Ссылки для упрощенного доступа

24 Октябрь 2017, Бишкекское время 00:47

Около 20 тысяч косовских албанок систематически подвергались сексуальному насилию во время войны в Косово. И только сто из них обратились за помощью. Спустя 15 лет после окончания войны одна из жертв в эксклюзивном интервью рассказала о причинах молчания.

Джета из села Дреникской долины проводила большую часть своего времени на кухне, выпекая не менее 17 буханок хлеба в день, чтоб накормить мужа, детей и внуков.

Ранние осенние дни сентября 1998 года практически ничем не отличались друг от друга. Мужчины в её деревне, включая мужа и старшего сына Джеты, вместе с другими мужчинами села убежали, чтобы спрятаться от сербских и югославских солдат, воевавших с косовскими повстанцами с февраля. Сербские танки уже въехали в зону. Многие матери с детьми тоже уходили, но Джета решила остаться дома, полагая, что солдаты не тронут беззащитных женщин и детей.

Когда она увидела возле дома танк с сербскими солдатами, поняла что ошиблась.

«Они спрыгнули с танка в наш двор», - вспоминает Джета, попросившая не раскрывать её полное имя. «Пять вооружённых мужчин один за другим вошли в дом. Я помню, как они сразу же надели на себя чёрные маски . Я сказала своим дочерям встать ближе ко мне. Мы все собрались в одном месте. Солдаты приказали нам спуститься в подвал дома, там и произошла эта трагедия. Младшей дочке было 13», - рассказывает Джета со слезами на глазах.

В то время как её внуки и сын прятались от солдат наверху, солдаты в подвале часами избивали и жестоко насиловали Джету и трёх её дочерей. Джета, в свои 50 лет выглядящая намного старше, говорит, что она ни разу не теряла сознание во время нападения:

«Я знала, что происходит, но в какой-то момент перестала думать, - шёпотом говорит она. - Я просто ждала и думала о том, что же произойдёт с нами. Умрём мы? Встанем? Убьют они нас? Я не боялась смерти. Я даже хотела умереть. Моя старшая дочь просила их убить нас. Она кричала: «Убейте нас, не оставляйте нас живыми!».

По лицу Джеты было видно, что она устала. Она в отчаянии скрестила руки и положила их на голову. Она еле сдерживала дыхание, затем попросила воды. «С тех пор моя дочь травмирована психологически. А у другой дочери вывих левого плеча. Я велела своим дочерям не говорить о случившемся и молчать... Я не знала, как избавить их от страха», - вспоминает Джета.

«Умышленная» операция

Джета и её дочери являются одними из около 20 тысяч женщин и девушек, которые были подвергнуты групповому изнасилованию со стороны сербских и югославских солдат во время 16-месячной Косовской войны. По данным международной правозащитной организации Хьюман Райтс Уотч", акты сексуального насилия, которых совершали военизированные формирования, «использовались как инструмент терроризирования мирного населения». Косовские боевики также обвиняются в изнасиловании, хотя, считается, что количество таких случаев намного меньше.

В Косово, как и в Боснии, где около 40 тысяч мусульманок систематически подвергались сексуальному насилию со стороны боснийских сербских солдат, целью актов были унижение и социальная стигматизация. В случае с Джетой и её дочерьми, это сработало. В ночт, когда напавшие солдаты ушли окончательно, родственник Джеты пришёл домой. Когда услышал о том, что произошло, он приказал им «похоронить» опыт, сказав, что изнасилования являются «большей трагедией, чем быть убитым».

Джета молча согласилась, испугавшись навлечь позор на семью. Она хранила тайну трагедии 15 лет, несмотря на тяжёлые последствия для её семьи. Трое дочерей уехали из страны. Одна из них вышла замуж, после муж бросил её, как узнав про изнасилование. Четвёртая дочь, инвалид с рождения, осталась дома.

Джета никогда не говорила своему мужу об изнасиловании. Вместо этого она рассказывает о том, что она и её дочери были задержаны ненадолго сербами, что стало результатом их тревоги и депрессии. Её муж говорит, что изнасилование опозорило бы их семью: во время войны, он не раз угрожал, что оставит её, если до неё хоть раз дотронется серб.

«Как вы можете говорить с таким человеком об этом?», - задаётся вопросом Джета, которая призналась, что сказала своему мужу, что едет в Приштину на приём к врачу, скрыв, что на самом деле приехала на встречу с журналистом, чтоб дать интервью об перенесенных во время войны испытаниях. С тех пор всего несколько женщин, возможно, их только пять, рассказали прессе о фактах изнасилований. Видно, что даже понимая, что дает интервью анонимно, не используя своего настоящего имени, Джета нервничает.

«Мне очень хотелось, чтоб они тогда меня убили, чем оставили жить. Мы никогда не наслаждаемся жизнью. Когда твой муж не знает о том, что произошло с тобой, и ты не можешь рассказать обо всём, ты постоянно чувствуешь себя плохо. Даже если вспоминаешь о самых красивых моментах, ты чувствуешь себя ужасно из-за того, что произошло с нами», - говорит Джета.

Джета и её семья провели время до окончания войны как беженцы. В период сербской кампании по этнической чистке и угрозе бомбардировок НАТО, нацеленных на вытеснение сербских солдат с территории албанцев, они были вынуждены переезжать из одной деревни в другую. По словам Джеты, после тех ужасов, которые испытали они, её обычные страхи улетучились. Она рассказывает, как часто помогала другим беженцам.

«Я пережила настоящую травму и не хочу, чтоб другие женщины испытали то же самое. Я даже не могла больше кричать. У меня уже не было страха. Я сказала, чтобы они не боялись смерти. Я просто решила, что надо двигаться вперёд, не оглядываясь назад», - говорит Джета.

Молчание продолжается

Такое положение сохранилось даже после окончания войны в июне 1999 года. Джета очень боялась, что кто-нибудь узнает об актах сексуального насилия. Но уже в 2013 году решила обратиться за помощью в реабилитационный центр для жертв пыток в Приштине.

Несмотря на наличие реабилитационного центра, многие женщины из Косово не обращаются за помощью. По данным центра, около 100 женщин, которые подверглись сексуальному насилию, обратились за консультацией. Таких, как Джета, 80 процентов, они продолжают держать всё в секрете от своих мужей, опасаясь, что супруги их оставят или будут оскорблять.

Осложняется ситуация и тем, что и правительство не спешит рассмотреть вопрос о жертвах сексуального насилия. Только в марте этого года - ровно через 15 лет после войны - парламент Косово согласился продлить льготы по возмещению ущерба жертвам изнасилования во время войны.

Компенсационные выплаты составляют 400 долларов в месяц - сумма является значительной для Джеты и её семьи, которые в настоящее время живут всего на 150 долларов в месяц и получают мизерную пенсию на дочь-инвалида. Но есть одна проблема: чтобы подать заявление на получение поддержки, Джета должна рассказать мужу о том, что её изнасиловали.

Учитывая, что она хранила тайну в течение 15 лет, Джета и сейчас не уверена, что смогла бы пойти на такой шаг. Она надеется, что её история может, наконец, убедит других жителей Косово признать болезненную главу из прошлого.

«Я сделала бы всё возможное, чтоб мужчины открыто говорили со своими супругами, которые подверглись насилию со стороны врагов. Если я не увижу ничего из этой истории, то, возможно, другие смогут. Я, наверное, проиграла в борьбе, но не хочу, чтоб другие испытали то же. Нам нужна помощь и со стороны государства, и со стороны общества. Когда это произойдёт, вот тогда мы будем жить в мире», - говорит Джета.

Амра Зейнели

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG