Ссылки для упрощенного доступа

16 октября 2021, Бишкекское время 23:04

Социальные сети – прообраз будущего или слепок прошлого?


Иллюстративное фото.

Соцсети прочно вошли в нашу жизнь, несмотря на свое недавнее появление, они, по сути, еще только начинают свою историю.

Количественный параметр пользователей соцсетей по понятным причинам ограничен, но степень их влияния на формирование новой реальности, похоже, не имеет пределов. Сейчас мы можем с уверенностью сказать, что по-настоящему мир изменили не изобретения книгопечатания, телеграфа, радио, телевидения и даже самого Интернета – все они были лишь новыми способами технической передачи данных. Мир изменила именно идея образования массовых площадок для обмена информацией, которые собой и представляют социальные сети.

Все относительно в виртуальном мире

Чтобы представить объемы цифровой глобализации, можно привести такое сравнение: если из всех сайтов в такой крупной стране как Россия среди соцсетей по популярности в 2012 году первой оказалась «В контакте», занимающая в общем рейтинге четвертое место, то этот же ресурс в мировом списке по итогам того же года оказался лишь на 47 позиции. Находящийся на пятой строчке в Рунете «Мой мир» в общемировом реестре смог претендовать только на 52 место. А седьмое место вездесущих «Одноклассников», достаточно почетное в рамках гигантской в нашем понимании зоны Ru, в масштабе планеты девальвировалось до весьма скромного - 80-го места.

Вот какая сложилась картина современного компьютеризированного мира, границы которого очень скоро, возможно, будут определяться не традиционным административно-политическим делением, а уровнем проникновения в них социальных сетей и числа пользователей. Уже сейчас число социальных платформ, аудитория которых превышает 100-миллионную отметку, достигло 12 единиц. Лидерство в этой топ-группе принадлежит Соединенным Штатам, в которых родились 5 мега-ресурсов, занимающих места в первой шестерке и пропустивших в свою тесную компанию лишь одну соцсеть из Китая. Который, в свою очередь, представлен в лидирующей дюжине четырьмя доменами. В избранный клуб мировых соцсетей кроме этих интернет-держав удалось войти только России с двумя сайтами и Великобритании с единственным Badoo.

Сила влияния социальных сервисов уже демонстрирует свой поистине неограниченный потенциал. Ссылаться на организационную роль соцсетей во время событий «арабской весны» уже не модно, однако и забывать про этот феномен нельзя. Более того, его необходимо изучать, поскольку завтра история может повториться уже в других местах Земли – и тут подразумеваются не обязательно революции, а любые виды значительных социальных трансформаций, оказывающих коррелирующее воздействие на общее течение жизни человеческого сообщества. И раз мы сегодня говорим о «политическом» и «общественном» компоненте социальных сетей, а не о кошечках, цветах, еде и письмах, что вы выиграли в лотерею миллион долларов, то давайте попробуем разобраться в этом вопросе.

Пойманные в соцсети

Итак, что на что влияет: соцсети на общество или общество на соцсети? На мой взгляд, правильней говорить о конгруэнтности двух систем, их равном взаимодействии и диалектичности влияния друг на друга. В самом деле, человечество устраивало бесконечные революции и без интернет-политики, создавало отдельные открытые и закрытые сообщества и до появления виртуальных групп. Социальные сети, по большому счету, лишь ускорили темпы коммуникаций и упростили процессы передачи данных, обеспечили одновременный охват максимально возможной аудитории. И что еще важнее - они делают все это в режиме реального времени и при отсутствии в каком-то смысле контроля со стороны, если не считать блокировочных мер и внешнего опосредованного воздействия.

Таким образом, социальные сети – это всего лишь форматированный, и сам по себе пассивный ключ к достижению определенных целей, а не готовый по умолчанию инструмент международной политики, как писал в своей предвыборной статье 2012 года «Россия и меняющийся мир» Владимир Путин. По этому поводу можно даже на ходу сочинить незатейливый, но точно передающий роль социальных сетей анекдот: «Я смог бы устроить с утра революцию, но забыл заплатить за Интернет». Образно соотношение функций общества и массовых сетей я бы представил так: сам социум можно сравнить с газовой плитой, а сетевую сферу – с чайником на ней. Конечно, чайник может спокойно стоять на плите сколько угодно долго, но чтобы он закипел, необходимо, чтобы кто-то зажег огонь.

