Ссылки для упрощенного доступа

19 Октябрь 2018, Бишкекское время 00:33

Первый год непопулярного президента


Президент Трамп после церемонии подписания законопроекта о налоговой реформе

Победы и поражения Дональда Трампа

Почему к концу первого года президентства Дональд Трамп более непопулярен, чем сразу после прихода в Белый дом? Победы или поражения: чего было больше в первый год президентства Трампа? Что продолжает тревожить критиков Дональда Трампа? Возможно ли потепление американо-российских отношений? Почему рост экономики не помогает Трампу?

Эти и другие вопросы мы обсуждаем с вице-президентом американской правозащитной организации Freedom House Арчем Паддингтоном, правоведом, профессором университета имени Джорджа Мэйсона Ильей Cоминым и политологом из университета имени Джорджа Мэйсона Эриком Ширяевым.

На небывалой ноте заканчивает Дональд Трамп свой первый год в Белом доме после невероятной победы на президентских выборах в 2016 году. С одной стороны, президенту и его партии удалось добиться очень крупной политической победы, обеспечив одобрение Конгрессом первой за тридцать лет реформы системы налогообложения, в ее преддверии была установлена череда рекордов на фондовых биржах, и оптимизм предпринимателей обеспечил резкий подъем экономики в последние месяцы. С другой – среди заголовков последних дней промелькнул и такой: "Дональд Трамп – самый непопулярный по итогам первого года президент в истории Соединенных Штатов". Этот результат получили социологи, проводившие опрос по заказу информационного агентства Associated Press. Они обнаружили, что деятельность президента Трампа одобряет всего 32 процента опрошенных. Опросы других социологических центров немногим расходятся с этими данными. Например, сразу после прихода в Белый дом, согласно опросу института Гэллапа, 46 процентов американцев поддерживали Дональда Трампа, сейчас – 35 процентов. Результаты отчасти парадоксальны, потому что, как соглашаются даже неисправимые недруги Дональда Трампа, ему есть что представить избирателям. Да, в американском новостном пространстве доминировала история расследования российских связей окружения президента Трампа. Да, против нескольких его бывших помощников заведены уголовные дела в связи с этим расследованием. Да, газеты с готовностью предоставляли свои страницы анонимным источникам в государственных структурах и самом Белом доме, которые рассказывали, мягко говоря, о неразберихе в администрации президента. Да, пресс-секретари Белого дома публично на пресс-брифингах обвиняли репортеров в недобросовестности. Но, как пишет, например, газета The New York Post, "первый год президента Трампа начинает выглядеть большой победой". Обозреватель газеты Рик Лоури приводит список достижений президента Трампа: это целый ряд президентских указов, отменяющих указы предшественника, препятствовавшие нефтяному бурению в Арктике и строительству новых нефтепроводов. Это отмена требования к американцам об обязательном приобретении медицинской страховки. Это одобрение налоговой реформы. Это утверждение судьей верховного суда консервативного правоведа. Это победа над террористической сетью ИГИЛ в Сирии и Ираке, достигнутая благодаря тому, что президент дал свободу действий американским генералам. Это признание Иерусалима столицей Израиля, отказ от сертификации выполнения Ираном договора о замораживании его ядерной программы и отказ от участия в Парижском соглашении о борьбе с изменением климата.

Конечно, консервативная The New York Post предрасположена к республиканскому президенту, она приветствует воплощение президентом надежд многих консерваторов, демократы видят многие из этих решений в негативном свете, но никто не оспаривает того, что президенту Трампу удалось сделать много. Возможно, самый заметный результат – рекордный скачок курсов акций на биржах, снижение уровня безработицы и самый высокий за последнее десятилетие уровень роста экономики.

Почему же большинство американцев в таком случае негативно относятся к президенту? Дадим слово Арчу Паддингтону, убежденному критику президента:

Трамп уменьшил американское значение и влияние в мире

– На мой взгляд, он уменьшил американское значение и влияние в мире, – говорит Арч Паддингтон. – Главная причина заключается в том, что, на мой взгляд, у президента Трампа нет серьезной внешнеполитической стратегии, в то время как наши соперники, если не сказать противники, в первую очередь китайцы, методично осуществляют свою стратегию, добиваются своих целей, распространяя свое влияние. Если мы посмотрим на поведение администрации Трампа и самого президента, то понять, что пытаются сделать США в мире, невозможно. Президент делает многочисленные заявления, Вашингтон пытается разрешить северокорейский кризис, принято решение о переносе американского посольства в Иерусалим, но за всем этим совершенно не видно никакой стратегии, признаков того, что сам президент Трамп осознает, что в обозримом будущем мы столкнемся с серьезными проблемами, связанными с противостоянием с Китаем и в меньшей мере с Россией. Эти страны хорошо понимают, что они делают, и они опередят нас, если мы не проснемся.

– Господин Паддингтон, но именно это самое противостояние с Китаем, Россией и некоторыми менее значительными игроками было названо одной из основных проблем, с которыми придется столкнуться США в ближайшие годы в стратегии национальной безопасности, обнародованной всего несколько дней назад?

– Если бы я был уверен, что президент поддерживает выводы, сделанные в этом документе, я бы, возможно, изменил свою точку зрения. Но, представляя этот документ, президент Трамп в своей речи сделал заявления, противоречащие основным положениям этой стратегии. В стратегии говорится о ставке Кремля на подрыв западных демократий, о попытках расколоть Североатлантический союз, о вмешательстве во внутренние дела других стран, а президент в своем выступлении говорит о желании "замечательно сотрудничать" с Россией и Китаем. Когда взгляды президента расходятся с основными тезисами внешнеполитической стратегии, можно предположить, что в реальной политике возобладают именно взгляды президента. И у нас уже есть соответствующие примеры. Например, отказ США от участи в Азиатско-Тихоокеанском экономическом партнерстве дал сигнал странам-участницам партнерства, в основном нашим союзникам, о том, что США не заинтересованы в создании подобных союзов, которые будут балансировать доминирующее положение Китая в этом регионе. И если вы посмотрите, что произошло в регионе с начала нынешнего года, вы увидите, что одна за другой азиатские страны стали примиряться с Пекином – взять хотя бы Таиланд, Малайзию, Филиппины, Мьянму. Два года назад эти страны были в лагере союзников США, сегодня они начинают ставить ставки и на Китай, поскольку Вашингтон выглядит ненадежным союзником.

– Хорошо, если посмотреть на экономические результаты года президентства Дональда Трампа, они очень впечатляющи. Гигантский скачок акций на Уолл-стрит, рекордно низкая безработица, ускоряющийся экономический рост, одобрение Конгрессом налоговой реформы, что поможет этому самому росту, превращение страны в заметного экспортера энергоресурсов, благодаря отмене регуляций времен президентства Обамы. Президент постоянно обращает внимание на эти достижения. Готовы вы отдать ему должное?

– Я бы сказал так: экономические советники президента – министр финансов Стивен Мнучин, глава Национального экономического совета Гэри Кон – отличные профессионалы, хорошо понимающие принципы работы рыночного механизма. Я бы отдал президенту Трампу должное в том, что он не стал жертвой своего предвыборного лозунга "Америка – прежде всего" и не начал возводить торговые барьеры и повышать импортные тарифы, как он обещал во время президентской кампании, препятствуя нормальной работе рыночных сил, которые берут свое и способствуют росту американской экономики. Не нужно забывать, что экономический рост начался задолго до прихода Дональда Трампа в Белый дом. Тем не менее совершенно ясно, что предпринимательский класс доволен экономической политикой президента, он настроен оптимистично, и ему, насколько я понимаю, особенно близка позиция президента относительно демонтажа системы регуляций. Поэтому можно предположить, что экономика в ближайшее время будет развиваться успешно, но посмотрим, что произойдет в дальнейшем.

– Мы видим, что к концу первого года президентства Дональда Трампа многие из предсказаний его наиболее ярых противников не осуществились. Они предупреждали, что импульсивный Трамп может спровоцировать международные кризисы, многие демократы и близкие им издания предупреждали об опасности президентства Трампа для американской демократической системы. Эти опасения не материализовались, администрация Трампа, как мы видим, действует четко в рамках законности, следует судебным решениям, бьется за свои решения в Верховном суде и не всегда берет верх. Пора скептикам успокоиться?

Мы имеем президента, который, я бы сказал, не уважает правду, который не верит в концепцию доказуемой правды

– Я считаю, что демократия в действительности пострадала. Потому что мы имеем президента, который, я бы сказал, не уважает правду, который не верит в концепцию доказуемой правды. И он подтверждает это своими заявлениями почти каждый день. Я не думаю, что для демократической системы хорошо, когда мы имеем президента, который регулярно обрушивается на самых разных людей с публичной критикой, причем личного плана. И он критикует не только политиков. Объектом критики может стать кто угодно. Такое поведение, я считаю, попросту недостойно президента. В результате создается впечатление, что в Белом доме находится несерьезный лидер, неспособный контролировать себя, который может совершить опасные необдуманные поступки.

– На это сторонники президента традиционно отвечают: давайте обращать внимание не на слова, а на дела. Разделим слова и дела. А действия президента и в том, что касается России, и в том, что касается северокорейского кризиса, далеко расходятся со словами.

– Давайте зададимся вопросом, почему президент, под водительством которого страна добилась наивысшего за последние годы экономического роста, столь непопулярен в стране? Его рейтинги не поднимаются выше 35–37 процентов. Это беспрецедентное сочетание. Мы имеем экономику в хорошем состоянии и рекордно непопулярного президента. Предшественники Дональда Трампа, добивавшиеся таких экономических успехов, имели рейтинги на уровне 60–70 процентов. Мой ответ: большинство американцев испытывает те же самые чувства, что и я.

Профессор Сомин, как бы вы подвели баланс поражений и побед президента Трампа к концу его первого года президентства?

Дональд Трамп проводит встречу, посвященную отмене регуляций 14 декабря 2017 года
Дональд Трамп проводит встречу, посвященную отмене регуляций 14 декабря 2017 года

– Самое значительное достижение – это что он сумел ввести дерегуляцию экономики, не особенно крупную, но тем не менее в некоторой степени есть на этом фронте прогресс. Только что был принят закон о реформе системы налогообложения. Каковы будут результаты этой реформы – это спорный вопрос. Я считаю, что некоторые позитивные элементы есть. С другой стороны, конечно, эта реформа сильно увеличит дефицит бюджета. С точки зрения провалов, я считаю, что они перевешивают сильные стороны правления Трампа. Самый серьезный провал, в этом его очень вредная политика по отношению к эмиграции и международной торговле, которая вредит не только Америке, но и нашим отношениям с многими нашими союзниками в Азии, в Европе и в других местах. Во-вторых, мне кажется, не столько даже специфическая политика Трампа, сколько его грубый стиль сильно снизил популярность Соединенных Штатов в мире, в том числе среди наших союзников. И наконец, некоторые элементы в особенностях стиля Трампа, но и субстантивная политика тоже сильно обострила политические, к тому же расовые, этнические трения внутри Америки, что одновременно ухудшает наши позиции в мире тоже. Конечно, так как прошел только год, очень трудно здесь объективно оценить администрацию Трампа. Возможно, что пройдет немало лет до того, как мы действительно сможем судить более объективно о политике Трампа, так же как о политике Обамы, Буша и прежних президентов. До сих пор мы все еще спорим о политике таких президентов, как Рейган или даже Рузвельт. Я думаю, споры о политике Трампа тоже будут продолжаться.

– Он оправдал ваши ожидания, он оправдал ваши опасения? Общий, если можно так сказать, остаток этого первого года, с вашей точки зрения, скорее положительный или отрицательный?

– Я считаю, что отрицательные явления более значительны, чем позитивные. Я бы сказал, что он оправдал многие мои опасения, но не все.

– Приятно он вас чем-то удивил?

– Больше всего тем, что он назначил в основном более качественных федеральных судей, чем я ожидал.

И вы не упомянули назначение членом верховного суда консервативного республиканца Нила Горсача, что вы, как либертарианец, по-видимому, одобряете?

– Горсач не либертарианец, у меня есть с ним некоторые разногласия, тем не менее он гораздо лучше, чем я ожидал от Трампа.

Профессор Ширяев, что бы вы отнесли к достижениям и поражениям Дональда Трампа в первый год в Белом доме?

Трамп смог показать, что Америка может быть сильной, может быть непредсказуемой и может быть Америкой, которая исполняет то, что она обещает

– Как политический психолог скажу, что наибольшим достижением его была способность раскачать ту систему, используя язык Трампа, болото домашнее и международное, которое сложилось в последние 15–17 лет. Система, которая застоялась, система, которая пронизана политкорректностью, и система, которая позволила режимам-изгоям, – Северная Корея и другие режимы, которые раньше сидели в закутках и не выступали, – выступать и заявлять о себе со всей силой. Он смог показать, что Америка может быть сильной, может быть непредсказуемой и может быть Америкой, которая все-таки исполняет то, что она обещает исполнять. То, что было наибольшим недостатком, не скажу провалом, то, что, скорее всего, большинство тех, кто поддерживал Трампа в его предвыборной кампании, надеялись, что Трамп изменится. Его предвыборная риторика, его резкость суждений, его клоунада, которые помогли ему выбраться президентом, казалось, они все уйдут, и мы увидим серьезного, делового президента. Тем не менее он не изменился.

Профессор, вы одобрительно говорите о том, что Трамп раскачал международное болото, призвал к порядку страны-изгои, коих разбаловал Барак Обама, а Арч Паддингтон называет внешнеполитическую стратегию одной из жертв президента Трампа. Он считает, что у Дональда Трампа такой стратегии нет, что США теряют союзников, в то время как главный американский соперник Китай укрепляет свои позиции и обретает уважение стран своего региона.

Эсминец "Джон Маккейн" патрулирует в Южно-Китайском море
Эсминец "Джон Маккейн" патрулирует в Южно-Китайском море

– Категорически не согласен. Обвинения американского президента в отсутствии внешней политики – это настолько старое обвинение, насколько наше представление о белом свете. Каждый американский президент обвинен в том, что у него нет внешней политики, начнем с Кеннеди, закончим Обамой. Политика есть, и она корректируется по ходу. Но заявить о том, что Китай получает больше союзников сегодня, – это просто абсурдно. Вопрос в том, нужно ли Америке сегодня иметь тесные отношения с Филиппинами и с другими странами стратегически или же переключиться на другие проблемы, на другие регионы. Терять в одном, приобретать в другом – это и есть дипломатия, это политика. Я не думаю, что за этот года Америка потеряла, я думаю, что Америка приобрела гораздо больше влияния в мире. Может быть, не приобрела открытых сторонников, открытых аплодисментов, восторженных оваций, но с точки зрения влияния Америки, присутствия Америки, я думаю, что сегодня ситуация изменилась по сравнению с тем, что было при администрации Обамы.

– Илья Сомин, вы на чьей стороне в этом споре о внешней политике Трампа? Помнится, во время предвыборной кампании сотня влиятельных республиканцев-специалистов по внешней политике обратилась с открытым письмом к американцам, предупреждая о том, что взгляды и методы действий Дональда Трампа могут обернуться большими международными проблемами для США и мира.

– Он действительно привел к расколу между Соединенными Штатами и нашими союзниками. Он отошел от договора о свободной торговле в Тихоокеанском регионе. Это очень важный договор крупных союзников Америки в этом регионе, они очень недовольны этим. Он использовал очень агрессивную риторику по отношению к Северной Корее и Китаю. Но ни от тех, ни от других он не добился никаких уступок. С другой стороны, он сильно взволновал многих в регионе, начиная с корейцев, японцев и других, потому что они боятся, что он может допустить ошибки, которые приведут к войне. Мне кажется, самая крупная проблема связана с так называемой мягкой силой Америки. Политологи разделяют силу на твердую силу, скажем, вооружение, экономические ресурсы и так далее, и мягкое влияние, например, моральное влияние Америки, когда иностранцы позитивно рассматривают американскую модель. Когда президентом Соединенных Штатов становится человек, который открыто высказывает разнообразные авторитарные суждения, поддерживает расовую, религиозную дискриминацию и так далее, это приносит ущерб моральному авторитету США. Конечно, страны, у которых сравнительно мало мягкой силы, все равно могут иметь значительное влияние в международной системе, хороший пример этому – Россия, Владимир Путин. Тем не менее исторически так называемая мягкая сила составляла значительный элемент американского влияния. И хотя в краткосрочной перспективе понижение этой силы, может быть, не будет иметь большого влияния на позиции Америки в мире, в долгосрочной может быть значительный ущерб, если, конечно, Трамп будет продолжать действовать так, как он действовал до сих пор.

– Илья, вы специалист в области юриспруденции, точнее конституционного права, то есть хорошо понимаете, на чем держится американская демократическая система. Год правления Дональда Трампа немного успокоил тех, кто ожидал, что он тут же наделает множество непоправимых бед, но остаются сетования его критиков на то, что президент подрывает демократическую систему. Кстати, с этим соглашается и Арч Паддингтон. Как вы считаете представляет президентство такого необычного в этой роли человека, как Трамп, угрозу американской демократической системе?

– Это зависит от того, как мы определяем угрозу, как мы определяем систему. Я не считаю, что действия Трампа смогут подорвать систему. Я считаю, что в некоторой степени эта система ухудшается, он поддерживает разные формы дискриминации, открыто поддерживает авторитарные точки зрения по разным вопросам и так далее. Во время президентской кампании он увел Республиканскую партию с более-менее традиционной консервативной позиции на более националистическую. Если тенденция, которую начал Трамп, продолжится, в течение долго периода времени может быть значительный ущерб.

Эрик Ширяев, а как бы вы ответили на этот актуальный сегодня для многих в Америке вопрос дня: представляет президентство Трампа угрозу американской демократии?

Демонстрации протеста против указа Трампа о приостановке допуска в США граждан нескольких стран в январе 2017 года
Демонстрации протеста против указа Трампа о приостановке допуска в США граждан нескольких стран в январе 2017 года

– Угроза всегда существует, в любой демократии любой страны. В том, что касается Трампа, по-моему, первый год показал, что как раз демократия сильна. Все те попытки, которые были им предприняты, оказались либо успешными или неуспешными в рамках демократического процесса. Ведь сама конституция американская построена на принципе, что неожиданные, смелые, непредсказуемые решения не проходят, система достаточно прочна, чтобы отфильтровать, отсеять и предложить нечто среднее. Поэтому то, что кажется, что Трамп угрожает демократии странным поведением, предложениями и неожиданными суждениями – это психологически выглядит серьезно и сильно, но с точки зрения самой системы система работает.

– Илья Сомин, вот еще интересный парадокс эпохи Трампа: по традиционным считающимся объективными мерками, экономическая ситуация в стране за год правления Трампа значительно улучшилась. Безработица – очень низкая. Это то, за что американцы награждают своих президентов и их партии на выборах. Но популярность Трампа не следует за экономикой. Американцы даже негативно восприняли выполнение им обещания снизить налоги. В чем тут дело, как вы думаете?

– Здесь я не могу сказать что-нибудь особенно оригинальное, но это явно связано со стилем Трампа. Хотя у него есть поддержка, скажем, 20–40 процентов избирателей, которые очень любят его стиль, его высказывания, то же самое производит очень негативное впечатление на большую часть населения. К тому же то, что он говорит и делает, на это обращают внимание телевизионные программы, газеты, интернет и так далее. Поэтому, когда многие люди думают о Трампе, они больше думают о том, что он говорит и делает, и меньше обращают внимания на экономику. В этом есть некоторая ирония, что в прошлом президента критиковали больше, чем он заслуживает критики, когда экономика была в плохом состоянии, потому что на самом деле президент очень мало влияет на экономику. Одно позитивное достижение Трампа – это то, что в данный момент большинство людей впервые не связывают президента с экономикой в такой степени, как раньше. Это в некоторой степени поправка к традиционной ошибке, которую избиратели совершали в течение многих лет.

Арч Паддингтон считает, что это отражение продолжающегося неприятия американцами Трампа. Вы с этим согласны?

Конечно, большинство населения не любит Трампа

– Да, конечно, большинство населения не любит Трампа. Даже на выборах 2016 года, когда он все-таки победил, стандартный республиканский кандидат, наверное, победил бы с более крупным преимуществом, а Трамп выиграл из-за того, что он победил в коллегии выборщиков, не набрав большинства голосов избирателей.

– Эрик Ширяев, наш собеседник предлагает нам на исходе первого года президентства Трампа портрет президента, которого не принимает большинство американского электората, из чего можно сделать логический вывод, что его партия может проиграть на промежуточных выборах в Конгресс в будущем году. Это, кстати, беспокоит сейчас многих республиканцев.

– Рейтинг — понятие очень сложное. Мы не знаем, сколько сторонников Трампа, которые высказывают негативное мнение о нем, высказывают это мнение просто потому, что они считают, что он недостаточно эффективен, недостаточно агрессивен. То есть те, кто голосовали за Трампа, считали, что его обещания недостаточно осуществлены, поэтому они его оценивают негативно. Это не означает, что они не любят его, это не означает, что они будут против него голосовать – это означает, что он движется недостаточно быстро.

Илья Сомин, как вы считаете, как может выглядеть стратегия Трампа, скажем, в ближайший год, чего от него ожидать? Сложный вопрос?

С Трампом есть больший шанс, тем не менее, что он сделает что-нибудь опасное, импульсивное

– Это сложный вопрос, так как нелегко предсказывать будущее, особенно будущее такой личности, как Трамп. Но мне кажется, что два потенциальных сценария. Более вероятным мне кажется, что он будет продолжать более-менее ту же самую политику, как до сих пор. С Трампом есть больший шанс, тем не менее, что он сделает что-нибудь опасное, импульсивное, например, некоторые специалисты считают, что есть реальный риск, что он начнет войну с Северной Кореей, что-нибудь в таком роде. Я надеюсь, что этого не случится. Тем не менее шансы на это выше при Трампе, чем были бы при большинстве президентов.

– В том, что касается России, что вы ожидаете? Многие заметили разногласия между тем, что он говорил во время представления своей программы национальной безопасности, и самой программой. В программе написано, что Россия противник, неприятель, Трамп говорит о том, что Китай и Россия – прекрасные потенциальные друзья. Будет сближение с Россией, не будет сближения с Россией, доведет до чего-нибудь плохого расследование российское или не доведет?

– Я считаю, что Трамп и некоторые его советники действительно хотят сближения с Россией и действительно видят много общего между Трампом и Путиным. Но ирония заключается в том, что именно то, что Трамп так, по-видимому, хочет сближения с Путиным, и это очень заметно со стороны, именно это препятствует такому сближению, потому что то, что сейчас Трампа продолжают преследовать за возможно незаконные связи с Россией во время президентской кампании, именно это мешает сближению. Ему сейчас выгодно показать, что он не близок к Путину. Пока будет продолжаться это расследование, пока он будет оставаться сильно непопулярным, ему будет политически невыгодно делать крупное сближение с Россией. Есть вопрос разногласий внутри администрации. Сам Трамп, возможно, хочет сближения с Путиным, с другой стороны, такие влиятельные фигуры, как министр обороны, некоторые другие советники Трампа, они более негативно настроены по отношению к Путину. Трамп, как любой другой президент, не на 100 процентов контролирует собственную администрацию. В особенности ему нужно считаться с министром обороны Джимом Мэттисом, потому что Мэттис намного более популярен, чем Трамп, и уволить Мэттиса или даже публичные разногласия с ним Трампу невыгодны.

Эрик Ширяев, что вы ожидаете от президента Трампа в новом году?

– Прежде всего Трампа, к сожалению, часто и в большей степени судят по его поведению, по его характеру, по его личности. Большинство его критиков забывают о том, что мы должны судить о нем как о политике, но не как о личности, как о человеке. Поэтому, скорее всего, будущий год будет годом критики Трампа со всех сторон. То, что он как раз обожает, то, что он как раз любит, среда, в которой он себя чувствует прекрасно. Критика, с одной стороны, восхваление, с другой стороны, небольшое восхваление, тем не менее восхваление его существует и восхищение его шагами. Мы видим по митингам и по собраниям, по его встречам с избирателями и тому подобное.

Юрий Жигалкин

РАДИО СВОБОДА

XS
SM
MD
LG