Ссылки для упрощенного доступа

23 мая 2022, Бишкекское время 14:54

Станет ли Казахстан мишенью «денацификации» и нужно ли ему выходить из союзов с Россией?


Казахстанские военные на параде в Жамбылской области в День защитника Отечества.

Очередными «косметическими полумерами» называют в западных СМИ обещанные президентом Казахстана реформы. В прессе отмечают, что Нур-Султан упускает исторический шанс уйти «из-под пяты Кремля», агрессивные действия которого усиливают геополитическую напряженность в мире и ослабляют экономику. Эксперты анализируют также призывы к «денацификации» Казахстана, звучащие в Москве, и пытаются найти ответ на вопрос, может ли Россия быть гарантом безопасности Центральной Азии.

«КОСМЕТИЧЕСКИЕ ПОЛУМЕРЫ» ТОКАЕВА И НЕИСПОЛЬЗОВАННЫЙ ШАНС

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, который пообещал уход от выстроенной его предшественником Нурсултаном Назарбаевым «суперпрезидентской» системы правления, в действительности не проводит значимых реформ и упускает возможность ослабить в стране политическое и экономическое влияние России, считают критики власти. Такое мнение изложено в статье японского издания Nikkei Asia.

В «послании народу» 16 марта Токаев предложил усилить парламент, упростить регистрацию политических партий, запретить родственникам президента занимать высокие должности на госслужбе. Но заявления Токаева не впечатлили критиков правительства, пишет журнал. Рысбек Сарсенбайулы, брат убитого в 2006 году оппозиционера Алтынбека Сарсенбаева, называет инициативы Токаева «косметическими полумерами». По его мнению, говорить о реальных политических реформах будет уместно, когда Токаев кардинально пересмотрит законы о политических партиях, выборах и мирных собраниях.

Известный журналист Ермурат Бапи, один из основателей гражданской инициативы «Ел болашағы», отмечает неопределенность реализаций президентских инициатив, поскольку бюрократический аппарат, доставшийся Токаеву в наследство от Назарбаева, может саботировать распоряжения президента.

Ситуация осложняется геополитической напряженностью из-за российского вторжения в Украину, пишет японское издание. Столкнувшаяся с санкциями Москва, опасаясь дефицита товаров, запретила экспорт пшеницы и сахара. Казахстанцы ринулись скупать сахар, — как следствие, продукт подорожал. Уход западных брендов из России и проблемы с логистикой тоже могут затронуть Казахстан. Еще одна головная боль — выход из строя из-за «сильного шторма» причальных установок в Новороссийске, из-за чего сократилась транспортировка нефти через Каспийский трубопроводный консорциум, через который на экспорт уходит 80 процентов казахстанской нефти. По оценкам экспертов, упущенная выгода Казахстана может составлять до полумиллиарда долларов в месяц.

«Некоторые считают, что все это должно быть достаточным стимулом для того, чтобы Казахстан отдалился от России и вышел из региональных объединений, находящихся под пятой Кремля», — пишет автор публикации Наубет Бейсенов.

В Казахстане говорят о возможности выхода из ЕАЭС
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:35 0:00

«Перед тем как начать войну против Украины, Россия не консультировалась со своими коллегами по Евразийскому экономическому союзу [не сказала], что она собирается воевать, не предупредила, чтобы они подготовились к трудностям, — цитирует издание Ермурата Бапи. — Теперь у нас есть карт-бланш… Правительство должно смело объявить, что оно [выйдет] из союза, население это поддержит».

Сейчас правительство Токаева, похоже, тратит значительную часть своей энергии на «вытеснение сторонников Назарбаева» и не спешит с реформами. Ермурат Бапи объясняет это стремлением Токаева сохранить власть после президентских выборов 2024 года. Бапи считает, что Токаев мог бы заручиться поддержкой населения и переизбраться, если бы он демонтировал старую систему.

Рысбек Сарсенбайулы, напротив, говорит, что Токаев, если он проведет реальные реформы, проиграет на выборах.

«ДЕНАЦИФИКАЦИЯ» КАЗАХСТАНА?

Политолог Ахас Тажутов в журнале Eurasia review рассуждает о значении термина «денацификация», который Россия использовала при вторжении в Украину, и анализирует риски для Казахстана.

25 февраля «Sputnik Казахстан», подразделение финансируемого российским государством информационного агентства Sputnik, опубликовало статью под названием «Денацификация — это и есть освобождение Украины», обращает внимание Тажутов. Менее чем через месяц депутат Московской городской думы Сергей Савостьянов предложил включить в зону «денацификации» Польшу, страны Балтии, Молдову и Казахстан. Политолог считает, что заявление Савостьянова направлено против Казахстана, поскольку другие указанные депутатом направления «освободительных» операций представляются либо неосуществимыми, либо слишком затратными: страны Балтии и Польша входят в НАТО и в случае вторжения будут защищены, Молдова не граничит с Россией.

Зачем российские политики ищут в Казахстане «русофобию» и призывают к «денацификации»?

Почему Украина и другие страны должны по воле российских политиков подвергаться некоему процессу «денацификации» и что это означает, задается вопросом автор. Тажутов обращается к высказыванию лидера движения «За новый социализм» Николая Платошкина, убежденного сторонника «денацификации», который говорит, что сейчас «главным героем» в России стал философ Иван Ильин, «открыто восхищавшийся Гитлером».

Тажутов цитирует западных авторов, утверждающих, что Владимир Путин почитает идеи Ильина. Соломон Д. Стивенс пишет: «Путин руководствовался взглядами русского фашистского философа Ивана Ильина, утверждавшего, что цель России состоит в спасении падшего мира от зла и упадка, секуляризма и демократии и что только сильный правитель, свободный от таких условностей, как верховенство закон, может спасти Россию и мир. Атака России на демократию в Украине политически мотивирована и направлена на усиление фашизма внутри страны».

Путин использует идеи из неоднозначного сборника политических эссе Ильина «Наши задачи». Ильин называл Украину «российским регионом, наиболее подверженным риску раскола и завоевания». Тажутов считает неудивительным, что в российском руководстве укоренилась мысль о том, что «Украина — это не отдельное государство, а историческая часть России».

Владимир Путин в бытность премьер-министром России посещает кладбище Донского монастыря в Москве, где перезахоронены останки Ивана Ильина. Май 2009 года
Владимир Путин в бытность премьер-министром России посещает кладбище Донского монастыря в Москве, где перезахоронены останки Ивана Ильина. Май 2009 года

По словам американского писателя и историка Тимоти Снайдера, в 2014 году, после аннексии Крыма, всем высокопоставленным российским чиновникам и губернаторам разослали сборник эссе Ильина.

Пропаганда трудов Ильина в России воспринимается в соседней Украине как нонсенс. Президент Украины Владимир Зеленский заявил, что Россия, где Ильина считают государственным деятелем, истинным русским философом и патриотом, не вправе называть Украину «неонацистской страной».

«Когда страна, идущая по стопам нацистов, обвиняет нас в том, что мы нацисты, — мы не можем этого принять», — сказал Зеленский.

По словам Тажутова, сообщения из зоны боевых действий усилили агрессивные настроения в российской политической элите, которая ищет новые мишени для «денацификации». По мнению Джамили Стехликовой, чешского политика казахского происхождения, «мало кто понимает, что Казахстан, а не страны Балтии и Польша, в первую очередь подвергается опасности».

