Ссылки для упрощенного доступа

17 мая 2021, Бишкекское время 22:00

Ереновский: Семья – это самое ценное как у кыргызов, так и у поляков


Василий Ереновский в гостях в Пражской студии радио "Азаттык". 28 января 2014 года.

Василий Ереновский - руководитель Фестиваля славянской культуры в Кракове. Он родился и вырос в Кыргызстане, а живет в Польше. Говорит, что нашел много общего в характере кыргызов и поляков, скучает по навату...

«Азаттык»: Вы родились в Кыргызстане. Расскажите, о своих корнях. Как ваши предки оказались там?

Ереновский: Мои корни польские, в жилах моих течет украинская и русская кровь. Мы переехали в Польшу как репатрианты, как семья репрессированных поляков в бывшем СССР. Нас пригласил на постоянное место жительства сам мэр города Кракова. С 2005 года мы и живем в этом городе. История нашей семьи похожа на тысячи других. Как вы знаете, люди не могли тогда сами выбирать место проживания. Все зависело не от твоего выбора, а от обстоятельств, от политики. Это коснулась и нас.

Мои прадеды в 1863 году еще при русском царе были сосланы в Сибирь. Жили они там в польской деревне. Потом произошла революция, родители моего деда были убиты. Ребенком мой дед попадает в другую семью. А когда он вырос, его забрали в армию. Он попал в Днепропетровск, откуда его послали в Среднюю Азию. Там он познакомился с моей бабушкой-украинкой. Семья зародилась во Фрунзе, жили они в Рабочем городке. Оттуда его призвали на войну, буквально на третий день после ее начала. Бабушка осталась одна с детьми, которых было трое. Старший сын Олег, Раиса и Светлана – моя мама.

Всю войну жили как и все – переживали трудности, были дружны. Люди самых разных национальностей жили как братья, делили хлеб, одежду. Закончилась война, дед вернулся с фронта. Тогда появилась возможность выехать в Польшу. Подготовили документы, продали дом, выехали из Фрунзе. Но возле станции Луговой поезд остановился, зашли НКВДшники и выгнали всех из поезда. Деда арестовали, а бабушку с детьми оставили на улице. Она еще была беременна моим дядей. Очень много трудностей выпало на ее долю. Потом деда отпустили, но в 1949-ом опять арестовали по политической статье, как врага народа. Когда сталинский режим пал, дедушку реабилитировали и выпустили. Конечно, это был уже не тот человек. На него страшно было смотреть.

«Азаттык»: Где он сидел?

Ереновский: В районе села Молдовановки. Там была специально огороженная территория для политических заключенных. В 1955 году его выпустили, прожил он до 1971 года. Умер от рака.

Все дети получили образование. Мама работала заместителем главного бухгалтера в Министерстве сельского хозяйства и главным экономистом в Министерстве мясо-молочной промышленности. Но родители посчитали, что с польской фамилией деда, отсидевшего как враг народа долгие годы в тюрьме, нам было бы трудно строить жизнь, поэтому мы все были переписаны на украинскую фамилию бабушки. Я даже ребенком интересовался польской историей нашей семьи, мечтал и грезил, что когда-нибудь обязательно постараюсь побывать в этой стране. Как-то польская кровь меня будоражила, можно сказать, не давала покоя.

«Азаттык»: Вы уехали только 8 лет назад ?

Ереновский: Мы пробовали искать документы, пути возвращения в Польшу, хотя никогда там не были. Нам было интересно. После развала СССР я пошел в мелкий бизнес, а потом пошло по нарастающей. Я заработал денег и с первой женой мне удалось выехать в Польшу и посмотреть, какая она на самом деле. Мне там очень понравилось. Детские фантазии переросли в желание переехать. Я называю Кыргызстан своей родиной, потому что я там родился, провел все свое детство в кругу кыргызов, мы играли вместе, дружили. Мы долгое время - 13-14 лет - жили в Таласе, на родине Айтматова. Я очень много с ним встречался.

«Азаттык»: По чему кыргызскому вы особо скучаете?

Ереновский: Для меня очень важна теплота народа, с которым мы прожили большую часть жизни. Я нисколько не жалею, что родился в Кыргызстане. Я горжусь этим. Мы бегали еще детьми на разные пруды купаться, рыбу ловить. Бегали в лес, в горы. Выезжали на всякие зарницы. Мы не замечали, что есть какие-то проблемы, что чего-то не хватает. Было все стабильно, для нас было все разложено как по полочкам. Видимо, то прошлое, то чувство тепла притягивает.

«Азаттык»: Что общего Вы находите между поляками и кыргызами?

Ереновский: На самом деле между этими народа очень много общего. Может быть поляки, которые не жили в Кыргызстане, не знают, какие там традиции, не могут это прочувствовать. А я вижу все это. Обычно кыргызская семья - это большая дружная община. Сорок человек или даже больше - все держатся друг за друга, поддерживают во всем. В Польше то же самое. Семья - это самое главное.

«Азаттык»: Скучаете по бешбармаку?

Ереновский: Я очень хорошо готовлю, кстати. Скучаю по кыргызскому бешбармаку – сесть на корточки за круглым столиком, либо просто на коврик, чтобы на середине скатерти лежали лепешки и кусочки сахара. Может быть, кто-нибудь помнит тот прозрачный сахар. Нават, который бабушки разламывали на кусочки и раздавали нам. Я вспоминаю все это и очень скучаю по тем временам.

«Азаттык»: Надеемся, что Вы еще приедете со своими концертами в Бишкек...

Ереновский: Я являюсь организатором Фестиваля славянской культуры в Кракове. Мы думаем над тем, чтобы приехать в Бишкек с концертами.

XS
SM
MD
LG