Ссылки для упрощенного доступа

22 Август 2018, Бишкекское время 05:51

«Никому нельзя верить». Встреча Путина и Трампа в Хельсинки


Владимир Путин и Дональд Трамп на совместной пресс-конференции после переговоров. Хельсинки, 16 июля

Пиар-победа Путина? Обсуждают Константин Эггерт, Леонид Радзиховский, Юрий Фельштинский, Андрей Коробков

"Это будет хорошо, если США наладят отношения с Россией", – сказал Дональд Трамп. При этом президент США признал, что имеет дело со страной, которой управляет "безжалостный человек". Трамп перед вылетом Хельсинки заявил: "Я еду с очень низкими ожиданиями. Я считаю, что иметь добрые отношения с Россией – это хорошо, но возможно, у нас это не получится".

Каким получился в Хельсинки диалог Трампа с Путиным, который сказал: "Никому нельзя верить?" – обсуждают эксперты Константин Эггерт, Леонид Радзиховский, Юрий Фельштинский (США), Андрей Коробков (США). Ведет передачу Михаил Соколов.

Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Пока российская публика продолжает переживать финал чемпионата мира по футболу и провожать сам праздник, на этом фоне в Хельсинки прошла встреча Владимира Путина и Дональда Трампа. Рандеву в Хельсинки российского и американского президентов некоторым оптимистам кажется в чем-то даже продолжением футбольного чемпионата, который показал миру возможность устроить жизнь России хотя бы внешне по-европейски. Мы обсудим то, что появилось на лентах агентств.

Только что завершилась пресс-конференция двух президентов, свежие впечатления. Я думаю, нам надо оттолкнуться от некоей преамбулы, которая была перед этими переговорами. Дональд Трамп по своей привычке запустил до этого твит, он звучит так: "Наши отношения с Россией никогда не были настолько плохими. Спасибо многим годам безрассудства и глупости со стороны США". На пресс-конференции он фактических подтвердил свою позицию, сказал: "Мы оба делали глупости".

Леонид, у вас нет ощущения, что Дональд Трамп в каком-то смысле и в начале, и во время этой пресс-конференции подыграл Владимиру Путину?

Леонид Радзиховский: У меня, во-первых, судя по тем сведениям, которые я знаю, впечатление, что слухи были сильно преувеличены, чудовищно преувеличены. Поскольку две недели вся мировая пресса только и кричала, что об этом, как о великом историческом событии, сравнивали и с Ялтой. Короче говоря, слухи были очень накачаны, очень преувеличены. Сегодня эти слухи, по-видимому, в значительной степени сдулись, потому что не то что конкретных договоренностей, на таких встречах конкретные договоренности с пошаговым алгоритмом не принимаются, но, как я понял, не было даже каких-то направлений конкретных движений обозначено. Об этом многие говорили, что направления движения обозначены все-таки будут.

Михаил Соколов: Мы сейчас видеоцитату дадим, что было в начале этого разговора, как обозначил господин Трамп и господин Путин зачин для общения.

Трамп - Путин
please wait

No media source currently available

0:00 0:00:15 0:00

Михаил Соколов: Вот такой зачин был.

Леонид Радзиховский: Зачин удачный для того, чтобы, во-первых, действительно сказать приятное Путину и затем, чтобы сказать приятное самому себе. Самому себе Трамп все время говорит одно и то же приятное, что Обама идиот, и на фоне этого идиота Обамы, который изгадил все, что только мог, я должен разгребать обамовские авгиевы конюшни. Путину, конечно, очень приятно слушать. Вы как историк хорошо знаете эту цитату, в 1928 году на заседании политбюро Сталин сказал Бухарину: "Мы с тобой Гималаи, остальные ничто". Мы с вами, еще председатель Си, мы с вами втроем председатели Земного шара. Давайте посплетничаем о другие Си.

Заметьте, у них много общих друзей, есть друг Макрон, общая подруга Меркель. Но эти общие друзья — это ничто, это пигмеи, а Гималаи — это вы, я и председатель Си. Конечно, это бальзам на душу Путина, это очень удачный зачин. Я думаю, что сам Путин так бы не сказал, потому что он не станет всуе трепать имя председателя Си, но это его психология, его игра. Поэтому с точки зрения главного саммит состоялся. Главное, как известно, пиар, личные отношения, а все остальное — это как повод для пиара, не более того. Я в этой связи могу вспомнить знаменитое место из "Трех мушкетеров", когда накрыли королеву Анну Австрийскую с письмом, письмо это было предательским, там был полный план уничтожения французской армии. И король бы в восторге, потому что предательство было государственное, что его мало волновало, но лично против него акта личной измены там не было. Это типично для определенной категории политиков — личное отношение, личные симпатии, личный пиар. Государственные поводы — это не более чем повод встретиться. "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались". В этом смысле саммит оправдал надежды и президента Путина, и президента Трампа, ста миллионов журналистов, которые буквально дрожали, трепетали в ожидании этого исторического события.

Михаил Соколов: Трамп надеется, что встречи с Путиным будут частыми, диалог с Россией служит международному миру. В общем, все замечательно. Константин, вы тоже, наверное, много что увидели на этой пресс-конференции. До этого была поездка Трампа на саммит в НАТО и в Британию. Как это все сыграло перед Хельсинки?

Константин Эггерт: Возможно, все это только пиар, но пиар в политике играет большую роль. Потому что приоритеты расставляются через такого рода публичное общение. Да, конечно, дальше будут рабочие группы. Я, кстати, думаю, что Путину нечего предложить Соединенным Штатам. На самом деле очень узкий есть коридор для какого-либо сотрудничества в силу прежде всего и российских внешнеполитических причин. Речь идет не об этом, речь идет о том, что это такая мегадипломатическая пиар-победа Путина, что тут остается только руками развести. После очень скандального саммита НАТО в Брюсселе, после того, как Трамп то в холодную, то в горячую воду макал Терезу Мэй во время поездки в Великобританию, такое впечатление, что Лукашенко и Путин так сдержанно общаются. Конечно, это демонстрирует, что несмотря на то что, конечно, в ближайшее время никаких результатов не будет, тем не менее, тональность в отношениях резко изменилась. Украинская тематика выведена за скобки — это не значит, что Трамп завтра отменит санкции, потому что он и не способен это сделать, это фактически прерогатива Конгресса. Но то, как, например, Трамп говорил о вмешательстве в выборы со стороны российских спецслужб, я не знаю, кто бы мог еще так сказать, Путин так не мог бы даже сказать.

Михаил Соколов: Для него важно решать свои внутриполитические вопросы. Он атакует ФБР, демократов, кого угодно, только не Путина и не российские спецслужбы. А Путин ему подбрасывает замечательную совершенно идею: а давайте проведем такое расследование, только если вы нам пришлете такой запрос, а мы вам на Браудера и на его жульнические операции тоже запрос дадим. Красиво же?

Константин Эггерт: Трамп кивает в ответ словам Путина, он улыбается. Скажу как человек, ранее работавший в корпоративном пиар, он делает заявление вторым, то есть повестку дня этой пресс-конференции создал Путин, который выступил первым. Он не как не отреагировал на слова Путина об Украине, вообще никак не откорректировал эту тему. Видимо, договорились отложить это в сторону. Я думаю, что это очень крупная дипломатическая победа Кремля, потому что с сегодняшнего дня не сказать, что Путин вернулся в "Большую восьмерку", но его статус изолированного политика, сидящего где-то в углу, уже больше не действует. Путин почти вернулся в мировую элиту, по крайней мере с точки зрения именно внешних эффектов.

Что будет дальше? Действительно может быть много всего. Я думаю, Трампу тоже не будет легко, когда он вернется в Соединенные Штаты, у него будет очень много критики, далеко не только среди демократов. Но сейчас до ноября все постараются Трампу особо подножек не ставить в его кабинете и в Конгрессе, потому что промежуточные выборы, Республиканская партия хочет их выиграть. А Трамп, если действительно эти выборы пройдут успешно для республиканцев, скажет: видите, с этой повесткой дня мы выигрываем, а с другой повесткой дня мы не выигрываем. Поэтому я думаю, нам предстоит еще очень много сюрпризов. Я наблюдаю за российско-американскими отношениями как журналист 25 лет, наверное, а как гражданин политизированный лет с 15-16, ничего подобного я себе представить не мог.

Михаил Соколов: Все-таки Крым прозвучал, кстати говоря, в вопросе к Путину. Путин сказал, что Трамп не признает аннексию Крыма, у нас другая позиция, мы Крым не обсуждаем. Эта тема прозвучала. И вторая украинская маленькая уступка тоже есть, не то чтобы уступка, но все-таки шаг вперед, что мы, в смысле Россия, говорит Путин, готовы продлить транзит газа через Украину, но при условии, что история в Стокгольмском арбитраже закончится, будет урегулирована.

Константин Эггерт: Опять же безоценочно — это очень острая тема. Трамп позволил Путину говорить за себя. Он не стал говорить: секундочку, я уточню, мы считаем так, так, так. Как нужно было бы, если бы ты серьезно продумывал свою позицию здесь. Этого не произошло. Либо Трамп не слушает своих советников, потому что такие люди, как Болотон и Помпео это должны понимать, либо есть такое согласие. Я думаю, это согласие, за которым стоит прежде всего лично Дональд Трамп, – сейчас Россию гладить по шерсти, всячески ублажать с тем, чтобы потом что-то от нее получить, что-то, вероятно, в Сирии. Я думаю, очень сильно сейчас работает израильский премьер Нетаньяху, об этом писал ряд израильских газет, пытаясь договориться, что, если Путин уговорит иранцев убраться из Сирии или сильно сократить свое присутствие, тогда можно будет попытаться снять санкции с России. Насколько это действительно так, думаю, что какие-то разговоры на эту тему могли быть. Впереди еще очень много возможностей разрушать результаты этого саммита. Я говорю только о сегодняшнем моментальном снимке, на этом снимке Путин выглядит не просто победителем, он выглядит лидером, к которому прислушивается президент Соединенных Штатов.

Полный текст будет опубликован 17 июля.

Опрос на улицах Москвы

Михаил Соколов

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG