Ссылки для упрощенного доступа

21 апреля 2024, Бишкекское время 14:42

Зачем Москва продвигает альтернативу Токаеву? Казахстан без гарантов безопасности


Переговоры казахстанской и российской сторон в Москве, 3 октября 2019 года. Слева в центре — президент Касым-Жомарт Токаев. За ним — Имангали Тасмагамбетов, тогда посол Казахстана в России
Переговоры казахстанской и российской сторон в Москве, 3 октября 2019 года. Слева в центре — президент Касым-Жомарт Токаев. За ним — Имангали Тасмагамбетов, тогда посол Казахстана в России

Москва, вероятно, предпочитает видеть своим главным партнером в Астане не Касым-Жомарта Токаева, а другого человека, пишут на уходящей неделе западные СМИ. В зарубежной прессе также ищут ответ на вопрос, как война в Украине влияет на Шанхайскую организацию сотрудничества, и отмечают возрастающее влияние Японии в Центральной Азии.

КРЕМЛЬ ХОЧЕТ ПЕРЕТЯНУТЬ НА СВОЮ СТОРОНУ АКОРДУ И ИЩЕТ АЛЬТЕРНАТИВУ ТОКАЕВУ?

Казахстанский политолог Ахас Тажутов на прошлой неделе писал в статье для журнале Eurasia review, что Москва «продвигает» бывшего высокопоставленного чиновника и действующего генерального секретаря ОДКБ Имангали Тасмагамбетова как альтернативу президенту Касым-Жомарту Токаеву. Продолжая эту тему, Тажутов размышляет, зачем Кремль стремится сменить своего главного партнера в Астане и почему делает ставку на Тасмагамбетова.

Анализируя первую часть вопроса, Тажутов напоминает, что Казахстан взял на себя обязательства соблюдать введенные Западом санкции в отношении России. Но, с другой стороны, как отмечают СМИ, «Казахстан стал наиболее удобным хабом для обхода антироссийских санкций в 2022–2023 годах». При этом Москва и Астана приложили немало усилий, чтобы создать видимость сильного расхождения взглядов по украинскому вопросу между ними, считает автор. В то же время он отмечает, что информацию о ситуации в стране, решениях и действиях Астаны западные политологи черпают в основном из российских медиа и русскоязычных изданий Казахстана. В этой ситуации эксперты забывают, что российские телеканалы и интернет-ресурсы доминируют в информационном пространстве Казахстана, а Кремль контролирует внутренние дела страны.

«Казахстан совершенно не контролирует более половины телевизионной сетки и практически весь книжный рынок, не говоря уже об интернете, — писал в 2021 году российский сайт Lenta.ru. — Сейчас информационная среда достаточно дружественна властям Казахстана исключительно благодаря поддержке Москвы, которая защищает республиканскую элиту». По мнению приведшего эту цитату автора, из этого вытекает, что имидж Астаны в СМИ находится в руках России, которая, очевидно, преследует прежде всего свои интересы.

Москве, как пишет Тажутов, выгодно навязать мнение, что Казахстан отдаляется от Кремля, а Россия в отместку проводит информационные атаки в отношении соседа. «Но ни для кого не секрет, что все это — не более чем иллюзия», — продолжает Ахас Тажутов.

Помощник министра финансов США Элизабет Розенберг, недавно посетившая Казахстан, предупредила о возможном применении вторичных санкций против казахстанских компаний и банков, если выяснится, что они помогают России обходить санкции.

Можно сделать вывод, что времена, когда можно было пускать пыль в глаза миру, утверждая о «конфликте» между Токаевым и Путиным и «строгом следовании санкциям», канули в Лету, подчеркивает Тажутов. Кремль теперь думает, как превратить Казахстан из «скрытого союзника» в «открытого» и перетянуть на свою сторону в противостоянии с Западом.

«Астана, которая уже не может помочь России в обходе санкций и в то же время до сих пор не сидит бок о бок с Москвой и Минском в антизападных окопах, похоже, не устраивает Кремль, — убежден автор. — На фоне последних событий в Украине и вокруг нее Путин, по большому счету, вряд ли может предложить главе Казахстана что-либо, кроме как шагнуть вперед и встать плечом к плечу с ним и [белорусским лидером Александром] Лукашенко в борьбе против коллективного Запада».

Президент России Владимир Путин (справа) приветствует белорусского лидера Александра Лукашенко. Москва, 5 апреля 2023 года
Президент России Владимир Путин (справа) приветствует белорусского лидера Александра Лукашенко. Москва, 5 апреля 2023 года

Но Токаев вряд ли на это согласится, считает Тажутов. Именно поэтому Кремль видит необходимость смены приоритетов и предпочитает видеть другого человека своим главным партнером в Астане. Более того, в Москве учитывают растущее разочарование казахстанского общества политикой Токаева и скепсис по поводу его реформ.

Обращаясь к второй части вопроса — почему Россия, по предположению Тажутова, делает ставку на Тасмагамбетова, — автор приводит два довода. Он отмечает, что Имангали Тасмагамбетов, как писало шесть лет назад информационное агентство Reuters, «давно считается одним из наиболее вероятных кандидатов на место преемника, и он имеет поддержку внутри страны, особенно в богатых нефтью западных регионах». Второй довод: Тасмагамбетов, наряду с Токаевым, — единственные высокопоставленные казахстанские политики, которых в Кремле действительно хорошо знают.

ВОЙНА В УКРАИНЕ ВОЗДЕЙСТВУЕТ НА ШОС. У КАЗАХСТАНА НЕТ ГАРАНТИЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Исследователь американского Института внешнеполитических исследований Стивен Бланк в статье на сайте центра Jamestown Foundation задается вопросом, изменит ли война в Украине Шанхайскую организацию сотрудничества.

ШОС считалась союзом России и Китая, созданным для обеспечения безопасности в Центральной Азии. Но Россия и так доминирует в регионе, оказывая влияние в том числе через Евразийский экономический союз и Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Но вторжение России в Украину, похоже, меняет картину, пишет Бланк.

В феврале 2023 года Нургали Билисбеков, тогда заместитель председателя КНБ Казахстана, призвал членов ШОС укреплять сотрудничество в целях противодействия угрозам. По мнению автора, учитывая противоречивые заявления и угрозы российской элиты в адрес Казахстана и территориальные претензии, «Астане необходимо открыто призвать к активизации участия других членов ШОС в обеспечении безопасности, чтобы балансировать против Москвы».

Казахстан не склоняется в сторону Китая, продолжая многовекторную политику, отмечает Бланк. А вторжение России в Украину показало, что Москва больше не может рассматриваться как надежный гарант безопасности. Это означает, что не только Шанхайская организация сотрудничества, но и ОДКБ «скомпрометированы и не могут дать эффективные гарантии», считает Бланк. Члены ОДКБ, как и члены ШОС, часто вовлечены во взаимные споры, пишет автор, приводя в пример периодически вспыхивающие конфликты на границе Таджикистана и Кыргызстана и неурегулированный азербайджано-армянский конфликт из-за Карабаха.

«Это напрямую связано с вторжением России в Украину и отражает международные последствия войны, выходящие далеко за пределы Европы. Очевидно, будущая структура безопасности Центральной Азии становится весьма проблематичной, а основа, на которой Казахстан призывает к сотрудничеству, — всё более хрупкой. Хотя никто не уверен, что это повлечет изменения, но такая хрупкость часто является предвестником плохих новостей», — заключает Бланк.

РАСТУЩЕЕ ВЛИЯНИЕ ЯПОНИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

В дискуссиях об оказывающих влияние на Центральную Азию крупных державах редко упоминают Японию, хотя Токио добился значительных успехов в отдельных направлениях сотрудничества, и это является его главным преимуществом, пишет в статье для Jamestown Foundation американский эксперт Пол Гобл.

По мнению Гобла, Япония смогла показать себя как единое целое с регионом, добившись того, чтобы страны региона воспринимают ее как близкую, а не чужую державу. Кроме того, третья экономика мира представляет собой отдельную историю успеха, в которой соединяются западные капиталистические и демократические ценности, что позволяет Японии продвигать эти ценности более эффективно.

Токио заинтересован в реализации небольших проектов «мягкой силы». Он не создает напряженность, и по этой причине не возникает конфликта интересов с двумя крупными игроками в регионе — Китаем и Россией.

Гобл ссылается на статью Марины Дмитриевой, специалиста по международным отношениям российского Дальневосточного федерального университета, которая изучает роль Японии в Центральной Азии. Она пишет, что «Япония позиционирует себя как альтернативу Китаю и России для Центральной Азии», но ее помощь направлена на развитие школ и транспортной инфраструктуры. Япония, придерживаясь «либеральных ценностей», признаёт при этом «особую важность общей азиатской идентичности со странами региона», считает исследователь.

Когда Япония начала в 1990-х годах выстраивать отношения со странами Центральной Азии, она продвигала идеи либерализма, демократии и прав человека. Эти пункты по-прежнему есть в повестке Японского агентства международного сотрудничества (JICA), но после того, как Токио не удалось добиться существенных результатов в этой сфере, страна пересмотрела свою позицию и отдаёт приоритет экономической и гуманитарной сфере.

Исследователь Дмитриева пишет, что Япония отдает приоритет культурной дипломатии, гуманитарной помощи, поддержке развития — тому, на что другие игроки в Центральной Азии не обращают особого внимания. Однако другие комментаторы в России скептически относятся к действиям Японии, подчеркивая, что она является «союзником США и противником путинской войнф в Украине».

«Вполне вероятно, что некоторые в Пекине так же подозрительны. А это может привести к конфликтам между Токио и двумя державами (Россией и Китаем. — Ред.). Но в настоящее время Япония постепенно расширяет свое влияние в Центральной Азии, что, вероятно, будет иметь долгосрочные последствия, даже если сейчас Запад в значительной степени игнорирует это», — резюмирует Гобл.

XS
SM
MD
LG