Ссылки для упрощенного доступа

11 Декабрь 2017, Бишкекское время 21:17

Статистика сексуального насилия над детьми за 3 года выросла в два раза: если в 2010 году было 75 фактов, то в 2012-м - 150.

Парламент в первом чтении одобрил изменения, вносимые сразу в три кодекса, по применению нового вида наказания против преступников, совершивших насилие над несовершеннолетними - химической кастрации. Согласно изменениям, принудительная операция будет проводиться по решению суда и специальной экспертной комиссии.

Инициатор законопроекта - депутат от фракции «Ар-Намыс» Турсунбай Бакир уулу, эксперт представительства неправительственной организации «Фридом Хауз» Токтобек Омукеев и доктор тибетской медицины Анархан Надирова обсудили эффективность и последствия химической кастрации.

«Азаттык»: Господин Бакир уулу, в вашем законопроекте это наказание предусматривается только для педофилов или для всех, кто совершил сексуальное насилие?

Турсунбай Бакир уулу: Там предусмотрено наказание не только для насильников, но и для тех, кто не планировал, но не смог воплотить свои намерения.

«Азаттык»: Термин «педофилия» не применяется в юриспруденции. Это медицинский, точнее говоря, сексологический термин. Госпожа Надирова, педофилия – это болезнь? Какова процедура химической кастрации?

Анархан Надирова: То, что педофилия - болезнь, доказано уже давно. Она внесена в международную классификацию болезней. Я скажу как педиатр, что педофилию можно выявить в детском возрасте. Можно предупредить тяжелые последствия и не дать болезни прогрессировать.

Каким бы ни было наказание, если человека не лечить, то все останется без изменений. Химическая кастрация – это применение определенного гормона, который подавляет мужской гормон, но сама болезнь при этом не лечится. Такой препарат надо принимать пожизненно. Он негативно действует не только на половые функции, но и на все остальные органы. В организме нарушается гормональный баланс.

«Азаттык»: Господин Бакир уулу, правильней же лечить больного человека, а не наказывать?

Турсунбай Бакир уулу: Это правильно только в том случае, если человек не нанес никому вреда, не применял насилие в отношении детей. А если он нарушил права других людей и совершил преступление против детей, которые не могут за себя постоять, то его надо только наказывать. Но в то же время, чтобы такой человек не совершил преступление после выхода на волю, его надо лечить.

В подготовленном нами законопроекте такие нормы прописаны. Там написано, что создается комиссия из врачей и психиатров, которая определяет, насколько болен человек, и назначает лечение. Но не все совершившие такие преступления – больные. Есть и те, кто идет на это намеренно. Например, скрывается насилие, произошедшее между родственниками, и преступники остаются безнаказанными.

На постсоветском пространстве норма о химической кастрации внесена в уголовные кодексы России и Молдовы.

В Молдове этот закон начал работать с мая прошлого года. В конце прошлого года один человек был приговорен к этому наказанию. Программный координатор организации «Amnesty International» Игорь Стойко выступил против такой меры:

«Мы считаем этот закон несправедливым. Потому что там предусмотрена принудительная химическая кастрация для людей, совершивших насилие с детьми до 14-летнего возраста. По закону, преступник должен будет отбыть в тюрьме 10-15 лет, а за три месяца до освобождения в его отношении применяется химическая кастрация. Получается, что человека наказывают два раза. Ему не дается шанс реабилитироваться перед обществом. Другое дело, если он обратился по собственному желанию с просьбой о лечении, но у нас это делается в принудительном порядке. Я считаю такие меры бессмысленными».

«Азаттык»: Господин Бакир уулу, такой закон не противоречит Конституции Кыргызстана? Это не породит новый вид пыток?

Турсунбай Бакир уулу: Я, будучи первым омбудсменом, объездил все тюрьмы Кыргызстана. Самое жестокое наказание для педофилов – это нахождение в тюрьме. Их там мучают с первого же дня. Во-вторых, разрабатывается еще один законопроект против неисправимых преступников и тех, кто ставит цель насиловать детей.

Согласно новому проекту, такие преступники будут осуждаться на пожизненный срок заключения. А статья за попытку изнасилования предусматривает 20 лет заключения. В отношении таких преступников не будет применяться амнистия и условное наказание. Это жесткое наказание, и тем, кто хочет пойти на преступление, надо будет задуматься.

«Азаттык»: Господин Омукеев, специалисты говорят, что химическая кастрация не дает гарантии того, что наказанный человек не совершит преступление в будущем. Каково ваше мнение по поводу инициативы о том, что педофилов надо наказывать тюремным сроком на 20-30 лет?

Токтобек Омукеев: Если человек совершил преступление, то он должен быть привлечен к ответственности. Если человек психически болен, то его надо изолировать от общества и содержать в специальном учреждении. Такие люди не могут отвечать за свои поступки. Это прописано и в законе.

При применении такого метода мы не можем сравниваться с развитыми странами. У них достаточно средств. Во-вторых, у них органы прокуратуры и суды не коррумпированные. Каким бы ни был закон, он должен предотвращать преступление.

«Азаттык»: Обсужденная тема – одна из самых актуальных в кыргызском обществе. Генеральная прокуратура сообщает, что с начала нынешнего года насилию подверглись уже 116 несовершеннолетних. 67 из них – дети, не достигшие 10 лет. За этими цифрами - слезы родителей, сломанные судьбы детей. Любой, совершивший преступление, обязательно должен получить наказание. И также обязательно то, что при вынесении наказания должны соблюдаться справедливость и главенство закона.

BK

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь.
  • 16x9 Image

    Айнура Жекше кызы

    Журналист Пражского офиса радио "Азаттык", закончила факультет романо-германской филологии КНУ. Филолог-переводчик.

  • 16x9 Image

    Гулайым Ашакеева

    Веб-редактор радио "Азаттык". С 2005 года сотрудничает с радио "Азаттык". Закончила Кыргызский национальный университет имени Жусупа Баласагына (Бишкек) и Университет Мира (Коста Рика).

XS
SM
MD
LG