Ссылки для упрощенного доступа

19 Декабрь 2018, Бишкекское время 18:18

«Сын, вернись…». Истории пропавших без вести в России кыргызстанцев


Пропавший семь лет назад в России Талантбек Мырзакматов.

Немало кыргызстанцев уехали на заработки в Россию, но пропали без вести. Их близкие встревожены, зачастую поиски родных не дают результатов.

Приехавшая в Москву из Кадамжайского района Баткенской области Сейилкан апа уже полгода разыскивает своего сына. 34-летний Талантбек Мырзакматов семь лет назад уехал в Россию на заработки и с тех пор пропал. Мать надеется, что сможет отыскать в многомиллионной столице России своего единственного сына.

«Не могу ждать, сидя дома, - говорит она. – Решила приехать в Москву и искать здесь. Надеюсь, что смогу отыскать его. Если кто-то что-то знает о нем, сообщите. Очень прощу помощи!».

Таких мигрантов, которые уехали работать в Россию, а потом перестали выходить на связь с семьей и родственниками, не появляясь месяцами и годами, немало. Среди них есть и те, кто из-за увлечения спиртным остался на улице. Или те, кто решил создать новую семью, а потому оборвал все связи с прежними родственниками. Или кто оказался в заключении и потому не сообщает о своем положении близким, чтобы не расстраивать их. Но бывают и случаи, когда люди попадают в трагические ситуации, бывает, что их хоронят, так и не выяснив личность, имя и фамилию...

Уехавший в феврале 2018 года в Москву из Нарына 25-летний Айдар Асанбек уулу с июня не выходит на связь. Его родственник Акылбек рассказал, что Айдар не знал русского языка, а потому не мог устроиться на постоянную работу и адаптироваться в большом городе:

- Он приехал в Москву из села Эмгекчил в феврале этого года. С июня перестал отвечать на телефонные звонки. Потом я уехал в Кыргызстан по делам, а когда вернулся, то понял, что он пропал. Опубликовал в социальных сетях его фотографию и начал поиски. Кто-то сказал, что видел его в чайхане «Инжир» у станции метро Братиславская. Потом выяснил, что он там проработал десять дней, и не сумев получить деньги за свою работу, ушел. До этого он работал в торговом центре там же, поблизости – убирал и чистил территорию.

Я сам и моя жена нашли ему несколько мест работы. Но испытывая трудности из-за незнания русского языка, он не задержался ни на одной, постоянно менял место работы. Потом кто-то рассказал, что он снимал квартиру у станции метро Тульская. Но и там я не смог его найти.

Обратился в представительство МВД Кыргызстана в России, они сказали: «Пиши заявление в отделении полиции у метро Братиславская». Но в полиции сказали, что заявление должны подавать близкие родственники – родители или родные братья, сестры, поэтому мое заявление не приняли. С тех пор не знаю, что мне делать. Парень он спокойный, спиртным не злоупотреблял, ничего противозаконного совершить не мог.

Айдар Асанбек уулу.
Айдар Асанбек уулу.

В социальных сетях, где зарегистрированы группы, объединяющие работающих в России мигрантов, месяцами и годами продолжают висеть публикации о тех, кто пропал без вести. Те, кто публикует, не имеет возможности вести поиски самостоятельно, а потому надеются, что, возможно, кто-то из родственников, оставшихся в Кыргызстане, увидит человека живым и сообщит.

40-летний Базарбай Нишанов выехал из дома в Ошской области в мае 2017 года, и с тех пор от него не поступало никаких вестей. Его брат Таалай, находящийся в Москве, говорит, что некоторые сообщали о том, что якобы видели Базарбая в российских городах Сургуте и Екатеринбурге. Как выяснилось, в Кыргызстане пропавший ранее взял кредит, который не выплатил вовремя.

«В мае 2017 года он уехал из дома в селе Бель-Орук в Ноокатском районе, - рассказывает брат. – Потом путем расспросов мы выяснили, что он работает в городе Сургуте. Говорили, что и в Свердловске на стройке он работает. Кто-то в октябре этого года видел его на авторынке в Бишкеке. И так уже полтора года он не дает о себе знать. Он, оказывается, брал кредит почти в 400 тысяч сомов. И, видимо, не выплатил его, сбежал. Сам он семейный человек, есть дети, которые уже ходят в школу. Мы думали, что когда-нибудь он объявится. Не думали, что совсем пропадет, без вести. Ищем его везде – и в России, и в Кыргызстане, и в Казахстане»​.

Базарбай Нишанов.
Базарбай Нишанов.

Те, кто ждет возвращения своих родственников из России, несмотря на то, что прошло столько лет, не теряют надежды, что их близкие найдутся. Брат Шайыргуль - Рахманалы Туйгунов, которому уже почти 60 лет, пропал в России восемь лет назад. Но Шайыргуль не прекращает поиски, надеясь, что «отец, пока жив, увидит своего старшего сына»:

- Он еще во времена СССР остался в России. Женился на русской, у него есть взрослая дочь. Но жизнь у него шла не очень. Нас в семье было девять детей. Он старший из двух братьев. Мама уже умерла. Отец еще жив, ждет, что сын найдется. В последний раз его, оказывается, видели в одном из торговых центров Москвы, где он вел за руку 4-5-летнюю девочку. Но мы с его дочерью не прекращаем поиски. Надеемся, что он подаст хоть какую-то весточку.

Рахманалы Туйгунов.
Рахманалы Туйгунов.

Есть среди пропавших и те, кто намеренно не дает о себе знать своим близким, затерявшись на просторах России. Канымгуль апа из Оша пожаловалась, что ее 23-летний сын Маматсабыр Алимбек уулу, прячась от родного брата, не выходит на связь, мучая своих близких:

- Он с января этого года стал скрываться, перестал выходить на связь. Не встречается с братом в Москве. Иногда пишет мне в «Одноклассниках» или же звонит с незнакомых номеров, спрашивая: «Как вы мама? Ваше здоровье? Все хорошо?». Где он и чем занимается, не рассказывает. Вот думаю, может, женился и поэтому прячется, избегает общения? Или он звонит из мест не столь отдаленных?! Все переживаю за него. Брат не перестает искать его в Москве.

Искать в России пропавших без вести нелегко. Местная полиция принимает заявления о пропаже человека только от близких родственников. Несмотря на то, что зачастую на территории РФ проживает кто-то из членов семьи, кто может подать такое заявление, кыргызстанцы бывает медлят и затягивают этот вопрос. Бывает и такое, что российские правоохранительные органы не уделяют достаточного внимания делам, связанным с мигрантами.

Скрывающиеся за решеткой

Работающая переводчиком при рассмотрении дел в суде Жамалкан Сабаева говорит, что очень часто соотечественники, уличенные в преступлениях, стыдясь своих родственников, намеренно скрываются и не выходят на связь:

- Много тех, кого задерживают за совершение преступления, а они отказываются называть свои имя и фамилию, давать контактные телефоны своих родственников. А когда видят переводчиков-кыргызов, опасаясь, что те все расскажут его близким и что о нем все узнают, отказываются от услуг своих соотечественников, хотя сами могут и не знать русского языка.

Один парень из Кыргызстана, оказывается, продал мебель в одной из квартир многоэтажного дома в Москве, так как жилье оказалось без присмотра. И когда его задержали за это, я попросила его дать номер телефона близких, чтобы связаться с ними, чтобы наняли адвоката, помогл ему. Так он ведь три месяца отказывался! Три месяца сидел в СИЗО, а теперь когда начался процесс и он начал понимать, что его могут осудить, стал просить о помощи.

Потом я связалась с его супругой. Семья его, оказывается, ничего не знала и переживала за него. В итоге сняли вопросы с его документами, наняли адвоката. И он освободился, просто выплатив штраф. А женщины наши порой превосходят мужчин. Говорят, что «если в селе узнают о том, что я совершила кражу из магазина, это же смерти подобно». И поэтому, никому не рассказывая, не давая о себе знать, сидят за решеткой.

По официальным данным, за границей отбывают наказание около 1,8 тысячи кыргызстанцев. Большинство из них содержатся в российских тюрьмах.

Умирающие на чужбине

Официальной статистики по кыргызстанцам, которые пропали в России, не ведется. Сколько именно граждан КР пропало за последние 5-10 лет в РФ точно не знает никто.

Пресс-секретарь Посольства Кыргызстана в России Гульбарчын Байымбетова рассказала, что в 2018 году поступило восемь заявлений от соотечественников, которые искали своих близких, в итоге двое из пропавших, как выяснилось, погибли:

Гульбарчын Байымбетова.
Гульбарчын Байымбетова.

- В наше консульство в 2018 году поступили заявления о пропаже восьми граждан КР. Позже выяснилось, что двое из них погибли. Еще двоих мы смогли найти и отправили в Кыргызстан. Поиски оставшихся четырех продолжаются. После того как в Министерство иностранных дел КР или же в консульство поступают заявления, то мы через министерство официально обращается в российские правоохранительные органы с тем, чтобы они объявили в розыск пропавших людей.

Информацию о кыргызстанцах, которые подозреваются в совершении правонарушения и находятся в СИЗО или уже отбывают наказание в тюрьме, можно узнать через МИД или же обратившись в консульство КР в России.

Иногда в социальных сетях можно встретить публикации о тех, с кем произошел трагический случай, и они находятся в больнице, не приходя в сознание, или же сообщения о том, что в морге находится тело человека, личность которого не могут установить, и не могут найти его родственников.

При поиске пропавших в России людей необходимо обращаться в местные отделения полиции или же в больницы. Кроме того, информацию о тех, кто погиб при несчастном случае, но личность его не установлена, можно получить в Бюро регистрации несчастных случаев.

Кроме того, в Москве с поиском пропавших без вести помогают общественные организации «Лиза Алерт» и «Альтернатива».

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG