Ссылки для упрощенного доступа

9 Декабрь 2019, Бишкекское время 14:23

После трех лет в афганской тюрьме


Яков Цой.

После 3,5 лет заключения в афганской тюрьме гражданин Таджикистана Яков Цой вернулся на родину авиарейсом Кабул-Душанбе

Бывший узник афганской тюрьмы «Пули Чархи» провел более трех лет в заключении по обвинению в попытке провоза на территорию Афганистана красной ртути.

Яков Цой, который в пятницу вечером был встречен представителями прессы и таджикского МИДа в душанбинском аэропорту, поблагодарил таджикские и афганские власти за содействие его освобождению.

74-летний Цой, освободившийся из афганской тюрьмы 6 февраля, после выхода на свободу, находился в посольстве Таджикистана в Кабуле.

– Я не могу подобрать слов радости, чтоб передать мои чувства. Еще неделю назад я не знал, что меня освободят, – сказал он при встрече с журналистами в аэропорту Душанбе.

Он поблагодарил всех - журналистов и сотрудников правительства Таджикистана и Афганистана - за участие в его освобождении.

Отвечая на вопрос корреспондента радио «Озоди» о причине его задержания, он сказал, что его «направили из КНБ Казахстана для встречи с неким англичанином».

– Меня отправили туда на два дня для встречи с англичанином, а вместо него я увидел Мирзо, афганского таджика.

Яков Цой, рассказал, что затем встречался с неким американцем, представившимся Виктором. «А потом нас задержали недалеко от гостиницы», – сказал он. По его словам, по меньшей мере, три раза афганские суды приговаривали его и двух его спутников из Таджикистана – Хасанбека Отараева и Ширинбека Искандарова – к длительным срокам заключения.

Сначала мне дали 15 лет, а им – по 4 года, потом уменьшили срок на 8 лет, – рассказал Цой. – Хасан и Ширинбек понимали язык и они сказали, что судья говорил, что, если бы была его воля, то он бы нас отпустил.

По словам Цоя, ему инкриминировали ввоз на территорию Афганистана ядерного устройства.

– Это уму непостижимо, возмущается он. – Это все равно, что сказать, что мы перевезли бомбу.

На вопрос журналистов о том, виделись ли они с Хасанбеком Отараевым, задержанным вместе с Цоем и Ширинбеком Искандаровым, и позже погибшим в афганской тюрьме, он ответил так:

Да, когда меня перевели в камеру с афганцами, я видел иногда Хасана. Его три раза возили в больницу, но он постоянно жаловался на головные боли. Я ему говорил: «Если у тебя болит голова, перестань пить кофе и курить». А он постоянно курил и пил кофе. Он занимался ремонтом телевизоров. За неделю до смерти он уже не мог пить кофе, видимо желудок не принимал. А врачи в афганской тюрьме такие, что кроме аспирина и анальгина ничего не знают. Я думаю, что он умер от левостороннего инсульта. За месяц до смерти у него закрылся левый глаз, и он жаловался на боли в левой стороне. Меня однажды ночью разбудил Андрей и сказал, что Хасан умер. Это было где-то в три-четыре часа утра.

По его словам, с Хасаном Отараевым он был знаком еще за пять лет до истории с Кабулом, а с Ширинбеком Искандаровым познакомился в Кабуле. Он представился переводчиком, сказал Цой.

По просьбе радио «Озоди» Цой прокомментировал слухи, бытующие в СМИ, о том, что он располагает большим состоянием.

Озоди: Говорят, у вас в Эмиратах 300 миллионов долларов?

Цой: Да, это правда. Это чек. Но у меня его забрали в КНБ Алматы. Вот истинная причина, почему я сижу, – сказал он.

Яков Цой рассказал, что ему, как гражданину Таджикистана, необходимо восстановить все документы, так как он лишился их в Афганистане. Он сообщил журналистам, что намерен подать жалобу на органы безопасности Казахстана в адрес президента Нурсултана Назарбаева.

О том, что несколько граждан Таджикистана долгое время содержатся в Пули Чархи, впервые стало известно от Ширинбека Искандарова – бывшего узника этой тюрьмы.

По официальным данным, Ширинбек Искандаров, Хасанбек Отараев и Яков Цой, трое граждан Таджикистана, летом 2008 года были задержаны силами безопасности Афганистана по подозрению в контрабанде 3 кг красной ртути, стоимость которой оценивается в $300 млн.

В заявлении МИДа РТ говорилось, что «речь идет о совершении особо тяжкого преступления в составе организованной преступной группы, входящей в транснациональную группировку». «Следует напомнить, что ртуть используется при производстве ядерного оружия, и ее контрабанда входит в число особо опасных преступлений», – сообщало также внешнеполитическое ведомство.

Как утверждают официальные власти Таджикистана, ни один из этих трех человек не имел ни какого отношения к строительству и не имел строительной компании: «Один из них врач, другой – пенсионер, а третий вообще не имел постоянного места работы. По имеющейся информации, их целью была не организация поставок стройматериалов, а незаконная деятельность».

Министерство иностранных дел Таджикистана назвало проблему с арестом трех граждан страны в Афганистане «выходящей за рамки конфликта страны и региона» и опровергло критику некоторых СМИ о том, что МИД РТ и его посольство в Кабуле были равнодушны к судьбе трех арестованных граждан.

Бывший узник тюрьмы Пули-Чархи был освобожден после вмешательства президента Таджикистана и возвращен на родину. В беседе со средствами массовой информации он заявил, что прибыл в Афганистан для налаживания бизнеса, а именно, поставок строительных материалов афганским компаниям, не более того.

Хасанбек Отараев, третий задержанный по этому делу гражданин Таджикистана, погиб в афганской тюрьме, так и не дождавшись помощи из Душанбе, сообщила в беседе со СМИ его жена. Тело 50-летнего гражданина Таджикистана еще в конце октября было перевезено на родину. В тюрьмах Афганистана продолжает находиться 10 граждан Таджикистана.

Фарход Милод, таджикская служба РСЕ\РС

XS
SM
MD
LG