогут изменить тенденцию, которая уже повторяется более 20 лет.

Асель Мамбетова: Не буду касаться персон из Кыргызстана, дабы не вызывать эмоции. Лично для меня, к примеру, Г. Вишневская и М. Ростропович - это яркий пример полного совпадения формы и содержания понятия ЭЛИТА. Например, их смелый шаг - позволить себе поддерживать Солженицына, когда его считали врагом народа, написать открытое письмо Брежневу, пережить гонения и давления на творчество и при этом остаться личностью, своим примером показать стойкость и принципиальность - шаг смелый и достойный.

И поэтому элита - это не есть продукт какой-либо одной структуры или организации. А в нашем обществе под элитой больше понимают тех людей, которые имеют реальную власть и влияние без жесткой привязки к их интеллекту и морально-этическим качествам.


Жаныбек Кенеш: Для каждого человека понятие элиты - это свое понятие. Мне кажется, не нужно создавать какие-либо элитарные клубы, схемы или систему - это будет еще больше создавать раскол в обществе, как говориться - будет классовая борьба и соответствующие последствия. Необходимо создать нормальный институт преемственности на государственной службе, есть для этого целый институт в виде Государственной кадровой службы.

Айбек Султангазиев: Помню, во времена Бакиева формировали так называемый «золотой резерв», после революции половина из этого резерва осталась не у дел, некоторые обвинены в коррупции и находятся под следствием, часть уехала из страны. Может, не надо с такой помпой готовить новый «расстрельный список»?

Максим Кулешов: Ворье и проходимцы решили взрастить себе подобных. Не видел где-либо что-то аналогичное, разве что политический планктон в виде нашистов, селигеровцев и так далее. Главное - пыль пустить в глаза.

Уланбек Джуманаев: Чушь, иначе никак не назовешь. Видно, Атамбаев - человек до мозга костей совок. Это равносильно созданию ВЛКСМ. Во-первых, кто будет выбирать, кого, на каких основаниях, и по каким критериям, чтобы дать доступ к власти в «кучу» людей? Во-вторых, кто дал право кому-то выбирать эту «кучу молодых людей», чтобы давать им особый статус «цвета нации»?

Я знаю точно, туда не попадет молодежь из активных НПО, туда не попадут дети бывших опальных чиновников - это точно. Туда не попадут те, которые не владеют государственным или официальным языком. Туда точно не попадут люди, которые не нравятся Атамбаеву или тому человеку, который будет выбирать. И туда точно не попадут те, которые образованны, но не имеют денег и связей.


Курманбек Молдокулов: Я против создания искусственной элиты, некоторые молодые ребята, как я слышал, туда идут, чтобы попасть в обойму. Это будет очередная кампанейщина, так было при Акаеве - Молодежный парламент, так было при Бакиеве - 10 лучших менеджеров. Мы же пытаемся сделать политику и экономику конкурентной, вот тогда и должна появляться новая элита.

Аноним: ВЛКСМ была первой ступенью для карьеры. Да и туда надо было прийти из октябрят-пионеров. То есть, была определенная идеологическая подготовка. В комсомоле уже учили работать с документами и живыми людьми, организовывать мероприятия, движения, почины. Нередко приглашали к себе на работу людей, уже имеющих высшее образование и опыт работы на производстве.

А уж из райкомов и горкомов двигались в Соцфонд, министерства, в партийные органы, в народный контроль, на укрепление милиции, КГБ. Глядишь, годам к 40-45 выковывался хороший управленец, даже начальник. Конечно, не из всех! Был и отсев. Вот такая школа жизни. Вот так кадры растили - в работе, а не за партой.


Жаныбек Кенеш: В Пакистане в рамках закона прописано, что если человек занимает административную должность, то он не имеет право в дальнейшем занимать политическую должность и вообще заниматься политикой, и наоборот. Хочешь быть политиком – пожалуйста, вступай в партию, борись за победу на выборах. А хочешь работать стабильно в аппарате и получать все привилегии, то в политику ни ногой. У нас и раньше были попытки создания института будущих менеджеров, начиная от Кадров XXI века, заканчивая ЦАРИИ, но народ у нас слишком уж завистливый - если кто начнет выпячиваться, его сразу на место поставят.

Гульшаир Абдирасулова: Лично мое мнение: во-первых, у меня вызывает недоверие В. Богатырев как руководитель НКР, который и в прежние времена создавал и реализовывал разные проекты по взращиванию элиты. Во-вторых: количество участников, по данным СМИ, достигает 800, кто говорит 500, при таком количестве я не могу представить эффективную дискуссию. Далее: пока мы знаем о планах развития элиты, но кому она потом будет нужна и куда она пойдет неизвестно. Наряду с этим проектом, должен запускаться проект по ротации должностных лиц, хотя бы на уровне заместителей, а иначе даже эта элита устанет.

Очень удивило, что Богатырев собрал представителей политических партий, так как практика показывает, что при политических событиях, например - выборы, они будут больше выполнять поставленные задачи своих партий, и тут уже никакой НКР не удержит их. Такая программа национального уровня могла перед запуском обсуждаться в обществе, проходить сравнение с более успешными моделями. Она очень нужна нашему обществу, но и там должны присутствовать баланс и система сдержек и противовесов, должны быть представители разных поколений, разного мышления и разной профессиональной подготовки.


Нурлан Кашкараев: Элита, если брать только этнический сегмент, в 1920-х годах состояла из потомков родовой элиты - манапов, которые являлись аристократами по рождению. В отличие от вновь назначенных Советской властью руководителей из числа букары - их называли презрительным термином «сасык бай», которые пытались придать себе важности высокими калпаками и чапанами, выходцы из манапских семей - Абдрахманов и другие, ходили в очень простой одежде, но пользовались авторитетом в народе. Им не надо было самоутверждаться и получать ярлык «элиты» от кого-либо. Если переложить ситуацию на нынешнее время, думаю, произойдет то же самое. Элиту можно назвать элитой, но заставить ее воспринимать в качестве таковой невозможно.

Эсенкул Момункулов: Хватит ли политической воли оберегать молодых от старых волков-интриганов, которые могут подставить их в любой момент? Система выстроена так, что один человек ничего не сможет изменить, так как его работу будут саботировать со всех сторон. Возьмем в пример Азамата Мурзалиева, Учкуна Ташбаева. Мне кажется, при любом раскладе они работали в тысячу раз честнее любого старпера.

Нурлан Кашкараев: Я бы не стал сильно делить по поколениям. На госслужбе видел немало вроде молодых ребят, но по стилю мышления и работы они еще те интриганы и рвачи, стремящиеся затормозить реформы.

Аноним: Интриганы и рвачи были во все времена. История комсомола, КПСС, да и любая история любого государства об этом свидетельствуют. Как и о том, что были и бескорыстные патриоты, работавшие ради процветания родины. Для меня яркий пример - оболганный Столыпин с его реформами и его гибелью. Наверное, такое течение событий есть закономерность. Под колпаком теплицы гении, может быть, и растут, но не выживают. А как защитить перспективных?

Кудай буюрса!

Ну, вот такие получились результаты брейн-сторминга «Азаттыка». Надеемся, они будут интересны не только нашей читательской аудитории, но станут полезным материалом и для реализаторов президентского проекта Национального корпуса развития. Поскольку уже видно, что им придется быть очень убедительными при продвижении своей программы, которая в идеале, конечно же, представляется абсолютно нужной и своевременной задачей дальнейшего прогресса общественно-политической среды и социально-экономического роста Кыргызстана.
  • 16x9 Image

    Азамат Тынаев

    Редактор русскоязычного сайта радио "Азаттык" 2012-2013 г.г. С ноября 2013 года свободный журналист радио "Азаттык".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG