Ссылки для упрощенного доступа

29 ноября 2021, Бишкекское время 11:52

Реформаторский зуд или о реформе милиции


Александр Зеличенко, эксперт по вопросам борьбы с наркотраффиком. Фото "КП".
... Правоохрану у нас не переустраивал разве что ленивый. И сейчас, на волне апрельских преобразований, когда милиция только-только начала приходить в себя, ретивые штатные реформаторы тут как тут: "Долой милицию, даешь полицию!!!" Как будто смена вывески что-то изменит...

И "заинтересованные" международные организации на подхвате: в десятый раз, несмотря на прошлые кромешные провалы, они вновь "готовы поддержать и повести за собой реформы". А НПО? "Возглавим реформы!" Дескать, нам по плечу...

Опыт создания полиции-next и мультиэтнических сил правопорядка в Косово, советническая деятельность на Балканах, участие в правоохранительных реформах в Сербии, сотрудничество со многими международными и авторитетными неправительственными организациями, добивавшимися реальных реформ, в недалеком прошлом руководящая должность в Центре реформирования МВД, наконец, позволяют сделать следующий вывод.

ОВД г. Балыкчы, 2009 г.
НАСТОЯЩИХ реформ у нас НИКТО и НИКОГДА не хотел. В лучшем случае предпринимались попытки пустить пыль в глаза международному сообществу. Сами реформаторы, в том числе фигуры политОлимпа, не постигнув сути, ограничивались полумерами, бесчисленными сокращениями, введением невиданных названий и функций - так им было понятно и удобно.

Заверяю со всей ответственностью: нельзя всерьез говорить о реформе правоохранительной системы в отрыве от РЕАЛЬНЫХ, действительно демократических преобразований в государстве и в обществе!!! Как нельзя, например, удлинив руку, требовать, чтобы человек с этого момента мог проводить под водой не 2 минуты, а семь. Грубое сравнение? Да, но более-менее понятное.

Почему, например, не рассматривая даже пример традиционных западных демократий, реформы полиции за короткий срок стали возможны в Грузии? Ведь особенно криминальные, коррупционные корни там гораздо более глубокие, чем у нас. Да потому, что реформируется, оздоравливается и излечивается все государство и общество! Достаточно политической воли одного человека, чтобы реформы не только пошли (причем по все направлениям), но и в достаточно короткие сроки дали свои результаты.

Готовы ли мы к этому?!

А по-другому реформ не получится! В лучшем случае это будут короткое головокружение от малюсеньких успехов (как было с квартальной полицией, например). Повторюсь: только одновременно, в русле общих демократических реформ общества, государства, сознания...
Сомневаюсь, что мы до такого созрели. А значит, грядет лишь очередная смена вывески...

Александр Зеличенко,
в ОВД с 1974 года


P.S.
То, что происходит в милиции сегодня, иначе, как системным кризисом назвать нельзя. Взять хотя бы тот факт, что кто бы ни возглавлял МВД за последнее время (а ведь были и есть нормальные руководители), каких только реформ не проводилось, добиться хотя бы чуть заметного улучшения состояния дел не удалось. Для этого теперь уже нужны системные изменения.

А значит, ждать больше нельзя! Затянувшийся системный кризис чреват её полным разрушением. Это – аксиома. Боюсь даже, что уже опоздали – грядущие президентские выборы с неизбежным использованием милиции в качестве адмресурса вполне могут стать последней каплей. Понимают ли это вознамерившиеся воевать за власть политиканы?!

Мама Никиты Кущ, курсанта Академии МВД Кыргызской республики погибшего во время апрельских беспорядков.
Но – к делу. Пусть тезисно, схематично, но рискну предложить свое видение первого, самого неотложного, этапа реформы.

• Переименование в полицию. Одновременная демилитаризация – в отличие от послушной слуги государственной машины - милиции, Police должна стать прозрачным социальным институтом. Не подвластным воле и приказам одного человека, пусть даже Верховного Главнокомандующего.

• Параллельно создаются и действуют Органы гражданского наблюдения за деятельностью полиции. Желательно в каждой области, в крупных городах и районах. С реальными правами, обязанностями и полномочиями.

• Одновременно, на качественно иных принципах, создается Служба внутренних расследований, куда на основе специальных Правил отбираются лучшие из лучших. Одна из основных обязанностей СВР – постоянное взаимодействие с Органами гражданского наблюдения.

• На первое время в качестве советников и наблюдателей за каждым крупным подразделением полиции закрепляются эксперты-международники – есть такой, хорошо зарекомендовавший себя «миротворческий» опыт.

• В социально ориентированной полиции создаются профсоюзы, омбудсмен. Налаживается далекая от формализма работа общественных формирований – Судов чести, Советов наставников, ветеранов.

Алмаз Акчакеев, сотрудники милиции,ставший инвалидом после апрельских событий, март, 2011.
• Из полиции окончательно уходят несвойственные функции (борьба с терроризмом, экстремизмом, например). Ими должны заниматься спецслужбы. Решается правовой статус Внутренних войск.

• В то же время, в ответ на криминальные вызовы, в рамках собственных штатов возможно создание новых структур – полиции нравов, подразделений по борьбе с организованной преступностью, мобильных групп по пресечению скотокрадства, и др.

• Полностью перестраивается деятельность Академии МВД. Обсуждаемый сегодня вариант создания на ее базе органа для подготовки кадров всех силовых структур предлагался нами еще в середине 1990-х, и значит, опоздал как минимум на 15 лет. Сегодня при каждой одетой в униформу структуре созданы колледжи, институты, училища… И в каждом сидит Генерал, а то и два. Представляете, сколько драгоценного времени уйдет, чтобы сломить их сопротивление?! Не говоря уже о других заморочках…

• Итак, вырабатываются новые программы (здесь тоже весьма пригодится опыт создания полиции на постконфликтных Балканах, в Грузии) и, в зависимости от рода службы, в Академию приходят кадеты «новой волны». На три месяца – патрульные, на шесть – участковые и ИДН, на 9 – элита, сыщики и следователи.

• Патрульно-постовые отбираются преимущественно из числа прошедших службу в пограничных, внутренних войсках, и отбор начинается еще в армии. Желательно также привлекать лиц, имеющих среднее специальное образование. За три месяца им даются базовые сведения о законодательстве, правах человека, чисто полицейские навыки (физподготовка, стрельба, вождение, использование средств индивидуальной защиты).

• Участковые, инспектора по делам несовершеннолетних, детективы и следователи набираются из числа выпускников юридических вузов. Благо, сегодня их готовят с избытком. При этом безоговорочно соблюдается этнический и приемлемый гендерный баланс.

• Схема та же – 6-9 месяцев на казарменном положении. За это время вполне можно разобраться “Who is Who”. Спецподготовка, по положенности – оперативно-розыскная деятельность, криминалистика, спецтехника.

Параллельно ведется тщательная подготовка ко второму этапу реформ – разрабатывается, например, Положение о замещении вакантных должностей руководящего состава.

Для этого создаются Отборочная (из числа кадровиков, начальников служб) и Конфликтная (ветераны, представители общественности) комиссии.
Салимбек Матмусаев, глава ОВД села Кара-Дарья, апрель, 2011.

В конкурсе, объявляемом через широкую прессу, участвуют все желающие сотрудники, для каждой должности разрабатываются критерии. Отборочные беседы, сдача нормативов и пр. фиксируются на видео.
Конкурс проводится в несколько этапов:

1 – определение на основании полученных рапортов реальных кандидатов, соответствующих критериям отбора для каждой конкретной должности (опыт, возраст, состояние здоровья и т.д.);
2 - проверка физических, моральных и социально-волевых качеств отобранных кандидатов;
3 - индивидуальные и групповые собеседования, интерактивные психологические формы и методы с использованием в необходимых случаях полиграфа;
4 – принятие решения.

На каждом из перечисленных этапов кандидат имеет право обратиться за разъяснениями, аппелировать к Конфликтной комиссии и т.д.
Возможен и третий, а может даже и четвертый этап реформирования.
Но к первому следует приступать незамедлительно.

Об авторе:
Директор общественного фонда "Центрально-Азиатский центр наркополитики". Полковник милиции, кандидат исторических наук.
Печатается с 1981 года. Соавтор множества научных и литературных сборников, включая "Наши миротворцы на Балканах" (Москва, 2007), "Руски миротворци на Балкану" (Нови Сад, 2007).

Автор книг "Наркоэкспансия" (Бишкек, 1997), "Косовский дневник" (2003), "История афганской наркоэкспансии" (2003), "Детектив без названия" (2006), "Хероин: Формула 1" (2008). Член Союза журналистов, Союза писателей Кыргызстана. Награжден двумя медалями ООН "За службу во имя мира", государственной наградой Кыргызской Республики медалью "Эрдик" ("Мужество"), юбилейными медалями. За вклад в борьбу с преступностью и охрану общественной безопасности отмечен благодарностью Премьер-министра КР.

Окончил Высшую школу МВД СССР (Караганда, Казахстан) и Академию МВД СССР (Москва). Начав службу в уголовном розыске, затем последовательно возглавлял городской отдел внутренних дел, уголовный розыск области, республиканскую Службу по борьбе с наркобизнесом, Государственную комиссию при Правительстве КР по контролю наркотиков, Главный Штаб МВД КР, Департамент паспортно-визовой работы и Центр реформирования МВД Кыргызстана. С октября 2010 года является советником председателя Государственной службы Кыргызской Республики по контролю наркотиков.

С 1997 года сотрудничает с международными организациями в качестве Офицера международного антинаркотикового проекта ООН "Ошский узел" (1997-1999), офицера-миротворца ООН, ОБСЕ на Балканах (2000-2004), международного эксперта по наркополитике Института открытого общества (Нью-Йорк, 2004-2006), советника Программы "Миллениум: Вызовы тысячелетия" (США, 2008-2009), регионального советника Программы по предотвращению распространения наркотиков в Центральной Азии (ЦАДАП-5) Евросоюза.
XS
SM
MD
LG