Ссылки для упрощенного доступа

15 Август 2018, Бишкекское время 05:53

«Меня пять раз током били». Как в Томске разгоняли толпу выходцев из Средней Азии


Давка у миграционного центра в Томске

9 января в Томске ОМОН и Росгвардия дубинками и электрошокерами разогнали толпу из 2000 иностранных граждан, которые собрались перед миграционным центром в надежде получить разрешение на временное проживание в России (РВП). На следующий день областные власти созвали экстренное совещание с участием чиновников и представителей национальных диаспор.

Насиму из Таджикистана 9 января дубинкой разбили голову. Недолечившись, он уже вынужден выйти на работу. Разрешение на временное проживание Насим так и не получил. В России он около года. Говорит, что старается работать честно, платить налоги, покупать квоты и все разрешения – "воспитание и высшее юридическое образование (правда, неоконченное) не позволяют делать по-другому". В университете недоучился только потому, что не было денег. В Таджикистане у него осталась семья: пожилые родители, жена и дети. Сейчас Насим трудится разнорабочим, в месяц получает около 20 тысяч рублей. Из них 5 тысяч отдает за аренду квартиры (снимают напополам с другом за 10 тысяч), 5-6 тысяч отправляет родным. 3,5 тысячи рублей ежемесячно тратит на покупку патента на работу. Живет на то, что остается.

– Я пошел туда, чтобы получить РВП, очередь занимал еще с 1 января. Был список. И номера в нем у нас были, просто так удобнее запоминать свой порядок в очереди, – рассказал Насим. – Я записывался в этот общий список, но в итоге так квоты и не получил. Потому что начался бардак и приехал ОМОН. Меня ударили. Не хочу про это говорить. Вы напишете и забудете, а мне потом еще дальше тут как-то жить и пытаться разрешение на работу получать. А они потом все припомнят.

Меня пять раз током били – в руку, голову, живот

Огромная очередь в томский миграционный центр 9 января образовалась из-за повышенного спроса на квоты для иностранных граждан. Согласно распоряжению Правительства России на Томскую область было выделено 1000 квот на временное проживание в России. В надежде получить разрешение, которое выдается раз в год, люди занимали очередь в Миграционный центр с 1 января. Активисты составили список из 800 человек, и каждый день в нем отмечались. Но в первый же день приема заявлений о выдаче РВП, 9 января в шесть часов утра к миграционному центру пришли более двух тысяч человек, в их числе были иностранные студенты, приехавшие учиться в томские вузы. Те, кто записывались ранее, не смогли пробраться к входу. Началась давка, очевидцы снимали происходящее на телефоны.​

На место прибыли ОМОН и сотрудники Росгвардии, которые перекрыли вход в миграционный центр. Полиция применяла электрошокеры и дубинки.

Меня пять раз током били – в руку, голову, живот. Народ сзади толкал, толкал, впереди я был. Мне в итоге досталось, – рассказал изданию VTomske.ru участник событий Бекзот.

На следующий день в областной администрации собрали экстренное совещание. Кроме чиновников туда пригласили и представителей национальных диаспор, которые пытались добиться от властей ответа на вопрос: "Почему мигранты, желающие жить по закону, все равно остаются в России изгоями и нарушителями?"

То, что произошло, – упущение власти!

Присутствовали на совещании и сотрудники Комитета общественной безопасности областной администрации. Но молча. Что-то записывали в свои блокноты, комментировать события 9 января отказались. Было сказано только, что в ближайшие дни начнет работать комиссия при УМВД (с 2016 года Миграционная служба в России переподчинена МВД), которая выяснит, было ли применение дубинок и электрошокеров в тот день оправданно. Пресс-служба УМВД России по Томской области отсылает за комментариями на официальный сайт ведомства, где сказано, что 9 января сотрудники полиции "в течение трех с половиной часов осуществляли предварительную запись в миграционном центре города Томска, где было принято подавляющее количество иностранных граждан". О давке и применении спецсредств на сайте УМВД не говорится.

ОМОН перекрыл вход в миграционный центр.
ОМОН перекрыл вход в миграционный центр.

На совещании выяснилось, что запись в очередь в миграционную службу организовала некая активистка из Казахстана, по собственной инициативе. Два ее сына учатся в Томском университете. В прошлом году они не смогли получить разрешение на временное пребывание, которое дает возможность оформить российское гражданство. Мать опасалась, что сыновья и в этом году снова не смогут получить РВП. Именно она предложила составить список из тех, кто хочет получить документы в миграционном центре. Активистка каждые 6 часов проводила перекличку иностранных граждан, старательно вела запись. Все фамилии были отпечатаны на принтере, а листы сброшюрованы, чтобы исключить подмены.

С 1 января мигранты занимали очередь и вносили себя в списки.
С 1 января мигранты занимали очередь и вносили себя в списки.

Все казалось отлаженным и хорошо организованным до момента открытия дверей миграционного центра 9 января. Обстановка накалялась, а потом из толпы кто-то крикнул, что студентов будут пропускать по отдельной очереди и всех нужно переписывать снова. Началась давка, и тут появились силовики.

​Глава Автономии узбеков города Томска Хамза Хамроев говорит, что знал о том, что очередь у миграционного центра формировалась уже с 1 января, и даже пытался ее как-то контролировать, чтобы не допустить беспорядков. Но повлиять на ситуацию не смог.

Да, я был в миграционном центре еще 4 января, когда мне позвонили и сказали, что полиция задержала для проверки документов нескольких мигрантов. Я поехал на место, чтобы понять, кого именно задержали, – рассказывает Хамза Хамроев. – Тогда же я познакомился с женщиной, которая вела список и составляла очередь. – Я скажу, что то, что произошло, – упущение власти! Люди сами организовались (в очередь), и это было их право. И сделали это они, кстати, неплохо. Там даже дружинники ходили, чтобы не допустить беспорядков. Но власти нужно было просто проконтролировать и всех успокоить. Но этого не сделали, и получилось вот так.

Я в прошлом – секретарь обкома, и тогда я бы потребовал исключить из партии человека, который допустил эти беспорядки

Говорят, что выделяют 1000 квот. 300 из них идет на Томскую область, 700 – на город. Из этих семисот сто отдают коммерческой организации, которая реализует квоты самостоятельно. Остается 600. Желающих намного больше, – говорит руководитель национально-культурной автономии кыргызов города Томска Талип Зулпукаров. – Но вспомните, когда доллар еще был низким: иностранцев в Томск приезжало намного больше. При этом никакой давки не было. Просто все приходили в миграционные центры в том районе, в котором жили. А сейчас почему-то по-другому. Но ведь можно вернуть то, что было раньше? И никакой давки снова не будет.

Руководитель Ассамблеи народов Томской области Николай Кириллов также признает, что в этом году работа миграционной службы была организована плохо.

Все было пущено на самотек, – говорит Николай Кириллов. – Я в прошлом – секретарь обкома, и тогда я бы потребовал исключить из партии человека, который допустил эти беспорядки. Не знаю, кого и из какой партии исключать сейчас, но меры должны быть приняты такие же: кто-то должен взять на себя ответственность.

В 6 утра две тысячи человек собрались у миграционной службы.
В 6 утра две тысячи человек собрались у миграционной службы.

В прошлом году такого в миграционной службе не было. То, что произошло в Томске, – недоработка сотрудников УФМС, – считает руководитель азербайджанского Культурно-национального центра "Азери" Алекбер Рагимов. – До изменения миграционного законодательства мы – представители различных диаспор – входили в координационный совет при миграционной службе УФМС России и обсуждали все сложные и спорные вопросы. Тогда подобных ситуаций не возникало. Почему бы сейчас не вернуть эту практику?

Руководители диаспор и автономий назвали еще одну причину нехватки квот: их, говорят они, просто-напросто перекупают. Стоимость одной квоты при этом составляет 20 тысяч рублей, и их чуть ли не оптом приобретают те, кто потом нелегально перевозят документы в другие регионы (в том числе в Москву и Санкт-Петербург) и успешно перепродает их там.

Раньше была альтернатива: для тех, кто приезжал устроиться на работу, и тех, кто хочет получить гражданство, выделялись разные квоты. Все изменилось несколько лет назад, – говорит Талип Зулпукаров. – Теперь на всех единые квоты. Нужно вернуть прошлую практику, а еще, возможно упростить процедуру получения гражданства. Например, студенту для этого сначала нужно получить РВП, затем – вид на жительство и только потом подать документы на гражданство. И при этом платить, платить.

У нас МВД – это репрессивное министерство, которое направлено на то, чтобы карать, а не на то, чтобы помогать

По закону разрешение на временное проживание необходимо всем, кто учится или работает в регионе. Документ позволяет мигрантам работать и не платить ежемесячно за патент 3500 рублей. Прибывшие на заработки мигранты платят большие деньги: за патент, медосмотр, сертификат на изучение русского языка. Получается, сразу по приезде в Россию им надо выложить около 40 тысяч рублей.

В миграционных центрах многих городов в начале года было столпотворение иностранных граждан. Это проблема системная, считает глава комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина. По ее мнению ситуация обострилась после того, как в 2016 году миграционная служба перешла в ведение Министерства внутренних дел.

Министерству внутренних дел передали функции, которые им совершенно не свойственны. Изменилась структура миграционной службы, квалифицированные кадры из нее ушли, пришли новые люди в погонах. Сейчас получается, что министерство, которое должно следить за порядком, не может организовать порядок в своих собственных органах, – считает Светлана Ганнушкина. – У нас МВД – это репрессивное министерство, которое направлено на то, чтобы карать, а не на то, чтобы помогать. Мигранты приходят к ним как просители, а это не просители, а трудовая сила, за которую идет конкуренция во всем мире. Если говорить об иностранных студентах, мы заинтересованы в том, чтобы они учились в России. Чтобы эти образованные молодые люди работали на наше государство (если решат остаться) или же были источником распространения нашей культуры (если уедут после учебы). Это вопрос внутренней политики, которым не должно заниматься МВД.

Жалко людей, они так много потратили денег на оформление всех документов. Экзамены сдавали на знание русского языка, медосмотры проходили – там столько всего надо! Но даже если ты кучу денег потратил, все сдал, будешь еще три-четыре дня в очереди стоять и можешь остаться ни с чем. Я потратил 20 тысяч рублей, стоял три дня, замерз, заболел и остался без документа. Где справедливость? – жалуется один из мигрантов.

В Томске живут и работают тысячи трудовых мигрантов. Это преимущественно выходцы из бывших республик Средней Азии. Немало мигрантов работает на стройках, в сфере обслуживания, имеют свой мелкий бизнес. Кроме того, в Томске много иностранных студентов. Это университетский город. Только студентов из Узбекистана здесь около 2000. Поэтому и квот на Томскую область, считают в диаспорах, суммарно надо выделять больше, чем на многие другие регионы. Но этого не происходит. А значит, ажиотаж вокруг получения РВП будет сохраняться и дальше.

В следующий раз разрешения на временное проживание мигранты смогут получить лишь в 2019 году.

Дарья Енюшина, Нина Давлетзянова.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG