Ссылки для упрощенного доступа

27 мая 2024, Бишкекское время 04:07

Почему Эрдоган впервые рискует проиграть. Репортаж из Турции перед вторым туром президентских выборов


28 мая в Турции пройдет второй тур президентских выборов. Реджеп Эрдоган впервые за 20 лет может потерять власть. Согласно исследованию одного из ведущих национальных профсоюзов Турции, за 20 лет, пока партия Эрдогана находится у власти, продукты подорожали на рекордные 1750 процентов. Лира при этом за последние 10 лет стала дешевле по отношению к доллару едва ли не в 20 раз. Поэтому еще в самом начале президентской гонки было понятно, что инфляция может стоить Эрдогану кресла.

Турецкая лира только что побила очередной рекорд. Это стамбульская Ayalki Borsa —«биржа на ногах» в переводе с турецкого. Здесь торгуют золотом, которое сегодня резко подскочило в цене. Драгоценные монеты, которые турки дарят на свадьбы, при рождении ребенка, да и вообще по любому случаю, для многих местных жителей стали не по карману.

«За последние 10 лет золото подорожало в 5 раз. 10 лет назад четверть монеты золота стоила 650–750 лир, сейчас она стоит 2600 лир. Конечно, на это повлияли и результаты выборов. Ожидалось, что доллар подешевеет, а он поднялся еще выше. Тайип Эрдоган столько лет уже не может управлять страной, пусть лучше идет помирать», — говорит стамбульский торговец золотом Ахмет.

На президентских выборах в 2023 году победы оппозиционного кандидата Кемаля Кылычдароглу ждали не только рыночные торговцы, но и многие крупные зарубежные инвесторы. Они надеялись на более предсказуемую экономическую политику Турции. Сразу после первого тура Bloomberg, например, писал, что итоги голосования стали огромным разочарованием. Подешевела лира, на 6 процентов упал фондовый рынок. Чем это грозит простым туркам, регулярно разъясняют в оппозиции. В штабе Кылычдароглу постоянно говорят о том, как дорого стало жить в Турции.

Кемаль Кылычдароглу
Кемаль Кылычдароглу

«Мы взяли килограмм риса. В прошлом году он стоил 18 лир, сегодня 39. Вы знаете, сколько риса нужно семье из четырех человек? Конечно, вы знаете, но люди во дворце не знают. Возьмем килограмм фасоли, которая стоила в прошлом году 17 лир, в этом году 36. Сахар — 20 лир в прошлом году, в этом году 47. Литр молока. В прошлом году 14, сегодня 27 лир», — заявил кандидат в президенты Кемаль Кылычдароглу.

Реджеп Тайип Эрдоган
Реджеп Тайип Эрдоган

Эрдоган в ответ заявляет, что в случае переизбрания будет бороться с ростом цен, продолжит снижать процентные банковские ставки и увеличивать зарплаты госслужащих. В оппозиции, которая состоит из шести разных партий, по его словам, ничего не понимают в экономике.

«Мы знаем, из каких людей состоит команда экономистов Национального альянса. Это люди с не очень известными фамилиями. Однако они что делают? Они за закрытыми дверями встречаются с представителями Всемирного банка, а потом просят взять в долг у Всемирного банка. Разве у ростовщиков берут деньги в долг, Кылычдароглу?» — говорит Реджеп Эрдоган.

Однако сдержать экстремальную инфляцию правительству Эрдогану пока не очень удается. Все эти годы еда, техника, одежда продолжают дорожать. Согласно исследованию одного из ведущих национальных профсоюзов Турции, за 20 лет, пока партия президента находится у власти, продукты подорожали на рекордные 1750 процентов. Лира при этом за последние 10 лет стала дешевле по отношению к доллару едва ли не в 20 раз. Поэтому еще в самом начале президентской гонки было понятно, что инфляция может стоить Эрдогану его кресла.

В итоге, в первом туре голосования он действительно не смог набрать необходимое для победы количество голосов. Эрдогана поддержали 49,52 процента избирателей Турции, Кылычдароглу — около 44,88 процента.

Теперь во втором туре гражданам предстоят сделать выбор между совершенно разными политиками — консервативным исламистом, постоянно критикующим запад Эрдоганом и светским политиком, который обещает ликвидировать суперпрезидентскую власть, — Кемалем Кылычдароглу.

73-летняя Бесы живет вместе с мужем в деревне Сайрантепе недалеко от Газиантепа. Женщина говорит, что последние годы на многие продукты не хватает денег. Например, говядину или баранину в их доме не покупали очень давно.

«Наш единственный доход — урожай с сада и огородов. Мы пенсию не получаем. Некоторых сельчан обеспечивают дети, которые живут за рубежом. У некоторых есть скотина. В селе остались одни старики. Молодежь уехала за границу — в Германию, Швейцарию, Австрию», — говорит Бесы.

Уставшие от бедности супруги в итоге проголосовали в первом туре президентских выборов за оппозиционера Кемаля Кылычдароглу. Однако сделали они это не только из экономических соображений. Бесы и Бектеш, как и большинство жителей этого села, представители этнического меньшинства — курдов.

Из 150 человек, которые живут в Сайрантепе, 120 поддержали оппозицию и только четыре человека — Эрдогана.

Провластный правозащитник Муса Озер говорит, что курды, скорее всего, проголосуют за Кылычдароглу и во втором туре. Хотя, как он считает, именно действующая власть защищает нацменьшинства: «Давайте, например, возьмем одну из самых больших проблем Турции — курдский вопрос или вопрос алевитов, к которым относится сам Кылычдароглу. Во всех этих вопросах политике мести и убийств противостояла Народно-Республиканская партия, образованная в 1923 году. Сейчас ее возглавляет Кылычдароглу. Мирно решить все эти вопросы пытается Эрдоган. Хотя в Европе, в Америке считают, что о правах людей и несправедливости заявляет именно Народно-Республиканская партия. Получается, такие понятия, как справедливость и право, работают только тогда, когда это выгодно Западу».

Курды составляют более 20 процентов от общего числа избирателей Турции. Именно в тех регионах, где они живут, Кылычдароглу получил наибольшее количество голосов. В том числе, например, в городах Хаккари и Ширнак, где не раз проходили столкновения между курдскими группами и силами правительства Эрдогана. Популярность лидера оппозиции в этих регионах объясняется тем, что одна из партий, которая борется за права курдов, поддержала Кемаля Кылычдароглу. Однако власти обвиняют эту организацию в связях с Рабочей партией Курдистана, которая признана в Турции террористической.

Между тем, многие турецкие и международные эксперты были уверены, что на результаты голосования повлияет февральское землетрясение, которое унесло жизни десятков тысяч людей, поскольку правительство много критикуют из-за недостаточной работы по устранению последствий катастрофы. Однако районы, пострадавшие от бедствия, поддержали действующую власть. О том, почему они проголосовали за Эрдогана и его партию, мы решили узнать у самих жителей этих регионов.

«В нашем классе умерла самая милая девочка. Умерла еще одна моя подруга из другого класса. Они были моими самыми близкими подругами. Нет счета погибшим. Умерло много родственников и со стороны отца, и со стороны матери», — рассказывает Рабия Казан, ученица 11-го класса из Кахраманмараша.

В разрушенном жилом комплексе «Эбрар сите» жили более 320 семей. На этот район города приходится ужасающее количество погибших — около 4500 человек.

«Да, мы улыбаемся, ходим как обычно, но на самом деле у нас душа все еще болит», — говорит жительница палаточного городка в Кахраманмараше Селиме.

Жить Селиме и ее семье больше негде. Тех денег, которые им выделили в правительстве, на строительство нового дома не хватит. Но несмотря на это, она и во втором туре президентских выборов решила голосовать за нынешнего президента Турции Реджепа Эрдогана.

В Кахраманмараше, на который пришелся эпицентр разрушительного землетрясения, Эрдогана в первом туре поддержали почти 72 процента местных жителей. Похожая картина в других районах, где люди из-за землетрясения потеряли близких и остались без жилья. Хотя в Турции много говорили о том, что в первые сутки после катастрофы власти не смогли направить достаточно спасателей и техники в некоторые пострадавшие районы.

«Смотрите, насколько некачественный материал использовался при строительстве здания. Смотрите, пеноблок просто рассыпается, как мука», — показывает житель города Газиантеп Мустафа.

В местной прессе писали, что землетрясение помогло оппозиции усилить свои позиции в стране. Около двух миллионов людей остались без крова, углубился экономический кризис. В оппозиционной партии, от которой выдвигается Кемаль Кылычдароглу, удивляются, почему после всего произошедшего граждане продолжают голосовать за Эрдогана.

«Я окончил университет в 1969 году. Если бы мне тогда сказали, во что превратится эта страна, я бы ни за что не поверил. Люди, у которых есть интеллект, уезжают из Турции. Турция, конечно, не Афганистан или Иран, но религиозные мотивы в стране нарастают. Вообще, сложно найти ответ на этот вопрос, мы никак не поймем, почему такие нищие и голодные люди продолжают голосовать за них. Когда мы найдем ответ на этот вопрос, Турция придет к процветанию», — отметил член Народно-Республиканской партии Исмаил Йылмаз.

Кроме продвижения светских ценностей, члены Народно-Республиканской партии настаивают на жесткой миграционной политике. Лидер партии Кылычдароглу с самого начала обещал отправить сирийских беженцев обратно на родину. После первого тура президентских выборов его позиция только ужесточилась. Если среди самих турков это заявление нашло поддержку, то среди мигрантов оппозиционера Кылычдароглу откровенно недолюбливают.

«Не дай бог, если президент Эрдоган уйдет, у нас все будет плохо. Нас просто отправят на верную смерть. Мы просто поедем туда и погибнем. Но, слава богу, Эрдоган нас любит, потому что мы мусульмане», — говорит беженец из Сирии Шериф Селимоглу.

Шериф еще ребенком сбежал из Сирии. Там он был ранен в ногу. В Стамбуле его подлечили, он выучил турецкий язык и начал работать. Почти все заработанные деньги отправляет домой.

«У меня в семье 9 человек, — говорит Шериф Селимоглу. — Есть пять сестер. Я самый старший, я плачу за их учебу. Там нет работы, максимум там можно заработать в день один доллар. Нашу страну все время бомбят другие страны. За все эти годы в Сирии погибли около 4 млн человек».

Однако в оппозиции уверены, что Эрдоган упрощает миграционные законы не просто так. Там не раз обвиняли правительство в том, что власти хотят успеть раздать паспорта более чем 3,5 млн сирийцев, которые могли бы поддержать действующую власть. Однако, по официальным данным, гражданство Турции получили около 200 тысяч сирийцев, из которых голосовать на президентских выборах якобы сможет только половина.

Синан Оган
Синан Оган

Еще одним важным фактором второго тура голосования стал вопрос, кого поддержат сторонники третьего кандидата, который выбыл из президентской гонки, — Синана Огана. За него проголосовали пять процентов избирателей, чьи голоса могут сыграть решающую роль 28 мая. За пять дней до голосования Оган заявил, что поддерживает Реджепа Эрдогана.

Так что теперь главная надежда лидера оппозиции —на голоса тех людей, которые не пришли на избирательные участки в первом туре. Таких, как продавец знаменитого турецкого чая на стамбульском базаре Юсуф.

«Сколько сейчас стакан этого чая стоит? Пять лир. Когда он стоил одну лиру, я получал тысячу лир в месяц, а сейчас получаю пять тысяч лир. Поэтому на меня ничего не влияет. Никакой разницы. Да что может случиться с выборами? Один уйдет, другой придет. Что может измениться? Ничего не изменится», —уверен Юсуф.

Хотя, по словам Юсуфа, пусть и не безукоризненный, но урок проведения демократических выборов многим странам Турция преподала. Поэтому во втором туре он все-таки, возможно, пойдет голосовать. За кого именно —не говорит. Шутит, что весь мир этого дня ждет: мол, узнаете, когда объявят победителя президентской гонки.

XS
SM
MD
LG