Ссылки для упрощенного доступа

19 Октябрь 2017, Бишкекское время 02:31

Вахид Мужда: Имя нового лидера ИДУ вымышленное


Вахид Мужда, бывший чиновик правительства движения "Талибан", Афганистан, 4 апреля 2011 года.
Сайт Исламского движения Узбекистана выступил с заявлением, в котором подтверждает гибель своего лидера Усмона Одила. В сообщении не говорится об обстоятельствах гибели Одила. На сайте furqon.com сообщается, что новым лидером ИДУ назначен Усмон Гози.

Усмон Одил – зять основоположника ИДУ Тохира Юлдоша, возглавил движение после его гибели в 2009 году.

Пакистанские спецслужбы сообщали ранее, что 37-летний лидер ИДУ был убит еще в апреле нынешнего года в результате атаки беспилотника США в зоне племен Пакистана.

Но кто такой Усмон Гози? О человеке с таким именем СМИ и экспертам, которые занимаются проблемами региональной безопасности, ничего не известно.

О новом лидере мы спросили у Вахида Мужда, который до 2001 года возглавлял департамент по делам Средней Азии, России, Кавказа и Китая в Министерстве иностранных дел движения "Талибан". В те годы Мужда имел непосредственные контакты с лидерами ИДУ.

Озоди: Знакомо ли вам имя Усмон Гози?

Вахид Мужда: Это не настоящее имя. Да и сам Усмон Одил не был реальной личностью. Не ищите ни в каких архивах, все равно не найдете его настоящего имени. Единственный, кто в Исламском движении Узбекистана выступал под своим настоящим именем, был Тохир Юлдош, да и тот пользовался псевдонимом Форук.

Вымышленные имена в таких организациях как ИДУ – это обычное дело. Эти имена в какой-то степени религиозные, особенно акцент делается на принадлежности к суннитам, и с точки зрения безопасности обманывают спецслужбы.

Теперь Усмон, Холид, Абдурахмон, Хафизуллох и прочее – это псевдонимы почти всех боевиков террористических организаций. Например, таджик, который часто приходил к нам домой, представлялся Джайхуном. Как я его не спрашивал, каково его настоящее имя, говорил, называй, как хочешь. Я так и не понял, как же его звали на самом деле.

Озоди: Кто же, по вашему, новый лидер ИДУ?

Вахид Мужда: Когда я узнал об изменениях в руководстве ИДУ, на ум пришло имя Мавлави Абдуракиба, ближайшего друга Тохира Юлдоша, который является узбеком из Узбекистана и находится в Пакистане. Но когда увидел фото Усмона Гози, он сильно отличался от Мавлави. Это лицо таджика или, в крайнем случае, чеченца. Когда я бывал у Тохира Юлдоша, вокруг него было много чеченцев. Тохир разговаривал с ними по-русски. И вообще, общие собрания ИДУ проходили на русском. Персидский или узбекский языки не были общими в этом движении.

Озоди: Насколько высока вероятность того, что таджик или чеченец может возглавить движение, создателями которого являются узбеки?

Вахид Мужда: Когда я был в Министерстве иностранных дел, я получил официальное письмо от Тохира. В нем говорилось, что мы должны согласовать свою политику в отношении северных государств – Средней Азии, России, Кавказа и Китая, потому что Мулло Умар назначил его эмиром этого региона.

Однако тогдашний заместитель министра иностранных дел после беседы с Мулло Умаром заявил, что мы не будем вмешиваться во внутренние дела других государств. В его доме я видел уйгуров, узбеков, чеченцев и таджиков. Т.е. в этом движении участвуют представители не только одной–двух наций. Теперь, когда я беседую с некоторыми знакомыми из ИДУ, они говорят, что национальные проблемы между ними не стоят.

Озоди: Много ли было таджиков?

Вахид Мужда: Было много. В Кабуле даже был культурный центр "Бухоро", который возглавлял Махмадсабур, таджик из Каратегина, и он консультировался только лично с лидером ИДУ. Но Усмон Гози не похож на него, таджиков, верных Тохиру Юлдошу, было много, которые тогда были очень молоды. Не исключено, что кто-то из них теперь достиг высокого положения лидера ИДУ.

Озоди: Если все же лидером ИДУ назначен таджик, что это может означать? Есть ведь еще одна такая организация "Ансоруллох", которая преимущественно состоит из таджиков?

Вахид Мужда: На самом деле, если инициаторы решения имеют какую-либо программу в отношении Таджикистана, это может настораживать. Из опыта последних событий в арабском мире видно, что эти силы уделяют большое внимание исламским движениям. Исламские движения, относящиеся к Таджикистану и региону, при подстрекательстве иностранцев и ради осуществления своих программ могут создать проблемы не только для населения региона и Таджикистана, но и других северных государств.

Фарходи МИЛОД, Таджикская служба РСЕ\РС

XS
SM
MD
LG