Ссылки для упрощенного доступа

28 Февраль 2020, Бишкекское время 05:45

Transparency International: Коррупции в Кыргызстане меньше не стало


РейтингTransparency International по восприятию коррупции за 2018 год.

Международная организация Transparency International опубликовала рейтинг Индекса восприятия коррупции за 2018 год. Кыргызстан в нем занял 132 строчку.

«Коррупция создает угрозу для демократии»

В исследовании Transparency International об уровне коррупции в государственном секторе стран мира говорится, что «там, где демократия слаба, процветает коррупция» и что «политики-популисты могут использовать это в своих интересах».

Руководитель международной организации Делиа Феррейра 29 января на презентации отчета заявила, что «в 2018 году многие страны не добились успеха в борьбе с коррупцией, и сейчас во всем мире коррупция создает угрозу для демократии».

В исследовании организации степень коррумпированности обозначается числами от нуля до 100, где 100 – это полное отсутствие коррупции, а ноль - наивысший уровень коррумпированности.

В отчете говорится, что «страны Восточной Европы и Центральной Азии из 100 имеющихся баллов получали в среднем около 45, то есть ощутимых сдвигов в борьбе с коррупцией там не наблюдалось». При этом отмечено, что «там, где нет политической воли, общественные институты беспомощны, а политические права ограничены, коррупция процветает».

По данным исследования, так как многие страны неспособны обуздать коррупцию, то это отрицательно сказывается на развитии демократии.

Из стран Центральной Азии выше всех расположился Казахстан – на 124 месте, затем идет Кыргызстан - 132 строчка рейтинга. Таджикистану досталось 152 место, а на 158 позиции оказался Узбекистан. Туркменистан стал 161-м среди 180 стран.

Россия отстала от Казахстана и Кыргызстана, оказавшись на 138 месте. Эту же строчку с ней делит Иран. Афганистан получил всего 16 баллов и расположился на 172 месте, а Пакистан получил 33 балла и поднялся на 117 строчку.

Из числа постсоветских стран выше всех продвинулась Грузия, войдя в 50 наименее коррумпированных стран. Несмотря на то, что соседняя Армения оказалась аж на 105 строчке рейтинга, есть оптимистичные прогнозы, что проводимые правительством Николы Пашиняна реформы дадут свои плоды. Никол Пашинян пришел к власти в 2018 году после народных волнений и пообещал, что искоренит распространившуюся в стране коррупцию.

Transparency International на примере Армении констатирует, что «когда отдается приоритет проведению правовой реформы, а институты власти имеют четкое разделение, это служит хорошей платформой для проведения реформ». Кроме того, отмечена особая роль гражданского общества. Тем самым международная организация как бы обращает внимание власть предержащих на то, что жители погрязшей в коррупции страны способны, как и народ Армении, изменить политический климат.

Румыния и Болгария, являющиеся членами Европейского союза, оказались в Индексе восприятия коррупции на 61 и 77 строчках соответственно.

США по сравнению с 2017 годом потеряли четыре позиции и оказались на 22 позиции. Это первый случай за последние восемь лет, когда Америка покинула 20-ку наименее коррумпированных стран.

Наиболее эффективными в борьбе с коррупцией оказались Дания и Новая Зеландия, занявшие соответственно первое и второе места. За ними следуют Финляндия, Сингапур, Швеция и Швейцария. А замыкают рейтинг Transparency International признанные наиболее коррумпированными Южный Судан, Сирия и Сомали.

Шаршенбаев: Чтобы снизить коррупцию, необходимо бороться с ее причинами

В Индексе восприятия коррупции Transparency International за 2018 год Кыргызстан поднялся со 141 места на 132, но, как и в прошлый год, набрал 29 баллов из 100 возможных. Продвижение Кыргызстана в рейтинге коррумпированности госорганов - это показатель снижения коррупции или объясняется другими факторами?

На эти и другие вопросы «Азаттыка» ответил представитель центра Transparency International Kyrgyzstan Адылбек Шаршенбаев.

Адылбек Шаршенбаев.
Адылбек Шаршенбаев.

Адылбек Шаршенбаев: В этот рейтинг входит не только Кыргызстан, но и другие страны. О ситуации с коррупцией свидетельствуют присвоенные баллы. И места в рейтинге меняются в зависимости от количества этих баллов, набранных той или иной страной в списке. Например, в последние два года для анализа брали 180 стран, в 2016 году их было 176, в 2015-м еще меньше – 168, хотя в 2014 исследовалось 175 государств.

«Азаттык»: На основании каких параметров включаются страны в этот список и как распределяется рейтинг?

Адылбек Шаршенбаев: Включение того или иного государства в этот список зависит от исследований, проведенных в этой стране. Потому что при вычислении этого показателя мы опираемся на исследования, взятые из заслуживающих доверия источников. А для того, чтобы включить страну в рейтинг, в ней должно быть проведено не менее трех исследований.

Например, рейтинг Кыргызстана определялся на основании семи исследований. Есть исследования Всемирного банка, Всемирного экономического форума, есть гарантийный рейтинг организации Global Insight, показатели демократии, данные «Всемирного проекта справедливости» по вопросам верховенства закона, исследование Nations in Transit организации Freedom House. На основании этих работ и был выведен рейтинг Кыргызстана.

«Азаттык»: После президентских выборов власти страны, в том числе и новый глава государства, часто заявляют о том, что ведется непримиримая борьба с коррупцией. К примеру, в 2018 году в связи с проектом модернизации ТЭЦ был задержан ряд крупных политиков и высокопоставленных чиновников. Но в исследовании говорится, что эти процессы не влияют кардинально на результаты. То есть, получается, что заявления нынешних властей о том, что «ведется борьба с коррупцией», несостоятельны?

Адылбек Шаршенбаев: Есть ведь свои методы борьбы с коррупцией. Борьба с результатами коррупции - это одно. А вот борьба с причинами коррупции - это совсем другое. Мы сейчас видим, что в основном идет борьба с последствиями коррупции. Задержание, аресты - это ведь борьба с последствиями коррупции. Но для того, чтобы снизить уровень коррумпированности обязательно нужно бороться с ее причинами. Видимо, на основании полученных исследований по этому вопросу результатов в этом направлении пока нет.

Например, в феврале 2018 года президент на заседании Совета безопасности озвучил правильные вещи по поводу борьбы с коррупцией. После этого наши госорганы взяли на себя обязательства о том, что «будет проедена серьезная работа с декларациями». Но уже начался 2019 год, а подвижек мы не видим. И это только одно из многочисленных направлений.

«Азаттык»: В рейтинг Transparency International в этом году включили 180 стран.То есть, это показывает насколько авторитетно исследование, проводимое организацией. Вы замечаете, чтобы правительство КР или представители судебной системы обращали внимание на ваши рекомендации и предпринимали какие-либо меры?

Адылбек Шаршенбаев: Наша главная рекомендация - это открытость. Название нашей организации в переводе с английского языка означает открытость или прозрачность.

Открытость может поставить заслон теневой коррупции. Мы с самого начала даем рекомендации о том, что необходимо обеспечить открытость и прозрачность. Один пример - Кыргызстан вошел в международную инициативу по прозрачности в горнодобывающем секторе. В 2004 году, надеясь на открытость в разработке месторождений, мы взяли на себя обязательства и добились неплохих результатов. Я недавно встречался с представителями этой международной инициативы.

Они сказали, что Кыргызстан с 2017 года приостановил членство в этой инициативе, а в 2019 году страна и вовсе может выйти из проекта. И это тоже ведь, получается, один из показателей коррупции. То есть это говорит о том, что Кыргызстан не делает достаточно для обеспечения открытости и прозрачности.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

  • 16x9 Image

    Гулайым Ашакеева

    Журналист радио "Азаттык". С 2005 года сотрудничает с радио "Азаттык". Закончила Кыргызский национальный университет имени Жусупа Баласагына (Бишкек) и Университет Мира (Коста Рика).

XS
SM
MD
LG