Ссылки для упрощенного доступа

23 Май 2018, Бишкекское время 19:09

Отважные жены осужденных политиков


Участники пикета в поддержку Бектура Асанова, Кубанычбека Кадырова и Эрнеста Карыбекова около ИК №47. Бишкек, 5 февраля 2018 г.

Считается, что за каждым сильным мужчиной стоит не менее сильная женщина. Кто они – супруги политиков, которые по тем или иным причинам оказались в заключении? Как они несут выпавшее на их долю бремя?

Насколько это непросто быть супругой политика? Где они берут силы, чтобы не показывая слез быть тем связующим звеном между детьми и их отцом, который находится за решеткой?

И сейчас сложно быть женщиной

На одном из международных форумов, посвященных гендерному неравенству, было сделан почти философский вывод о том, что и «сотню лет назад было сложно быть женщиной, сложно и сейчас».

А последние события показали, что сложно быть не только женщиной, матерью, но и спутницей жизни политика. Именно они стали для своих супругов, оказавшихся под арестом, первыми адвокатами, главными правозащитниками и опорой.

Если другие уже устали, сломались или смирились с действительностью, то эти женщины продолжают искать справедливости, доказывать свою правоту, не давая себе послаблений.

Жен Бектура Асанова, Кубанычбека Кадырова и Эрнеста Карыбекова, осужденных два года назад по обвинению «в насильственном захвате власти», объединила общая беда. Сейчас они действуют в рамках созданного комитета под названием «Жены политических заключенных».

Экс-депутат и бывший заместитель министра внутренних дел Кубанычбек Кадыров с супругой воспитывают четверых детей. Сама Жаныл Кумашева – преподаватель. Она не скрывает, что сейчас ей приходится исполнять роли и матери, и отца, держать пространство и в доме, и вне его.

Жаныл Кумашева рассказала, что за те два года, что ее муж находится в заключении, у них родился внук. При этом женщина старается не показывать детям своих слез, ведь для них она - единственная опора:

Кубанычбек даже мне не рассказывает, что у него творится на душе. Старается не подавать виду, не огорчать нас.

- У кыргызов есть поговорка, по которой «пусть даже детеныш змеи не попадает в тюрьму». Кубанычбек даже мне не рассказывает, что у него творится на душе. Старается не подавать виду, не огорчать нас. Но глаза-то обо всем говорят. Ну, какая может быть жизнь в тюрьме? Шесть квадратных метров - три на два. Одна прогулка в день на 20 минут. Видеонаблюдение, оказывается, усилили. Мне кажется, на них оказывают и психологическое давление. Но самое главное, что живы-здоровы. И эти дни пройдут, я думаю, все будет хорошо. В течение этих двух лет, дочь подарила нам внука. Ему уже исполнилось восемь месяцев.

По словам Жаныл Кумашевой, старшие сыновья при любой возможности стараются увидеться с отцом, они уже научились «отделять черное от белого». Младшим же стараются пока не говорить о том, что папа находится в тюрьме, и дома об этом разговоров тоже не ведется. Жаныл видит, что самые младшие все равно не могут скрыть тоски по отцу, порой они выражают ее в рисунках:

Мы, жены, держимся, как можем. Сейчас мы и за мам, и за пап для наших детей, единственная их опора.

- Они рисуют что-то для папы. Хотела отнести ему рисунки, но психологи отсоветовали. Говорим им, что «папа уехал в командировку». Но все равно в Интернете узнают правду. Надеемся, что он вернется. Мы, жены, держимся, как можем. Сейчас мы и за мам, и за пап для наших детей, единственная их опора. Начнем плакать, дети подумают, что все очень плохо, поэтому держимся.

По словам Жаныл Кумашевой, прежде она думала о том, чтобы идти в политику, но после этих событий решила быть как можно дальше от нее:

- Сначала я подумывала о том, чтобы идти в политику. Но после этого дела я поняла, что политика – это грязное дело, и решила держаться от нее как можно дальше.

Эльмира Карыбекова - супруга эксперта в сфере энергетики Эрнеста Карыбекова. По профессии она музыкант. Отмечая несправедливость судебного процесса, она призналась, что последние события закалили ее. У супругов есть трое детей. Самому младшему 18 лет. Двое старших сыновей, по ее словам, окончили учебу и уже работают:

- Конечно, стало сложно, надо везде успевать – и дома, и на работе. Иногда болеем. Жизнь так повернулась, стараемся проявлять стойкость. Быть женой политика сложно. Потому что на долю простой женщины такие испытания не выпадают. Но с каждыми трудностями мы становимся только крепче, сильнее.

«Бектур – человек народа»

Между тем Алтынай Асанова - супруга Бектура Асанова, который уже неделю держит сухую голодовку, переживает за здоровье мужа. По ее словам, с мужем она последний раз виделась перед новогодними праздниками. Она также рассказала, что такое дом, оставшийся без главы семьи:

- Каким может быть дом без главы семейства!? Все важные вопросы Бектур решал сам. Как женщина я занималась воспитанием детей, домашним хозяйством, взаимоотношениями с родственниками. Первые полгода, когда он находился под арестом, я не могла найти себе места, очень трудно было. Слава богу, друзья, родственники поддерживали морально. У нас два сына, две дочери. Старшему 24 года, следующему 22, третьему ребенку 18 лет и младшему – 10 лет. За два года они очень сильно повзрослели. Двое уже работают, семейный бюджет состоит из их заработков. Бектур был на стольких должностях, но в эти 25 лет не придавал значения материальной стороне. Надо признаться, бизнеса у нас нет. Все, что мы зарабатывали, мы вкладывали в образование детей.

Алтынай Асанова отметила, что и друзья, и враги, и близкие, и друзья познаются в беде:

В таких ситуациях, оказывается, единственными близкими оказываются родственники. Остаешься наедине со своей семьей, детьми.

- Когда ты при должности, друзей всегда много. Это всем известно. Дом всегда полон гостей. Но в таких ситуациях, оказывается, единственными близкими оказываются родственники. Остаешься наедине со своей семьей, детьми. Скрыть от детей не получается, они сразу чувствуют. Честно признаться, не я их, а они меня поддерживают, дают мне силы, пытаются поднять настроение. Наша старшая дочь – психолог.

А жизнь проходит. Бектур и раньше был в политике, защищал государственные интересы. Был на виду. Дети это понимают, гордятся этим. Он решал вопросы не одной семьи, а народа. Мы это понимаем.

У осужденных политиков пострадали не только жены, но и матери. Супруга Бектура Асанова говорит, что ее 80-летняя свекровь с тяжелым сердцем восприняла новость о голодовке сына:

Некоторые воспринимают это неправильно. Думают: «У нее, наверное, есть свой водитель, телохранитель, мол, она не знает нужды».

- «Осужден» - очень тяжелое слово. И если старшие дети - сыновья - это понимают, то дочери было трудно. Когда сотрудники ГКНБ пришли к нам домой и почти пять часов обыскивали дом, сыновья, оказывается, случайно проговорились сестренке. Дочь приняла это известие очень тяжело и два-три дня пролежала с температурой. Бектур был очень ласков с дочерями, и им, конечно, трудно сейчас без него. Он еще был гурманом. Дети начинают вспоминать его и никак не могут остановиться.

Быть супругой политика тяжело, вдвойне тяжело. Некоторые воспринимают это неправильно. Думают: «У нее, наверное, есть свой водитель, телохранитель, мол, она не знает нужды». Но мы обычные женщины. Так уж распорядилась судьба, сейчас я живу с четырьмя детьми в двухкомнатной квартире.

Судебный процесс в отношении Бектура Асанова, Кубанычбека Кадырова и Эрнеста Карыбекова проходит в закрытом режиме, на него не допускаются даже близких обвиняемых. Но, несмотря на это, на каждое судебное заседании супруги обвиняемых приходят, их не пускают, но они кружат вокруг здания суда, чтобы оказать поддержку мужьям, хотя бы моральную.

Айгуль Текебаева.
Айгуль Текебаева.

Айгуль Текебаева, супруга находящегося в заключении лидера партии «Ата Мекен» Омурбека Текебаева, ранее выразила признательность его сторонникам за то, что они с первого дня оказывают ее мужу поддержку. Видно было, что она верит супругу и на каждом судебном заседании, выражала обеспокоенность не меньше его самого. Связаться с Айгуль Текебаевой не удалось, но в последний год стало понятно, что она не только хорошая мать для своих детей, но и сильная женщина.

Вслед за Омурбеком Текебаевым был задержан экс-депутат Жогорку Кенеша Садыр Жапаров, супруга которого – Айгуль Жапарова -рассказала о том, что ее супруг не совершал тяжкого преступления и что он нуждается в поддержке общества:

- Мы прожили с Садыром 25 лет. Я знаю, как он говорит, как отвечает на вопросы. Он очень сильный, волевой человек. Идет попытка сломить его, водворив почти всех его родственников в СИЗО. Это прямой прессинг со стороны властей страны.

Еще один депутат, лидер партии «Кыргызстан» Канатбек Исаев был заключен под стражу в сентябре 2017 года. Его супруга Джамиля Исаева говорит, что о его аресте пока не рассказывает младшей дочери и матери мужа, которой 78 лет. По ее словам, заключение мужа изменило ее взгляды, ценности в жизни:

- Если раньше что-то планировала, пыталась добиться, сейчас понимаю – самое главное, чтобы было здоровье. И еще начинаешь ценить свободу, саму жизнь. Начинаешь понимать ценность близкого человека, дорожить моментами, когда семья вместе. Раньше, когда он возвращался поздно с работы, могли поворчать, мол, мог бы прийти и пораньше. А сейчас теперь одно желание - был бы на свободе, и все.

С 2010 года в КР были и привлечены судом к ответственности и осуждены более 40 политиков.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

Мультимедиа

Кто получил «лакомые» участки земли в Бишкеке?
please wait

No media source currently available

0:00 0:25:20 0:00
XS
SM
MD
LG