«Когда решается будущее наших детей, не должно быть сентиментального отношения к общему прошлому — к СССР, о возрождении которого мечтает Путин. Ради этого он сейчас бомбит Харьков и Киев и также хладнокровно бомбил бы Алматы, если бы решил вначале идти на Казахстан, — говорит Стехликова, заявляя о сегодняшней угрозе потери Казахстаном государственности. — Чтобы сохранить самое дорогое, что есть у нас сегодня — независимость и суверенитет нашей Родины, надо оторваться от фашистской России, чего бы это ни стоило, зашить рану, затянуть пояса и зашагать дальше самостоятельно».

В самом Казахстане власти избегают публичного обсуждения темы. В Нур-Султане промолчали, когда российские журналисты и политики заявили о «пособниках нацистов» в правительстве Казахстана. Не отреагировали и на заявление Сергея Савостьянова о «денацификации». Главный вопрос, по мнению Тажутова, заключается в том, «как долго это может продлиться».

СПОСОБНА ЛИ МОСКВА, КОТОРАЯ НЕСЕТ ПОТЕРИ В УКРАИНЕ, ЗАЩИТИТЬ ЦЕНТРАЛЬНУЮ АЗИЮ ОТ ВНЕШНИХ УГРОЗ?

Россию традиционно называют гарантом безопасности в Центральной Азии, но война в Украине продемонстрировала, что российская армия не так сильна, как представлялось. Какую помощь может оказать Москва, если страны Центральной Азии в ближайшем будущем столкнутся с угрозой? Известный исследователь Центральной Азии и журналист Брюс Панниер ищет ответ на этот вопрос в статье, опубликованной на англоязычном сайте Eurasianet.

Приход к власти в августе 2021 года «Талибана» в Афганистане вызвал обеспокоенность в пяти «станах», власти которых опасаются скорее не талибов, а иностранных боевиков в Афганистане, особенно выходцев из Центральной Азии, ставящих своей целью свержение правительств в своих странах. Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан заручились поддержкой России, провели совместные военные учения осенью прошлого года.

Центральная Азия обеспокоена заявлениями российских официальных лиц об «исторических русских землях» и опасается, что регион может стать территорией, оккупированной Россией вслед за вторжением в Украину. Но если в регион войдут боевики из северного Афганистана, есть реальная опасность, что Россия, все внимание которой сейчас переключено на Украину, не поможет.

В Украине был раскрыт военный потенциал России, она понесла большие потери. По мнению журналиста, это пошатнуло уверенность центральноазиатских правительств в мощи российской армии. Если в первые дни войны в Украине правительства Центральной Азии по возможности избегали комментариев, то затем на фоне затягивающихся военных действий и неопределенности их исхода официальные лица Казахстана и Узбекистана объявили свои страны нейтральными, Нур-Султан и Ташкент оказали Киеву гуманитарную помощь.

Ранее Россия заявляла, что ее военный потенциал высок, но не желала направлять войска для участия в конфликтах в Центральной Азии. Автор напоминает, что российские военные участвовали в защите Таджикистана и сыграли роль в гражданской войне 1992–1997 годов. Однако в июне 2010 года, когда кыргызские власти обратились к возглавляемой Россией Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) за помощью в урегулировании межэтнической напряженности на юге страны, организация ответила отказом, сославшись на то, что это внутренний конфликт. Через 12 лет ОДКБ направила силы в Казахстан во время январских событий, хотя события были внутренним разбирательством. Атаки центральноазиатских боевиков из Афганистана на страны Центральной Азии Россия может посчитать внутренней угрозой и тогда Москва и ОДКБ вмешиваться на станут, отмечает эксперт.

Панниер говорит, что государства Центральной Азии, рассматривая возможность участия России в потенциальных конфликтах, должны иметь в виду: сценарии российских военных подразумевают огромные разрушения, какие были в Чечне, Сирии и сейчас происходят в Украине. «Если цена российской помощи — сровнять с землей города и поселки, то странам Центральной Азии, возможно, лучше положиться на свои вооруженные силы. Они могут устроить такую же разруху, но по крайней мере никто не задолжает Москве», — заключает он.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG