Ссылки для упрощенного доступа

25 Июнь 2019, Бишкекское время 01:20

Борьба с экстремизмом: когда одна статья «главнее» других


Изъятые у подозреваемых в экстремизме материалы. Иллюстративное фото.

Кыргызстан еще раз стал антигероем доклада международной правозащитной организации. На этот раз республике доклад посвятил «Хьюман Райтс Уотч».

Правозащитная организация 18 сентября опубликовала доклад «Мы живем в постоянном страхе.» Хранение экстремистских материалов в Кыргызстане». Он полностью посвящен анализу в стране ситуации, связанной с осуждением граждан за хранение экстремистских материалов.

HRW отмечает, что в Кыргызстане выносятся сотни обвинительных приговоров по делам о хранении видеоматериалов, брошюр и книг, которые запрещены по избыточно широким признакам экстремизма. «Наказание – от трех до десяти лет лишения свободы, даже если в деле отсутствует распространение материалов или их использование для подстрекательства к насилию», - говорится в докладе.

Речь идет о статье 299-2 Уголовного кодекса Кыргызстана - «Приобретение, хранение, перевозка и пересылка экстремистских материалов с целью распространения либо их изготовление и распространение, а также умышленное использование символики или атрибутики экстремистских организаций». Обеспокоенность правозащитников вызывает факт исключения в 2013 году из этой статьи обязательного признака «с целью распространения», что повлекло за собой крайне негативные последствия для свободы слова, вероисповедания и выражения мнений.

В редакции Уголовного кодекса, который должен войти в силу в 2019 году, термин восстановили. Статья 299-2 перекочует 315-ю и уже будет называться иначе - «Изготовление, распространение экстремистских материалов».

Кенешбек Сайназаров, директор Центральноазиатской программы международной неправительственной корпорации «Поиск общих интересов», считает, что особого значения это не имеет, восстановят этот понятие или нет. Главное, по его словам, необходимо уточнить важные моменты для однозначного толкования этой статьи:

Кенешбек Сайназаров.
Кенешбек Сайназаров.

- Хорошо, предположим, часть статьи о распространении убрали или включили, но толкование этой статьи остается очень широким. Какое количество материалов требуется для квалификации как распространение 5 копий, 10? Правозащитные организации во время встречи сказали, что в России указано такое количество как 99. А в Кыргызстане этого нет. Из-за этого возникают подозрения.

А что если завтра будут судить человека за два материала? Надо все уточнить. Но в то же время Кыргызстан является членом таких организаций как ШОС, ОДКБ. Но там очень обширная терминология. Даже в нашей организации мы изучаем материалы, связанные с этим. Мы выносим заключения, высказываем свое мнение. Есть возможность даже нас задержать по этой статье.

В докладе HRW приводятся слова старшего исследователя организации Лэтты Тэйлер. Она считает, что «власти Кыргызстана должны возбуждать дела в связи с совершением или планированием актов насилия, но не в связи с наличием у людей видеороликов, которые они смотрят, или книг, которые они читают. «Существование уголовной статьи за одно лишь хранение материалов при размытых критериях признания их экстремистскими открывает широкие возможности для несправедливого преследования политических оппонентов, активистов, журналистов, адвокатов и обычных граждан», - отмечает исследователь.

На портале sot.kg, где публикуются судебные акты, можно найти решения судов по некоторым делам, возбужденным как раз по статье 299-2.

Например, в конце прошлого года Ошский городской суд приговорил к трем годам колонии-поселения местного жителя 1998 года рождения. Согласно приговору, в октябре того же года у него в смартфоне было обнаружено 38 аудиотреков и 10 видеозаписей, которые, по версии следствия, принадлежат запрещенной в республике религиозно-экстремистской организации и направлены на возбуждение межрелигиозной розни. Сам подсудимый вину признал частично, отметив, что слушал песни на арабском языке, но не понимал, о чем там идет речь.

Согласно другому судебному акту, на такой же срок колонии-поселения, правда, с отсрочкой наказания была осуждена журналистка одного из телеканалов. Согласно приговору, во время обыска в ее квартире в прошлом году обнаружены газета, 2 дневника с записями на арабском языке и 6 книг, которые, как утверждается, принадлежат экстремистской группировке «Хизб-ут Тахрир». Осужденная свою вину не признала, заявив о том, что обнаруженные у нее материалы были подготовлены в ходе журналистской работы. Но суд отнесся к ее оправданиям критично.

А к докладу «Хьюман Райтс Уотч» критично отнесся экс-директор Госкомиссии по делам религий Орозбек Молдалиев. Он считает, что каналы распространения экстремистских материалов совершенствуются, поэтому хранящиеся у кого-то материалы могут быстро разлететься:

- Перед принятием закона в Жогорку Кенеша была широкая дискуссия. Говорят, хранение. А кто хранит? Если это ученый, исследователь или сотрудник силового органа, использующий их в своей работе – это одно. А если гражданин утверждает, что хранит экстремистские материалы просто так, то уже суд должен определять, намеревался он их распространять или нет. Соответственно, и ответственность разная.

Орозбек Молдалиев.
Орозбек Молдалиев.

К тому же МВД взяло на работу в 10-управление специалистов – теологов и других. Они предварительно изучают материалы. Там есть очень хорошие, образованные теологи.

К вопросу надо подходить объективно. Ладно, уберем ответственность за хранение. И что, будем ждать пока они начнут распространять? Они не будут распространять материалы на рынке. У них свои схемы.

С 2010 года, по данным HRW, по меньшей мере 258 человек осуждены в Кыргызстане по статье 299-2 УК. Также отмечено, что на эту статью приходится больше всего дел о преступлениях террористической и экстремистской направленности.

На портале sot.kg опубликована информация о 90 делах. Часть из них уже рассмотрена, а другие находятся на стадии рассмотрения или обжалованы. И это только с начала 2018 года. По многим делам уже вынесены приговоры, нередко обвинительные.

Правозащитники считают, что статья 299-2 применяется достаточно широко. Кенешбек Сайназаров говорит о необходимости внесения ясности, но вместе с этим отмечает, что изменение такого рода терминологии не всегда в силах Кыргызстана:

- Хватит ли у Кыргызстана сил, я не знаю. Потому что основная терминология была принята в 1999 году во время создания Шанхайской организации сотрудничества. Поэтому мы можем изменить ее только уговорив наших соседей. Но в то же время при рассмотрении нашего Уголовного кодекса мы должны внести как можно большую ясность. Как квалифицировать человека, задержанного с экстремистскими материалами? Как квалифицировать человека, задержанного с двумя материалами и человека, задержанного с 99 экземплярами?

В Кыргызстане существует официальный список экстремистских материалов. Туда включены книги, сайты, аккаунты в социальных сетях и YouTube, фильмы, которые суд признал экстремистскими. Но там можно найти и доклад правозащитников о защите прав трудовых мигрантов. Правозащитники и их адвокаты пока не могут добиться исключения их работы из этого списка. А вдруг кто-то захочет прочитать этот документ и сохранит его, например, у себя в телефоне?

  • 16x9 Image

    Болот Колбаев

    Выпускник кыргызско-турецкого университета "Манас". Работал в ведущих кыргызстанских информационных агентствах.

    E-mail: bolotbek.kolbaev@gmail.com

    Twitter: @bkolbaev

XS
SM
MD
LG