В этом смысле Всемирная паутина подарила людям возможность пользоваться Интернетом так, как этого хотят они сами. Но знаем ли мы весь потенциал Интернета, в том числе и социальный аспект виртуальной среды? Скорее всего, этого мы еще не в состоянии представить. Так же, как создатель прото-Сети Винтон Серф в исторически не таком уж далеком 1969 году не подозревал, что созданная им система просуществует лишь до 1990 года, так и пришедший ему на смену NSFNet ведал контролем над Интернетом уже всего лишь пять лет, передав каналы распространения информации независимым провайдерам. После чего, в 1995 году, всемирная сеть WWW, под которой мы сейчас и подразумеваем Интернет, стала приобретать свой нынешний вид, она до сих пор продолжает эволюционировать.

Фильтры безответственности

Следующий шаг – за массовым внедрением сети Интернет2, в которой объем передаваемой информации теоретически равен 10 Гб в секунду, то есть в нашем бытовом понимании мы с такой мощностью с помощью нового поколения Сети сможем за одну секунду скачивать на свой носитель минимум 14 полуторачасовых фильмов. Но как бы мы не восторгались достижениями современных технологий, нужно помнить, что в настоящее время лишь 30 процентов населения планеты имеют доступ к Интернету, а по подсчетам более строгих и осторожных аналитиков, такой возможностью обладают и вовсе 20 процентов землян. А сама компьютерная инфосфера до сих пор не в состоянии решить ряд важных вопросов своего функционирования.

Принято считать, что нынешний Интернет уже сформулировал основные технические и этические принципы цифрового мира. Да, сейчас он обладает несколькими принципиальными отличиями от любых прочих информационных систем, которые делают его уникальным явлением: у Интернета нет единого собственника, его нельзя выключить одномоментно и целиком, он создает множественные связи. И самое главное – он существует лишь по воле человека, что делает невозможным осуществление апокалиптических сценариев вроде восстания машин из фильма «Терминатор». Но вся проблема в этом и заключается: какой же, в конце концов, будет воля человека?

Ведь пока Интернет не в состоянии бороться с негативными сторонами его использования, которые опять-таки привносит человек: порнография, распространение антигуманных идей, недобросовестная реклама, вредоносные программы... Наконец, дезинформация – то, что на сегодняшний день наиболее беспокоит отцов-основателей Всемирной сети, и отношение к чему очень четко выразил создатель WWW Тим Бернерс-Ли: «Мы должны что-то придумать, чтобы помочь людям отделять факты от слухов, появляющихся в Интернете». Ясно одно – мы должны надежно обезопасить нашу информационную среду, но как это сделать, пока не знаем.

Безопасный текст

Аккаунты двух третей пользователей соцсетей подвергались взлому. такие данные приводит корпорация ESET – крупный разработчик антивирусного программного обеспечения. Только в феврале 2013 года хакеры обошли защиту более 250 тысяч подписчиков «Твиттера». Еще больше интернет-клиентов должны беспокоить сообщения, подобные истории конфликта между компанией «Гугл» и Федеральным бюро расследований, в котором 17 исков американской спецслужбы из 19, содержащих требование предоставления компьютерным гигантам данных о своих зарегистрированных пользователях, были удовлетворены судами США, а ведь это имело место задолго до откровений Эдварда Сноудена.

В чем же опасность несанкционированного вторжения в личное интернет-пространство пользователей, стремления выяснить пароли? Конечно, это делается не для того, чтобы воспользоваться вашей почтой или социальными каналами для передачи спама, как многим кажется. Настоящее предназначение хакерских экспериментов – это отработка действий, направленных на то, чтобы во время «Ч» вы потеряли контроль над своими стационарными компьютерами, ноутбуками, планшетами и смартфонами. Так считают и профессионалы - специалисты по сетевой безопасности, утверждая, что в данное время наиболее значительное число атак на компьютерные системы планируются в Китае. Хотя на самом деле от подобных подозрений не может быть свободна ни одна в мире могущественная держава .

Для чего это нужно, никто, кроме тех, кто, может быть, моделирует сейчас вместо нас наше кибер-будущее, достоверно не знает. И, в принципе, это должно нас сильно пугать. Не случайно 3 июня 2011 года была принята резолюция ООН о признании доступа в Интернет базовым правом человека. Это означает, что любое преднамеренное отключение нас от Сети уже является нарушением наших прав, признанных неотъемлемыми и принадлежащими нам по рождению. И мы понимаем, что препятствует нам в этом праве прямым или косвенным образом абстрактное государство, которое, как бы оно не называлось и где бы не находилось, всегда будет стремиться к тому, чтобы владеть контролем над Интернетом, а значит, и контролем над обществом.

Не Сетью единой

Но важно правильно понимать иерархию значимости различных инструментов действий во время революционных событий. И в этом смысле Интернету в целом и соцсетям в частности принадлежит не главенствующая роль. Доминирование, как и прежде, остается за традиционными методами гражданской политики – демонстрациями, митингами, пикетами, голодовками, маршами, забастовками вплоть до вооруженных восстаний. Если вспомнить арабскую весну, то власти Туниса, Египта и Ливии в то время все же производили частичные или полные отключения Интернета, а в определенные моменты – даже сотовой связи.

Однако в роли информатора, коммуникатора, агитатора и организатора Сеть выполняет свою важную и порой незаменимую функцию – ей достаточно всего-то выступить на начальном этапе, а дальше все сделаю сами люди, охваченные вирусом социальных действий, который намного сильнее и шире вирусного воздействия любой из социальных сетей. Более того, соцсети сами обязательно дожны заранее приобрести черты социальных медиа с общим идеологическим содержанием, где каждый пользователь может выступить в роли автора, комментатора, фотокорреспондента и редактора, что принято называть термином UGC.

В истории социальных медиа Кыргызстана мы в этом смысле можем привести пример с одним из ярких опытов медийной самоорганизации гражданского сообщества во время событий, предшествовавших 24 марта 2005 года. Это – знаменитый в прошлом сайт «Газета.kg» сетевого издателя Улана Мелисбека. Именно этот ресурс, если не считать аналогичных, оппозиционно заточенных печатных СМИ, стал основной, пусть и модерируемой интернет-площадкой для проведения виртуального бессрочного митинга в общенациональном масштабе, подготовившем почву для проведения смены политического режима в стране.

Интернет – это я!

Не случайно после мартовской революции-2005 «Газета.kg» была выкуплена за астрономическую для кыргызстанских общественно-политических сайтов сумму в 700 тысяч долларов после того, как власти поняли всю опасность хорошо организованных соцмедиа. Ради объективности надо вспомнить, что продажа этого ресурса была не простой коммерческой сделкой, а лишь финалом долгого конфликта между владельцем «Газеты» и тогдашними властями КР, включавшем в себя и силовой прессинг - вплоть до шантажа убийством.

Мы смело можем констатировать, что нами управляют государства и корпорации. И чтобы сохранить над нами свою власть – политическую и экономическую, эти образования сделают все, чтобы не дать развиться Интернету настолько, чтобы он смог стать абсолютно неуправляемым и автономным. Если верить предсказанию великого Николы Теслы, прозванного «человеком, который изобрел XX век», многие из научных откровений и гипотез которого мы не в состоянии осмыслить и по сегодняшний день, подлинная независимость нового способа информационной связи, под которым ученый подразумевал Интернет, настанет только тогда, когда будет изобретен источник беспроводной передачи энергии. А пока достаточно лишь вырубить электричество, как человечество моментально вернется в средние века.

Да, полностью обвинять государство в стремлении к контролю над глобальной Сетью мы не можем. Мы уже перечисляли негативные моменты, действительно требующие определенного вмешательства или цензуры, поскольку, как мы уже говорили, Интернет – это прямое отражение нас всех в совокупности, всего нашего социума. Но и разделять страх государства перед свободной инфосферой мы не должны. Интернет совершенен настолько, насколько совершенно само человечество, и несовершенство Сети также определяется пределами несовершенства самого человека. И как мы никогда не найдем ответ на вопрос, для чего созданы люди, точно так же навсегда безответным останется вопрос: «Для чего создан Интернет?»…

Автор поздравляет все медиа-сообщество Кыргызстана с 7 ноября - Днем информации и печати.

Мультимедиа

Радиомеханик: Прямо в приемнике сидела лягушка
please wait

No media source currently available

0:00 0:11:54 0:00
XS
SM
MD
LG