Ссылки для упрощенного доступа

21 Октябрь 2017, Бишкекское время 05:35

Правозащитники не иностранные агенты


Александр Черкасов, сопредседатель правозащитного общества "Мемориал".

"Мемориал", движение "За права человека" и "Московская Хельсинская группа" не намерены регистрироваться как "иностранные агенты".

Представители правозащитного общества "Мемориал" 21 сентября объявили, что не намерены регистрироваться как иностранные агенты, согласно новому закону о некоммерческих организациях. Ранее о таком же решении объявили два других правозащитных движения – Московская хельсинская группа и движение "За права человека".

Согласно новому закону, принятому по инициативе депутатов "Единой России", некоммерческие организации должны зарегистрироваться как иностранные агенты в случае, если они получают гранты из-за рубежа и занимаются политической деятельностью. Под эти нормы подпадают многие правозащитные организации. В пятницу международное историко-просветительское и правозащитное общество "Мемориал" распространило заявление, в котором сказано, что организация "не будет участвовать в акции, направленной на разрушение российского общества и не станет распространять о себе заведомо ложные сведения". Подробнее о позиции правозащитников в интервью РС рассказал один из руководителей "Мемориала" Александр Черкасов:

– Закон объявляет всех получателей помощи из-за рубежа иностранными агентами. Агент – это человек или организация, действующие по поручению или в интересах другой организации. И мы должны это еще признать добровольно. То, что Владимир Путин много лет повторяет фразу "кто платит, тот и заказывает музыку", может быть, его убеждение вследствие его профессиональных деформаций, но это не так. Мы сами пишем музыку, и сами ее исполняем. Иногда находятся люди, которые готовы эту "музыку", то есть нашу правозащитную, гуманитарную, просветительскую деятельность поддержать. Они нам помогают. Были и отечественные доноры, были и зарубежные. Но они ни в коем случае не влияют на наши "ноты". И это главная ложь. Мы должны, согласно этому закону, называть себя теми, кем мы не являемся.

Само это название несет вполне определенную смысловую нагрузку. Кто будет общаться с "иностранным агентом"? Каково будет отношение к "иностранным агентам"? Мы живем в стране, в которой сотни тысяч и миллионы людей были в свое время репрессированы именно потому, что их назвали иностранными агентами. Это примерно так же, как в современной Германии предложить совершенно добровольно носить желтую звезду. Закон не правовой. Судебными функциями наделяются органы, которые судом не являются. И преступлением объявляется отказ добровольно признать себя этим самым иностранным агентом без какого-либо доказательства, что наши действия, наша деятельность представляет общественную опасность. Сейчас выясняется, что фонд USAID поддерживал не только массу гуманитарных и медицинских программ, но и "Единую Россию", которая тоже получала деньги от USAID. Россия получала деньги от США на уничтожение ядерного оружия, деньги на сокращение стратегических вооружений, в том числе когда премьером был Владимир Путин. Получается, он у нас иностранный агент, если следовать логике этого закона. Принципиально введенная туда избирательность применения лишь подчеркивает его неправовой характер.

–За отказ зарегистрироваться в качестве иностранного агента по закону положены штрафы. Как "Мемориал" будет с этим всем разбираться?

– Мы намерены оспаривать закон и его применение всюду, где это возможно – и в Конституционном суде, и в Европейском суде по правам человека. Не всякая бумага, на которой написано "закон", имеет отношение к праву. Это известно относительно Нюрнбергских законов в Германии, которые были приняты в свое время в полном соответствии с процедурой, предписанной Германским государством, но это были антиправовые законы. Тут тоже антиправовой закон, просто теперь его можно как-то обжаловать.

– А придется ли "Мемориалу" приостановить свою деятельность на время этих судебных тяжб?

– Давайте, доживем. Представление продолжается.

Ранее о решении не регистрироваться как иностранные агенты объявили и представители двух других правозащитных организаций – "Московской хельсинской группы" и движения "За права человека". Их аргументы аналогичны позиции сотрудников "Мемориала": новый закон не правомерен и дискредитирую правозащитников. Лев Пономарев, глава движения "За права человека" напоминает о схеме, по которой работает организация:

– Пусть меня посадят, условно говоря, но я не готов регистрироваться "агентом". Формально мы соответствуем новому закону, в котором написано, что, если НКО получает гранты из-за границы и занимается политической деятельностью, то они должны регистрироваться "агентами". Теперь под "политической деятельностью" имеется в виду привлечение общественного внимания и влияние на деятельность правительства. И, конечно, мы это делали и будем делать в дальнейшем. Юридическое понятие "агента" требует, чтобы был агентский договор. В нём всегда есть два субъекта: агент и приципал, который даёт задание. В тех договорах, которые неправительственные организации подписывают с "донором", принципалов нет. Мы сами ставим себе задачи, говорим, какую работу мы делаем, и если это устраивает донора, то они подписывают с нами договор.

По новому закону за отказ зарегистрироваться в качестве иностранного агента организация может быть оштрафована на сумму до полутора миллионов рублей. Вот мнение Льва Пономарёва на этот счёт:

– Я не думаю, что будут сажать, но штрафовать будут. Совершенно точно станут лишать наши организации статуса юридического лица, этим самым маргинализируя наши движения. Грантовые соглашения подписываются с юридическими лицами. Если нас лишат этого статуса, то я гранты уже не смогу получать. Фактически это сознательный шаг в сторону разрушения правозащитного движения в России.

В августе "Московская Хельсинская группа" и движение "За права человека" получили официальный ответ от администрации Соединённых Штатов Америки о том, что США не считают их своими "иностранными агентами", говорит Лев Пономарёв:

– Я придумал эту схему, и Людмила Михайловна Алексеева меня поддержала. Поэтому от обеих организаций мы написали открытое обращение президенту США Бараку Обаме для того, чтобы в дальнейшем идти в суд с документом, доказывающим, что мы не агенты. Я не знаю, насколько суды будут всерьез рассматривать эту бумагу, но она серьезная. Поэтому Обама нам ответил через Хилари Клинтон. Она написала мне и, отдельно, Людмиле Алексеевой. В её ответе сказано, что правительство США не дает нам никаких заданий, и что мы не являемся агентами. Но при этом они поддерживают, в том числе финансовыми средствами, деятельность гражданских и правозащитных организаций. Это государственная политика США – сказано в ответе Клинтон. Будет ли это юридическим основанием в наших судах – посмотрим. Мы знаем, что наши суды, к сожалению, очень управляемы властью. А борьба с внутренним врагом – одна из ключевых позиций власти. Как раз правозащитники очень подходят для этой цели, – уверен Лев Пономарёв.

Закон, регламентирующий деятельность некоммерческий организаций, вступает в силу 20 ноября.

Русская служба РСЕ\РС

XS
SM
MD
LG