Ссылки для упрощенного доступа

22 апреля 2021, Бишкекское время 03:32

Маркедонов: Афганистан многих помирит


Сергей Маркедонов.

Известный эксперт по международным вопросам ответил на вопросы радио Озоди.

На днях президент Владимир Путин в рамках своего первого официального зарубежного визита в Центральную Азию решил посетить Узбекистан и Казахстан.

Вполне логично, учитывая сложившиеся деловые и личные отношения лидеров этих стран с давним партнером в Кремле. Планируется, что 4 июня президент России побывает в гостях в Узбекистане, а 6-7 июня Владимира Путина будут ждать в Казахстане.

Между Ташкентом и Астаной он намерен побывать в Пекине, где состоится очередной саммит региональной международной Шанхайской организации сотрудничества, куда помимо названных стран входят Кыргызстан и Таджикистан.

Как говорят эксперты, по видимому, Центральная Азия станет для руководства России в новый период правления Путина более приоритетной в свете интеграционных амбиций на пространстве СНГ. Концепция внешней политики Путина, документ, представленный Кремлем сразу после его инаугурации в начале мая, подчеркивает важность евразийского региона для перспективы Кремля.

Эксперт по международным вопросам Сергей Маркедонов уверен, что для Путина будет важнее налаживать отношения с близлежащими соседями, нежели с Западом или Европой. В интервью из Вашингтона на вопросы радио Озоди он так пояснил свою точку зрения:

Маркедонов: В будущем, в первую очередь, речь идет об ОДКБ, поскольку значение этой структуры возрастает после того, как НАТОвские силы покинут Афганистан в 2014 году. Возникает много вопросов по поводу стабильности в регионе.

Второе – это проект, связанный с Евразийским экономическим союзом. Он тоже базируется не на какой-то памяти о советском прошлом или на какой-то ностальгии, здесь речь идет о выживании в сложных экономических условиях, сложившихся в результате кризиса.

Насколько эти проекты будут удачны, судить сложно, так как одних интеграционных стремлений России мало, нужно, чтобы такие стремления исходили и от других участников процесса.

Другая моя мысль заключается в том, что какой-то идеи во всем этом не видно. Мне кажется, что если Путин всерьез собирается строить интеграцию на новой основе, то нужно подумать об идеологическом компоненте.

Озоди: Как, вы думаете, Путин будет рассматривать Центральную Азию с точки зрения приоритетов внешней политики Кремля?

Маркедонов: Значение Центральной Азии будет расти. Сейчас, по факту, этот регион имеет меньшее значение. Пока эта тема уступает Кавказу. Но к 2014 году значение будет возрастать, так как уход из Афганистана войск коалиции столько таит в себе вопросов…

Озоди: До сих пор политика Кремля, в частности, самого Путина, демонстрировала некое дистанцирование от внутрирегиональных конфликтов Центральной Азии, где только Узбекистан и Таджикистан вот уже больше 10 лет переживают что-то напоминающее холодную дипломатию. И это при том, что многие региональные организации на постсоветском пространстве с участием России, типа того же ШОС или ОДКБ, по своей сути не приемлют внутренние разногласия стран, декларирующих общие политические и стратегические цели. Думаете ли вы, г-н Маркедонов, что в этот раз Путин предпримет шаги к примирению соседей, есть ли такой шанс?

Маркедонов: Шансы есть сблизиться, потому что Афганистан многих помирит. Я всегда не устаю повторять: нереальная политика хуже, чем реальная. Лидерские качества России будут подтверждены тогда, когда она покажет себя успешным медиатором.

Проблем с Центральной Азией много. Не только между Узбекистаном и Таджикистаном, есть проблемы и между Узбекистаном и Казахстаном, между Кыргызстаном и Узбекистаном в свете событий 2010 года в Кыргызстане. Роль России в качестве медиатора будет востребована.

Озоди: То есть вы хотите подчеркнуть общие угрозы экстремизма или наркотрафика в период Афганистана, без коалиционных сил?

Маркедонов: Самая главная угроза, как мне кажется, это – государственный коллапс. Все остальное – экспорт экстремизма, экспорт терроризма и все остальное – это следствие. Мне кажется, что ни СССР и ни США, начиная с 1979 года, не поняли главный вопрос: что нужно делать в Афганистане?

Одни строили там коммунизм, другие – демократию, хотя там надо было строить нормальные государственные институты. К сожалению, этого не было сделано. А если это будет не государство, а некая территория с конкурирующими проектами, целями и задачами, то это, конечно, опасно.

Беседовал Тохир Сафар, радио Озоди

XS
SM
MD
LG