Ссылки для упрощенного доступа

22 Август 2017, Бишкекское время 05:52

На востоке страны создан правовой прецедент, когда родителей лишают прав из-за отсутствия надлежащего ухода за детьми.

Такой суровый вердикт судья Тонского районного суда вынесла после того, как стали известны шокирующие факты условия содержания детей в семье Осмоновых. Родители фактически отдали в рабство своих двух детей. Один из них пас чужой скот, в результате чего получил обморожение конечностей. Сейчас все дети этой семьи находятся под присмотром социальных работников во временном реабилитационном центре.

В интервью «Азаттыку» начальник отдела по охране детей и семьи Тонской районной администрации Медина Жумалиева призналась, что лишение родительских прав Туратбека Осмонова и Гулмиры Курманалиевой - вынужденная мера.

По ее словам, уже второй раз их уличают в ненадлежащем уходе за своими детьми. В 2007 году трое детей этой семьи Темирбек, Турдубек и Омурбек в результате специального решения были определены в детский реабилитационный центр «Хадича» в городке Каджи-Сай.

В 2009 году Гульмира Курманалиева клятвенно пообещала надлежаще ухаживать за детьми, воспитывать их. Тогда после ее настоятельной просьбы детей ей вернули:

- Эта история уже дважды повторяется. Мы забирали ее троих детей в 2007 году. Спустя два года мы вернули детей в семью по просьбе матери. Но с тех пор ситуация мало в чем изменилась, мы были вынуждены в 2011 году вновь забрать детей из этой семьи. У детей не было никакой одежды, выглядели они исхудалыми.

Социальный работник напомнила, что по закону, если родители не ухаживают должным образом за своими детьми или же проявляют насилие по отношению к ним, их могут лишить родительских прав:

- Сначала в мае 2012 года мы обратились в правовую комиссию по делам детей, а потом уже в суд. Дело в том, что, к сожалению, они не смогли в полной мере выполнять свои родительские обязанности. Когда мы к ним пришли домой, там был только пьяный отец с детьми, а мать укатила в Бишкек. Откровенно говоря, я неприятно удивлена поведением этой женщины, у нее практически отсутствуют материнские чувства. Она как женщина, как хранительница очага должна была следить за домом, но там все грязно и запущенно. У детей нет никакой одежды. На суде они сидели молча, раскрыв рты и опустив головы. Судьи тоже были удивлены и молча ушли.

Гульмира Курманалиева в интервью «Азаттыку» рассказала, что в декабре прошлого года родила сына, которого усыновили ее родственники из Таласской области, потому что болела часто. Свое нынешнее положение она объяснила так:

Гульмира Курманалиева
Гульмира Курманалиева
-Когда муж приходил пьяным, я уходила к дочерям. Сыновья оставались с отцом. Когда старший сын повзрослел, он стал сам себя содержать. Они обижались на отца. Если я готовила что-то поесть, они помогали мне.

По словам Гульмиры, у нее есть две дочери от первого брака. Одна вышла замуж в Талас, а другая в Жалал-Абад. В 2012 году она отдала своего одиннадцатилетнего сына пасти чужой скот:

-Меня упрашивали, чтобы я его отдала. Они близкие нам родственницы. С Верхней Долинки. Он должен был пойти учиться, но у нас не было средств обеспечить ему образование.

Незадачливый отец семейства Турат Осмонов уверяет, что с прошлого лета он ни капли спиртного не брал в рот. После одной из драк он получил сотрясение мозга и глаза стали плохо видеть. Вот что он рассказал про то, как отдал сына Кенжебека на услужение другим людям:

-Они нам привозили муку. Содержали моего сына. Он пас баранов у них. У меня была мысль забрать его, но разрешения не давали. После сотрясения мозга я стал инвалидом.

«Азаттык»: Вы хотите вернуть детей?

Турат Осмонов: Не знаю, когда это возможно. Оказывается, если тебя лишили родительских прав, то нельзя к ним подходить. Дети тоже скучают. Сельские учителя тоже были против нас, потому что дети не учились в школе. У нас не было возможности, поэтому они не могли учиться.

Туратбек Осмонов
Туратбек Осмонов
«Азаттык»: А сейчас можете дать им образование?

Турат Осмонов: Сейчас у меня нет работы. Раньше когда у меня было хорошее зрение, я пас чужой скот. Так и содержал семью. Сейчас я инвалид второй группы и получаю пенсию в размере 1800 сомов. С детьми разговариваю по телефону.

Дети семьи Осмоновых, оказавшись в детском реабилитационном центре «Хадича», особо не хотели разговаривать с нами. Самый старший из них Темирбек, ему сейчас 17 лет, он учится в седьмом классе. Школьную программу ему помогают освоить учителя средней школы имени Пушкина в Каджы-Сае. Так как у себя в селе он проучился всего два года. Рассказывает Темирбек:

- Я почти все время находился дома. Помогал родителям. Дома отцу помогал. Сейчас я не знаю чего ожидать от жизни.

По словам Темирбека, им было бы лучше жить с родителями:

- Они говорят, что у нас дома ничего не было. Но это не так. Я не знаю, кто такое сказал. Это не так, у нас все было хорошо.

«Азаттык»: Отец выпивал?

Темирбек: Было, иногда только. Одну неделю выпивал, а вторую ходил трезвый как стеклышко. Сейчас говорят не пьет, потому что инвалидом стал из-за сотрясения головы.

Когда социальные работники нашли двенадцатилетнего Кенжебека, который пас чужой скот, все его лицо было обветрено, руки обморожены. Сейчас у него почти сошли все болячки на лице, и выглядит он более уверенно, чем тогда:

«Азаттык»: Чей скот ты пас?

Кенжебек: Хозяина звали Кокул. У него в отаре было свыше 400 овец. Там был еще один человек, мы вместе с ним пасли баранов.

«Азаттык»: Домой не хочешь?

Кенжебек: Хочу.

Стоит подчеркнуть, что детский реабилитационный центр «Хадича» предоставляет всего лишь временное пристанище. По словам Медины Жумалиевой, как только будут выделены деньги на покупку одежды и их переезд, они будут распределены в Аксуйский детский дом.

AI

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG