Ссылки для упрощенного доступа

25 Ноябрь 2017, Бишкекское время 17:24

Информационная конфронтация начала отстреливать?


Марш в память Бриса Немцова в Москве.

Что это такое и в каком виде существует в России, Кыргызстане и Казахстане информационная конфронтация, которая по мнению многих экспертов явилась «благоприятным фоном» для убийства Бориса Немцова.

Венера Джуматаева: В программе «Перекресток» мы обычно обсуждаем темы, которые объединяют или, наоборот, разъединяют народы Центральной Азии. Сегодня ракурс несколько иной - влияние информационного поля в России на положение дел в Кыргызстане и Казахстане. В связи с убийстом видного политического деятеля России Бориса Немцова доминантой прозвучали слова о том, что даже если власти России не заказывали это дело, если даже они не имеют никакого отношения к этому делу, то все равно несут прямую ответственность за распространение и навязывание информационной агрессии в стране. Что это за информационная агрессия, что из-за нее уже стреляют в видных политиков? Давайте послушаем Аркадия Дубнова.

Аркадий Дубнов: Под информационной агрессией я понимаю то, что льется из государственного телевидения России. Не только федеральные каналы, а практически весь телевизионный контент, который так или иначе контролируется властью, направлен на разжигание ненависти к «чужим», к тем, кто не с нами. То есть, не с властью. В понимании президента Российской Федерации Владимира Путина это «пятая колонна», это национал-предатель. И они спохватились вот с этим пропагандистским ресурсом достаточно мощно и достаточно профессионально. Сегодня ощущаешь себя чужим, если ты не согласен с властью. Вот именно это имеется в виду. Поэтому, когда Путин, выступая на коллегии МВД, призвал, наконец, избавиться от связанного с политическими убийствами позора, заметил, что политические убийства создают вот эту ненависть в обществе, то все

Аркадий Дубнов
Аркадий Дубнов

как бы было поставлено с ног на голову. Не политические убийства создают ненависть, а ненависть создает политические убийства. И в этом вся проблема. В том, что власти в России, на мой взгляд, несут полную ответственность за создание этой атмосферы ненависти, которая течет, как паста из тюбика, буквально из любого телевизионного канала и не только. И проблема в том, что они не хотят признавать, они ее, я сказал бы, выворачивают наизнанку. Также сегодня стало известно, что «​Пермь 36» - единственный музей, который создан на базе сталинского лагеря, где отбывали сроки политические заключенные в сталинские и постсталинские времена, сегодня уже не музей жертв сталинского и постсталинского террора: он теперь станет музеем работников ГУЛАГа. То есть тех, кто охранял ту половины страны, кто сидел в лагерях. Это абсолютная модель сегодняшнего понимания жизни в России.

Венера Джуматаева: Нам всем очень хорошо знакома информационная политика России, мы знаем передачи первого канала, РТР, НТВ и так далее, которые смотрят не только в России, но и в Кыргызстане. Там уже наблюдается информационная конфронтация в социальных сетях, в Интернет-изданиях. Эльмира, как вы оцениваете состояние дел в Кыргызстане в этом плане? Ситуация пока еще не дошла до российской степени конфронтации?

Эльмира Ногойбаева: Информационная конфронтация в Кыргызстане достаточно поляризована, поскольку те медиа, источники, которые вещали раньше, вещают и сегодня. Общество точно так же заряжено этой самой поляризацией, ощушение неприязни и противостояния присутствует и очень сильно влияет на общественное мнение и настроения как никогда за последние четверть века. И сказать, что это здоровая обстановка, невозможно. Люди поделились на бытовом уровне, на кухнях, на политическом уровне. Такое ощушение, что мы вернулись в Советский Союз, когда образ врага культивируется с новой и новой силой.

Наш центр проводил исследование в регионах, селах, городах. Общество достаточно встревожено. И эту ситуацию невозможно назвать нормальной. Потому что создается ощушение, что формируются все новые образы врага, и они постоянно культивируются. И, конечно, это не может не влиять на положительное мирное состояние. Мне кажется, что это усугубляет еще и конфликтогенность в обществе. Потому что такая всеобщая подозрительность, неприязнь формируются безусловно и по отношению к тому, что проиходит в России.

Венера Джуматаева: Кстати, хотелось бы добавить к сказанному Эльмирой, что на нашем сайте также часто приходится сталкиваться с некоей непримиримой позицией читателей, в основном из России. Это позиция наших мигрантов. Иногда это переходит в виртуальную перепалку между мигрантами в России и мигрантами, проживающими в западных странах. Галым, как вы оцениваете ситуацию в информационном поле Казахстана?

Галым Бокаш: Что касается информационного контента, информационного поля, то в Казахстане наблюдается очень большая схожесть с тем, что происходит в России. То есть, в основном в нем доминируют официальные СМИ, официальные телеканалы и радиостанции. Альтернативное мнение фактически отсутствует. Что касается смерти Бориса Немцова, конечно, эта трагедия обсуждалась очень активно, но только в социальных сетях.

Венера Сагындык кызы и Галым Бокаш во время дискусии
Венера Сагындык кызы и Галым Бокаш во время дискусии

Примечательно, что официальные СМИ сообщили об этом, но только в новостях. Не вдаваясь в детали, не предоставляя слово аналитикам либо представителям оппозиции. Вы знаете схожесть режимов (в России и Казахстане), вы знаете процессы, которые происходят в рамках Евразийского экономического союза. То есть, когда происходит тесное сотрудничество между авторитарными режимами, то официальные СМИ могут отражать только эти отношения. В этом смысле очень трудно найти какую-то критику в отношении российских властей в казахских СМИ. Но на наших платформах, на платформах международных медиа оппозиционные политики и правозащитники свободно выражали свое мнение. Но я вам скажу: восемь человек собралось у консульства России в Алматы и два активиста в Уральске почтить память Бориса Немцова. И это о многом говорит.

Полная версия программы «Перекресток» здесь:

XS
SM
MD
LG