Ссылки для упрощенного доступа

23 Август 2017, Бишкекское время 14:19

Как государство будет бороться с оргпреступностью, все больше срастающейся с религиозно-экстремистским подпольем?

Государственная служба исполнения наказаний и муфтият будут сообща бороться с религиозным экстремизмом и терроризмом. Духовное управление мусульман КР будет внимательно следить за мечетями и намазкана - молельными помещениями, находящимися в пенитенциарных учреждениях. Кроме того, ДУМК будет направлять туда имамов, которые станут проводить для спецконтингента обучающие лекции по пятницам.

Эксперты отмечают, что в Кыргызстане наблюдается сращивание организованной преступности с религиозным экстремизмом, а связи между ними начинают налаживаться в тюрьмах.

По информации ГСИН, во всех закрытых учреждениях есть мечети, а в следственных изоляторах – намазкана.

Начальник Главного оперативно-розыскного управления ГСИН Ороз Энтериев сообщил «Азаттыку», что группа, состоящая из муфтия, представителей милиции и спецслужб побывала во всех тюрьмах:

- Мы инициировали создание комиссии. Они посетили все тюрьмы. В общем в исправительных учреждениях читают намаз от 400 до 900 заключенных. Их пытаются направить на путь традиционного ислама.

Энтериев отметил, что для противодействия экстремизму была поднята инициатива об отдельном содержании осужденных за такие преступления, но в Кыргызстане ее не поддержали:

- В прошлом году мы приглашали экспертов из России и Казахстана. Мы провели с ними семинары, выслушали советы и отказались от идеи содержать осужденных за религиозный экстремизм в отдельных учреждениях. Вместо этого мы планируем построить на территориях тюрем отдельные камеры и содержать их там. Мы не можем собрать всех и закрыть в одну колонию, потому что у них разные режимы. В Казахстане и России сначала собрали всех, но потом оставили все как есть.

Только традиционный ислам

До этого имамов мечетей в тюрьмах избирали из числа заключенных. Муфтий Кыргызстана Рахматулла Эгембердиев рассказал о том, что теперь имама будут назначать по согласованию с ДУМК:

- В тюрьмах есть случаи, когда осужденные представители «Хизб-ут Тахрир», салафии и акрамии проводят агитацию. На сегодняшний день мы назначили имамов в трех тюрьмах. Мы создаем условия для того, чтобы священнослужитель заходил в тюрьмы, преподавал уроки традиционного ислама и проводил пятничные намазы. Руководители и других тюрем обращаются к нам с просьбой назначить имама. Они также просят нас провести аттестацию имамов, которых избрали сами осужденные.

Эгембердиев также отметил, что в муфтияте создается отдел по работе с нетрадиционными течениями ислама. Он рассказал о мерах, предпринимаемых для того, чтобы имамы во всех регионах страны не проповедовали других течений ислама, кроме традиционного:

- Я признаю, что криминальный мир вошел в мечети. Такие явления есть на самом деле. Однако если они отращивают бороды, надевают головные уборы, но продолжают делать то же, что и раньше, то я не считаю их полноценными мусульманами. Я думаю, и истинные мусульмане не будут их принимать.

Мы у каждого имама на местах берем расписку о том, что он будет проповедовать только традиционный ислам, в противном случае его уволят с работы. Если же священнослужитель не подписывается, то мы обязаны его уволить. Мы вынуждены принимать такие меры. Сейчас 50-60 сотрудников подписались под документами. Однако есть и те, кто отказывается это делать.


Как сращивается криминал с религиозным экстремизмом

Сращивание криминала с религиозным терроризмом как в закрытых учреждениях, так и на воле – очень опасный процесс. Оперативные сотрудники силовых ведомств называют «новыми черными» тех, кто был не раз судим за тяжкие преступления, но потом совершает преступления под прикрытием религии. Они как раньше не вымогают деньги силой, а просто требуют внести средства как пожертвование «хадия».

Однако начальник ГУБОП МВД Рафик Мамбеталиев отметил, что заявлений с жалобой на такое вымогательство еще не поступало:

- На пятничные намазы ходят много людей – от мала до велика. Среди них есть и члены ОПГ. Они привлекают в свои группировки много людей из этой сферы. Как вы знаете, в других государствах усиливается экстремизм и терроризм. Там есть много течений.

У нас есть специальное управление, занимающееся такими вопросами, и мы сейчас работаем с ними сообща. Члены ОПГ могут ходить в мечети, отращивать бороды и потихоньку делать свои дела. Однако мы не допустим этого. Если поступят заявления, то мы примем решительные меры.


Начальник отдела 10 управления МВД Эмиль Жээнбеков объяснил механизм сращивания криминальных группировок с религиозным экстремизмом:

- Есть вопрос о том, криминал использует экстремизм или экстремизм пользуется криминалом? Здесь экстремизм использует криминальные группировки. Известно, что экстремизм использует в своих целях все нежелательные элементы. И в криминальной и в экстремистской идеологии используют одни и те же термины.

Например, термин «брат, братья». В некоторых случаях, они копируют и структуру. С другой стороны, они свои преступные действия объясняют религией. У них есть возможность еще более эффективно воплощать свои преступные идеи. Это объясняется тем, что они могут долго избегать ответственности, прикрываясь религией.

Кроме того, это новое явление, и поэтому сотрудники правоохранительных органов не всегда это понимают. Например, если представитель ОПГ стал посещать мечеть, это воспринимается, как будто он отошел от «дел».


Жээнбеков добавил, что больше всех к криминальной среде близок салафизм:

- Радикальный салафизм воспринимается в обществе как ваххабизм. В свое время создатель ваххабизма использовал идеологию радикального салафизма. Если посмотреть на историю, то мы узнаем, что Мухаммед Абдулвахоб сделал вывод для своих сторонников о том, что они могут убивать и отбирать имущество у тех, кто не поддерживает их идеи и таким образом считается их врагом.

Проще говоря, он агитировал за то, что его сторонники могут предпринимать все меры против тех, кто не поддерживает их идеи. Сейчас же методы преступных группировок подкрепляются религиозной идеологией. Из-за этого для деструктивных элементов создаются благоприятные условия.


Время переходить от слов к делу

4-6 сентября ОБСЕ провела тренинг для представителей уголовно-исправительной системы Кыргызстана в рамках борьбы с религиозным экстремизмом и терроризмом. Во время мероприятия представители муфтията и правоохранительных органов обменялись мнениями и договорились о сотрудничестве. Несмотря на это, эксперт Кадыр Маликов считает, что в этом вопросе государство не торопится перейти от слов к делу:

- На самом деле мы начали принимать меры поздно. Сращивание криминала и религиозного фактора у нас началось давно. Однако этот вопрос еще не вышел за рамки обсуждений. Государство до сих пор не предпринимает должных мер. Это влияет на безопасность всей страны.

Давайте рассмотрим последние события, связанные с «Кумтором». Перед самым началом событий от имени «Хизб-ут Тахрира» появился обычный светский ролик о месторождении. Во-вторых, один из подозреваемых в вымогательстве 3 миллионов долларов у «Кумтора» имеет отношение к религиозному фактору. Это очень опасно.

Поэтому надо предпринимать срочные меры – не силовые, а образовательные. Это, конечно, требует средств. Последние лет пять государство не уделяло должного внимания этому вопросу.


В Кыргызстане 13 организаций официально признаны экстремистско-террористическими. На учете милиции в качестве членов этих организаций стоят около 1,5 тысячи человек, но по неофициальным данным, эта цифра намного больше, и в основном за счет членов «Хизб-ут Тахрира».

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG