Ссылки для упрощенного доступа

21 Ноябрь 2017, Бишкекское время 12:08

Бывший соучредитель «Вечерки» Александр Рябушкин в интервью «Азаттыку» ответил на вопросы о ситуации, связанной с ИД «Вечерний Бишкек».

«Азаттык»: Чем вы занимались последние 10 лет?

Рябушкин: Я работал в различных агентствах, в «Кабаре», в издании «Аргументы и факты», консультировал некоторые политические партии.

«Азаттык»: На прошлой неделе Первомайский суд Бишкека решил передать вам 50% доли рекламной фирмы «Рубикон». Почему спустя 10 лет вы обратились в суд, отстаивая свои права на собственность?

Рябушкин: Нет, это был не первый суд. Первый был сразу после смены режима Аскара Акаева. Это было почти 10 лет назад. Районный и городской суды я проиграл. Тогда я судился с «Петровски корп.» - это фирма Адиля Тойгонбаева, который незаконно владел моей собственностью – активами в «Рубиконе». Фактически я судился с Тойгонбаевым, а на суд приходили адвокаты Александра Кима Воронцов и еще кто-то, и они отстаивали интересы Тойгонбаева в свою пользу. После этих судов я понял, что моя доля явно перешла семье Бакиевых. Ни для кого не секрет, что тогда все активы Акаева переходили Бакиевым. То есть мне дали понять, что судиться во времена Бакиева нет смысла. В городском суде я проиграл, поэтому начал заниматься своими делами.

«Азаттык»: По данным издания «Вечерний Бишкек», вы продали свою долю Адилю Тойгонбаеву?

Рябушкин: За 5 тысяч сомов. Есть договор, что я за 5 тысяч сомов продал активы – 50 процентов акций «Вечернего Бишкека», здание (2 тысячи квадратных метров), гектар земли в центре. Они стоят 5 тысяч сомов? Есть даже высказывание Кима, где он точно описывает ситуацию, что за 5 тысяч 200 сомов были куплены 51 процент акций, из них 50 процентов - мои и только 1 процент - Кима, который он уступил.

Самое интересное, что даже эти 5 тысяч сомов мне не заплатили, нет ни чека – ничего. На сайте МСН есть выступление Кима в те годы. Я под каждым словом этого заявления подпишусь. Там он описывает ситуацию, пишет, как у нас забирали издание, но не указывает мою фамилию. Поэтому, понимаете, с этической точки зрения я не испытываю угрызений, совесть меня не мучает, пусть его мучает - за то, что он 15 лет пользовался моими активами. Откровенно говоря, я был вышвырнут на улицу. Более того, он мне трудовую книжку испортил и уволил по статье: дал команду охранникам не впускать меня на работу, а потом оформил это как невыход на работу.

«Азаттык»: Странно, что вы предъявляете права на долю в «Рубиконе», при этом не хотите вернуть ущерб или доходы, которые вы недополучили за эти годы. Это вызывает сомнения и вопросы.

Рябушкин: Это уже может быть потом. Я не тороплю события. Если Ким пошел бы навстречу и вернул мою долю, я был бы удовлетворен и мне не нужно было бы компенсации, всего остального...

«Азаттык»: Вам и вправду не хочется вернуть деньги?

Рябушкин: Мне достаточно вернуть свое законное. Я самодостаточный человек. За 15 лет многое понял. У меня нет олигархических замашек. Видите, я достаточно просто одет. Можете верить или нет, но я живу в обычном кыргызском селе, в деревне...

«Азаттык»: Почему вы не подали в суд сразу после свержения власти Бакиева в 2010 или 2011 году, а ждали еще 4 года?

Рябушкин: Я понимал, что нужно подготовиться к этому процессу, нанял адвоката, перелопатил все документы. Я понял, что моя доля уже не у Тойгонбаева, а в руках семьи Кима. Я подал новый иск. Уверен, что сейчас другое время. Я вижу, как проходят другие процессы.

«Азаттык»: После получения Кимом 100 процентов активов в «Вечернем Бишкеке» вы с ним встречались или как-то обсуждали вопрос о вашей доле?

Рябушкин: По-человечески, да. Я попробовал через одного человека встретиться. Он в тот период был на волне победы, был лучшим другом семьи Бакиевых. Он проигнорировал встречу, сказал: «Мне не о чем с ним говорить». Тем более, если откровенно говорить, Ким был настроен против меня даже в те годы, когда мы были вместе. Поэтому я совершил акт доброй воли, сделал шаг навстречу, но он не отреагировал.

«Азаттык»: Какие у вас были доводы в суде? Все удивлены, что суд принял такое решение…

Рябушкин: Во-первых, я долго готовился к суду. После 2010 года я понимал, что у меня остается последний шанс. Я нанял хорошего адвоката и посмотрел на дело с другого ракурса. Если раньше я обращался к Адилю Тойгонбаеву, то теперь я понял, что нужно обращаться к Киму, который полностью владеет всей собственностью. Тогда совершенно изменилась структура подачи иска.

На судебном заседании судья выслушал и мою сторону, и их сторону. Они никаких отводов, протестов не заявляли. Потом вышли, дождались решения, вот тогда и началась эта буча. Они явно хотят оказать давление на следующий суд.

«Азаттык»: Редакция «Вечернего Бишкека» озвучила имена Кабая Карабекова, пресс-секретаря Акаева Камиля Баялинова, Александра Никсдорфа и Сергея Степанова, которые вошли в вашу якобы новую команду. Вы сейчас с ними контактируете?

Рябушкин: Нет, совершенно нет. Откровенно говоря, с Кабаем Карабековым лет 10 назад виделся. Камиля Баялинова лет 15 не видел. Это легко проверяется.

«Азаттык»: Также «Вечерка» пишет, что у вас особые отношения с советником президента Фаридом Ниязовым, что вы даже друзья...

Рябушкин: С Фаридом Ниязовым? Я знаю о его существовании. Встречались как-то в 90-е годы, но это была мимолетная встреча, но лично я с ним не знаком. С другой стороны, а что доказывать-то? Даже если я захочу подать в суд о защите чести и достоинства, мне заявят: «А что мы вам сказали? Знакомы? Ну, не знакомы, извините».

Я понимаю подоплеку – создана рейдерская группа во главе с советником президента и она захватывает активы «Вечерки». Я еще раз подчеркну, что к «Вечерке» мой иск не имеет отношения. Я сужусь с «Рубиконом» - это хозяйствующий субъект, имеющий косвенное отношение к «Вечерке». Они хотят явно политизировать вполне рядовую ситуацию, вплетая сюда советника президента. Чтобы обыватель подумал, что и президент стоит за этим. Это же логика такая. Это нормально. Я сам занимаюсь пиар-технологиями и понимаю, что и Кабая Карабекова, и любого депутата, и вас приписать могут.

«Азаттык»: «Вечерка» планирует подать апелляцию в вышестоящую инстанцию. Если выиграете, что вы будете делать?

Рябушкин: Я вступлю в свои права – это, в принципе, долгая процедура.

«Азаттык»: Что подразумеваете под «вступить в права»? Просто получать прибыль?

Рябушкин: Я еще об этом не думал. Обстановка, которая там создана, заставляет меня задуматься: а стоит ли входить в работу с такими структурами. Я с ними общаюсь. По поводу коллективного заявления. Я никогда не использую такие методы. Ты напиши свою фамилию, я главный редактор и я против Рябушкина. А списка-то нет. Я общаюсь со многими из редакции и понимаю, что под угрозой быть изгнанными с работы они подпишут все остальное.

«Азаттык»: Вы оппозиционер или все-таки лояльный к властям гражданин?

Рябушкин: Я был всегда лояльным.

«Азаттык»: Как вы относитесь к властям?

Рябушкин: Нормально. Я сам давно в журналистике, меня всегда учили за маленьким фактом видеть какое-то явление. Сейчас я вижу перемены. Если бы сейчас не было такой обстановки, я никогда не смог бы подать даже исковое заявление. Я условно говорю, как я отношусь. Да, я лично не знаком с президентом, я знал его в 90-е годы, следил за его карьерой, за его оппозиционной деятельностью. Однако явления, которые происходят сегодня, они спорные, но власти на правильном пути.

«Азаттык»: Представители «Вечерки» связывают захват издания с предстоящими парламентскими выборами 2015 года. Что вы на это скажете? Насколько вы будете вмешиваться в редакционную политику?

Рябушкин: Ну об этом рано говорить. Я даже не вижу. Понятно, что «Вечерка» уже назначила Кабая Карабекова главным редактором, еще что-то, но этой дороги еще не видно за судебными делами.

  • 16x9 Image

    Жылдыс Ороспакова

    Веб-редактор радио "Азаттык". В 2006 году окончила Международный университет Кыргызстана. Работала в одном из крупнейших информационных агентств Кыргызстана. 

    E-mail: orospakovaz@rferl.org
    Twitter: @orospakova

     

     

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG