Ссылки для упрощенного доступа

21 Май 2019, Бишкекское время 04:37

Россия: Благодаря детям мигрантов школы улучшают статистику


Иллюстративное фото.

«В России дети мигрантов чаще всего обучаются в слабых школах. Но они очень упорные, способные, далеки от ксенофобии». К такому выводу пришли социологи Института образования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», которые провели исследование в московских школах.

«Полгода ходила с дочкой в школу»

Нургуль Эндешова, находящаяся с мужем на заработках в России, три года назад привезла из Кыргызстана свою семилетнюю дочь и отдала учиться в одну из средних школ города Москвы. Женщина, которая сама по образованию является педагогом, вспоминает, что это был очень непростой период:

- Когда дочка только начала учиться, было сложно. Здешняя программа обучения сильно отличается от той, что в Кыргызстане. Дают очень много домашних заданий. Дочке трудно было усваивать программу, поэтому вначале мы с ней вместе занимались по пять-шесть часов в день. Где-то через полгода она освоилась. Сын здесь посещал детский сад, поэтому, когда пошел в первый класс, то трудностей уже не возникло. Он уже в детском саду выучил русский язык и стал общаться с местными ребятишками.

Нургуль Эндешова.
Нургуль Эндешова.

Нургуль не скрывает, что ее дочери Айке трудно было также найти общий язык с одноклассниками:

- Утром в школу шла со слезами. В самом начале были случаи, когда одноклассники дразнили ее, обзывая китаянкой. А мы как раз в то время зачем-то коротко подстригли ее, сделали каре. И она стала противиться, говорить, что ей не нравится эта прическа, что не пойдет в школу. Очень многое зависит и от самого ребенка. Потом она, конечно, стала более уверенной в себе, привыкла. Когда она была в Кыргызстане, то показывала успехи в изучении английского языка. И она не стала идти на поводу у одноклассников, считая, что, может, она и не знает так хорошо русский язык, но лучше многих в классе владеет английским.

Учащаяся на данный момент в четвертом классе Айка наизусть читает стихи Пушкина. Когда кто-то в школе интересуется ее национальностью или тем, откуда она родом, девочка старается просто не отвечать на эти вопросы.

А ее мама Нургуль с тем, чтобы поделиться своим опытом с другими мигрантами, чуть позже открыла детский сад Kids Club, где воспитанников всесторонне готовят к поступлению в школу.

Школа помогает с интеграцией

В школах столицы России обучается около 60 тысяч детей мигрантов. Почти в каждом классе представители неславянских национальностей составляют от 10% до 16%.

Больше всего приезжих школьников из таких стран как Азербайджан, Армения и Грузия (22,6%), за ними идут дети внутренних мигрантов из Дагестана (11%), и, наконец, на третьем месте в списке находятся выходцы из стран Центральной Азии (8,5%). Такие данные были получены в ходе исследования, которое было проведено Институтом образования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ).

Специалист этого учебного заведения Надежда Бысик, говоря о детях мигрантов в российском обществе, отметила следующее:

- В обществе высказываются мнения о том, что детские сады и школы заполнены детьми мигрантов, что они плохо говорят по-русски, а потому общие показатели школы, где они учатся, снижаются. Но это ошибочное мнение. Как показали результаты нашего исследования, как только в какой-нибудь слабой школе набирается довольно большое число детей мигрантов, именно в этот момент у школы начинают улучшаться показатели. Дело в том, что такие ученики больше нацелены на то, чтобы остаться в России, а потому стремятся получить знания.

Она обратила внимание на то, что в Москве дети мигрантов чаще всего учатся в непрестижных школах. По ее словам, причин тому несколько – материальные возможности родителей, уровень образованности и подготовленности детей на момент поступления в школу. А в различных лицеях и гимназиях, имеющих более высокий статус, обычно учатся дети из московских семей.

Из-за этого в Москве некоторые образовательные учреждения, где наблюдается большое скопление приезжих, стали называть «школами мигрантов».

Несмотря на то, что подобное название режет слух, Надежда Бысик говорит, что в таких многоэтничных школах практически не наблюдается проявлений национализма и ксенофобии.

Надежда Бысик.
Надежда Бысик.

Эксперт отмечает, что совсем другие причины становятся препятствием для получения детьми мигрантов полноценного образования в России:

- В целом наблюдаются сложности при сборе документов, необходимых в Москве для поступления ребенку в школу. Необходимо встать в электронную очередь на сайте Министерства образования РФ, кроме того от родителей требуют дополнительные документы - ту же справку о постановке на миграционный учет. С этими проблемами сталкиваются и внутренние мигранты, россияне. Обычно, мигранты, исходя из района проживания в Москве, стараются устроить ребенка не в лицей или гимназию, а в обычную школу, где-нибудь на окраине города. И, несмотря на то, что в таких образовательных учреждениях может обучаться достаточно много приезжих детей, там нет программ, направленных на обучение русскому как иностранному.​ В европейских странах, например, для школьников из семей мигрантов специально организовывают такое обучение - так называемый «приветственный класс». У нас же это может быть сделано только по инициативе руководства школы и родителей, когда в обучении внедряют этнокультурный компонент.

Надежда Бысик также добавила, что в адаптации «ученика-мигранта» к незнакомой и новой обстановке большую роль играет ответственность и вклад родителей. В частности, для того, чтобы создать для ребенка комфортную среду, в тесной связи со школой в первую очередь должны быть родители:

- Не только ребенку, но и родителям-мигрантам школа помогает создать условия для социализации, интеграции и построению коммуникаций с местным населением. Но если приезжие мама или папа будут сторониться и избегать общения с учителями и родителями других учеников из-за незнания или плохого знания русского языка, из-за этого, во-первых, ухудшатся отношения с собственным ребенком, во-вторых, это не поможет создать необходимую приветливую атмосферу в школе.

Институт образования НИУ ВШЭ в 2019 году продолжит исследование в рамках проекта по анализу ситуации детей с миграционным статусом, прибывших из четырех стран Центральной Азии (Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан). По итогам проекта правительству РФ, в том числе Министерству образования будет представлен аналитический доклад, включающий рекомендации по улучшению учебного процесса.

По оценкам правозащитников, в Кыргызстане насчитывается 256 тысяч детей, чьи родители находятся в трудовой миграции. Из них у 119 тысяч детей на заработки уехали и мать, и отец. В последнее время в республике все чаще стали вскрываться факты, когда несовершеннолетние, чьи родители работают за пределами страны, подвергаются насилию.

При этом наблюдается увеличение числа взрослых граждан, которые будучи мигрантами, забирают с собой в другую страну детей, не желая оставлять на родине. По данным Главного управления по вопросам миграции МВД РФ, на российской территории проживает около 650 тысяч кыргызстанцев. Из них 15% - это дети до 18 лет.

«Из-за ребенка готов терпеть унижения»

Гульбарчын Жаанбаева работает в частном лицее «Ковчег-21», который готовит детей мигрантов к поступлению в школы Москвы. Она говорит, что хотя мигранты и привозят с собой семью на чужбину, зачастую родители испытывают сложности, пытаясь создать детям условия для хорошей жизни в другой стране, получения ими здесь образования:

- Вообще, мы, кыргызы, оказывается, практически не обращаем внимания на детей. Посмотришь на русских, они бросают работу, чтобы поддержать своего ребенка. Мы же работаем по 10-12 часов, причем каждый день. Не можем уделить ребенку внимания, чтобы вместе с ним сделать уроки, сходить с ним в школу, записать на какие-то дополнительные секции.

Я, например, сама иногда не могу принять участие в родительском собрании. А потом по «Вотсапу» приходится просить, уговаривать учителя, мол, присмотрите за моим ребенком, на праздниках дарить подарки. При этом кто-то из преподавателей понимает, а кто-то сразу злится и говорит, что если не можете учиться – уходите.

У меня как-то жила женщина с ребенком. Она постоянно на работе и не знает, как ее ребенок питается, что делает в школе и как учится. Что-нибудь скажешь, говорит, что , мол, учитель за это должен отвечать. Всю ответственность она перекладывает на школу.

Гульбарчын Жаанбаева на экскурсии с учениками центра «Ковчег-21».
Гульбарчын Жаанбаева на экскурсии с учениками центра «Ковчег-21».

Женщина, двое детей которой учатся в московской школе, напоминает, что и местное население не всегда проявляет толерантное или терпимое отношение к ним:

- И в лицее, где я сама работаю, и в школе, где учатся мои дети, постоянно слышны разговоры о том, что «понаехали», «одни черномазые», «заморыши», «вместе с ними и мой ребенок забыл уже русский язык» и так далее. Слышишь, обижаешься, но пожаловаться некому. И учителя такое могут сказать, и родители. А

Думаешь: ладно, главное, чтобы мои дети учились, получали образование. Стараешься не обращать внимания на такие слова. А детям еще сложнее. Взрослый один-два раза такое услышит, а ребенок получает сильный морально-психологический стресс, пока сдружится с местными детьми, освоится и начнет понимать здешнюю учебную программу.

Но как отмечают социологи и эксперты в области образования, языковые и психологические трудности, с которыми сталкиваются дети мигрантов в российских школах – временные.

Школа – это основное учреждение, которое помогает мигрантам и их детям интегрироваться в местное общество. Между тем, неизвестно точное число несовершеннолетних, которые приехали с родителями в Россию, но по различным причинам не смогли продолжить учебу и оказались в трудовой эксплуатации.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG