Ссылки для упрощенного доступа

22 Август 2017, Бишкекское время 21:06

«Очень плохая история» безопасных зон


Женщина скорбит среди могил в Мемориальном центре около Сребеницы, где было убито примерно восемь тысяч человек во время Боснийской войны. В то время Сребреница была объявлена ООН «безопасной зоной».

Пока мировые и региональные державы рассматривают способы защиты мирного населения в сирийском конфликте, эксперты подвергают сомнению эффективность так называемых безопасных зон.

На астанинских переговорах по урегулированию военных действий в Сирии 4 мая был принят меморандум о создании так называемых «зон деэскалации» конфликта. Говорится о создании четырех «зон деэскалации» в Северной, Центральной и Южной Сирии. Такое решение уже «осторожно поприветствовал» генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Антониу Гуттериш. Через своего официального представителя Стефана Дюжаррика генсек ООН передал, что приветствует соглашение о создании таких зон, однако «крайне важно, чтобы это соглашение действительно улучшило жизнь сирийцев». А на этот счет как раз существуют сомнения.

Если верить истории, создание ряда безопасных зон в Сирии, которое сейчас обсуждается США, Россией, Турцией и раздираемой войной страной, скорее всего, мало облегчит участь сотен тысяч мирных жителей. На протяжении многих лет политики во всем мире рассматривали безопасные зоны как способ для защиты гражданских лиц, открытия доступа к гуманитарной помощи и политического решения конфликта. Это звучит хорошо в теории, но сложившаяся практика применения безопасных зон не очень обнадеживает.

В июле 1995 года 400 легковооруженных голландских солдат в Сребренице не смогли остановить убийства около восьми тысяч мужчин и мальчиков боснийских мусульман и изнасилования женщин и девушек.

От Боснии до Южного Судана, Руанды и Ирака районы, созданные для обеспечения безопасности мирных жителей в зоне боевых действий, часто оказывались не в состоянии обеспечить защиту, которую они намеревались предоставить. Возможно, нигде это не было более очевидным, чем в Боснии, когда в 1993 году ООН создала шесть безопасных зон после кровавого распада Югославии. Критики стали воспринимать эти зоны как перенаселенные тюремные лагеря для беженцев. На все шесть зон были совершены нападения, а Сребреница и Жепа были захвачены. В июле 1995 года 400 легковооруженных голландских солдат в Сребренице не смогли остановить убийства около восьми тысяч мужчин и мальчиков боснийских мусульман и изнасилования женщин и девушек. «Безопасная зона» Сребреницы стала сценой самого крупного зверства в Европе со времен Второй мировой войны.

Лишь немногие безопасные зоны были признаны успешными, и, по мнению аналитиков, Сирия из-за сложной ситуации на своей территории вряд ли станет исключением из правил.

— Эти безопасные зоны имеют очень плохую историю. Когда вы концентрируете людей в одном месте, это подвергает их всем возможным рискам, потому что они сразу становятся мишенями, — говорит Луи Шарбонно, директор Human Rights Watch (HRW) по работе с ООН.

ЧТО ПРЕДЛАГАЮТ?

По информации AFP, предложение России, выраженное в подписанном Москвой, Анкарой и Тегераном 4 мая меморандуме, предусматривает создание безопасных зон на захваченной повстанцами территории в северо-западной сирийской провинции Идлиб, в некоторых районах провинции Хомс в центре, на юге и в оппозиционном анклаве Восточная Гута в окрестностях Дамаска.

Хотя создание этих зон означает стремление остановить конфликт внутри этого района и позволить беженцам вернуться, еще одним ключевым аспектом могло бы стать предоставление помощи людям, которые пострадали от продолжающейся несколько лет гражданской войны. Зоны будут охраняться и иметь контрольно-пропускные пункты, укомплектованные повстанцами и правительственными войсками. Согласно документу, иностранные войска также смогут присутствовать в роли наблюдателей, сообщает AFP.

Владимир Путин во время встречи с Реджепом Тайипом Эрдоганом 3 мая в Сочи.
Владимир Путин во время встречи с Реджепом Тайипом Эрдоганом 3 мая в Сочи.

Детали плана — например, кто будет платить огромные средства, необходимые для их содержания, и как они будут контролироваться — еще на стадии согласования, заявил президент России Владимир Путин 3 мая после переговоров с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом в Сочи. «Одним из способов прекращения огня может стать создание безопасных зон или зон деэскалации», — сказал Путин, добавив, что там «не будет работать» авиация «при условии, что в этих зонах не будет военных действий».

Ранее сообщалось, что Владимир Путин и президент США Дональд Трамп обсудили создание безопасных зон в разговоре по телефону 2 мая, но СМИ предположили, что стороны имеют разные взгляды на эту тему. Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон в марте заявил, что США надеются создать «временные зоны стабильности», чтобы помочь беженцам вернуться.

СОЗДАНИЕ БЕЗОПАСНЫХ ЗОН

Безопасные зоны на самом деле не являются официальным термином международного права. Однако, по словам заместителя начальника отдела коммуникаций в делегации Международного комитета Красного Креста в США и Канаде Тревора Кека, в международном гуманитарном праве (МГП) допускается ряд терминов — таких как «нейтрализованные районы для не участвующих в военных действиях и раненых участников военных действий», «незащищенные населенные пункты» и «демилитаризованные зоны», расположенные в зонах боевых действий или вне их. Такие зоны устанавливаются с согласия всех сторон конфликта или признания ими. Некоторые из них также были созданы резолюциями Совета Безопасности ООН. Безопасные зоны охраняются МГП.

На снимке, датированном 16 июля 1995 года, бойцы боснийских сербов, проезжающие по пустым улицам Сребреницы после того, как войска Ратко Младича за неделю до этого вторглись в «безопасную зону» ООН.
На снимке, датированном 16 июля 1995 года, бойцы боснийских сербов, проезжающие по пустым улицам Сребреницы после того, как войска Ратко Младича за неделю до этого вторглись в «безопасную зону» ООН.

Однако присутствие комбатантов среди охраняемого населения или вокруг него влечет за собой ряд рисков, особенно если они защищаются с применением военных средств. В Сирии, например, переговоры по безопасным зонам не предусматривают согласия всех сторон, участвующих в конфликте. Если не обеспечить достаточную защиту безопасной зоны, это может стать смертельной ловушкой, свидетельством которой является Сребреница.

— История показывает, что безопасные зоны и запретные для полетов зоны — это очень рискованная затея. В лучшем случае, это может обеспечить краткосрочную защиту и помощь гражданскому населению, подвергающемуся серьезному риску, что, безусловно, похвально. В худшем случае — объявление зоны безопасной без четких гарантий от всех сторон конфликта или без необходимой военной силы может привести к разрушительным гуманитарным последствиям, — говорит Тревор Кек.

ПРАВИЛА ЗАЩИТЫ

Учитывая риски, связанные с безопасными зонами, и тот факт, что они часто предлагаются тогда, когда стороны конфликта не соблюдают основные положения МГП, аналитики считают, что необходимо иметь четкие правила защиты подобных зон. Без подобных правил охраняющие эти зоны миротворцы могут стать всего лишь наблюдателями зверств, как это произошло в Сребренице.

Учитывая отсутствие соблюдения военных правил в Сирии, где применение химического оружия и нападения на отряды экстренной помощи, спасателей и журналистов стали обычным явлением, необходимо иметь четкий мандат силы для их защиты. Только тогда безопасные зоны будут иметь смысл, считают подполковник Джон Р. Барнетт и Майкл Айзенштадт из Вашингтонского института.

Любая деятельность безопасных зон в Сирии, игнорирующая уроки прошлого, может спровоцировать вероятность провала».

«Язык документа, легитимирующего операцию по созданию подобных зон, должен быть однозначно понятен... мандат не должен вводить ненужные ограничения на использование сил, развернутых для обеспечения безопасности зоны. Любая деятельность безопасных зон в Сирии, игнорирующая уроки прошлого, может спровоцировать вероятность провала, увеличение страданий гражданского населения и потенциальное ослабление всей миссии, что может привести к еще более широкомасштабному конфликту», — пишут Джон Р. Барнетт и Майкл Айзенштадт в документе для института по безопасным зонам в Сирии.

ПРОЧИЕ РИСКИ

Создание безопасных зон в Сирии может означать эскалацию военного участия США в конфликте, и в случае недостаточного оснащения они могут стать мишенью для джихадистских групп. В течение шести лет войны в Сирии, по разным оценкам, было убито 400 тысяч человек, а миллионы людей вынуждены были покинуть свои дома. Это привело к притоку беженцев в страны Ближнего Востока, Европы и другие, что, в свою очередь, вызвало негативную реакцию во многих странах. Некоторые аналитики в области прав человека опасаются, что создание безопасных зон направлено в большей степени на прекращение потока беженцев, чем на предоставление им безопасности.
Турецкий военно-морской флот перехватывает лодку сирийских беженцев, пытающихся пробраться в Европу. 2015 год.
Турецкий военно-морской флот перехватывает лодку сирийских беженцев, пытающихся пробраться в Европу. 2015 год.

Луи Шарбонно из HRW говорит, что существуют реальные опасения, что в плане не полностью разработаны такие вопросы, как доступ в зону и из нее. Необходимо это прописать, чтобы она не превратилась в концентрационный лагерь.

— Нельзя не подозревать, что настоящий мотив здесь не в том, чтобы защитить людей, а в том, чтобы удержать их от бегства в другие страны. И это проблема, — говорит Луи Шарбонно.

Перевела в сокращении с английского Анна Клевцова. Материал размещен на "Азаттык" (Казахстанская служба Радио "Свобода")

Facebook Forum

XS
SM
MD
LG