Ссылки для упрощенного доступа

25 Ноябрь 2017, Бишкекское время 08:09

"Россия должна решить свои проблемы и только после этого поднимать вопрос о создании ЕАЭС"


Меруерт Махмутова.

Экономист из Казахстана Меруерт Махмутова в программе «Перекресток» рассказала «Азаттыку» об изменениях в Казахстане после его вступления в Таможенный союз, а также о влиянии экономической ситуации в России на экономику Казахстана и Кыргызстана.

«Азаттык»: Казахстан является членом Таможенного союза с 2010 года. Какие положительные или отрицательные сдвиги вы отмечаете за этот период. Как обстоят дела с наращиванием производства и экспорта в Казахстане?

Махмутова: Говорить о положительных факторах от вступления в Таможенный союз сложно, потому что на плюсах акцентировали внимание те, кто принимал решение, то есть руководство страны. Были обещаны и рост ВВП, и расширение рынка на порядок, развитие бизнеса. Если пять лет назад я скептически оценивала вступление Казахстана в Таможенный союз, то сейчас этот скепсис подкрепился конкретными фактами. По статистическим данным, начиная с 1 января 2010 года для Казахстана снизилис ьвозможности экспорта в Россию, но увеличился импорт. Импорт из России в Казахстан раньше составлял 30 процентов общего объема ввоза. Если на пике он вырос до 38 процентов, то на фоне санкций Запада в отношении России в данный момент он снизился.

Наши официальные лица любят обращать внимание на рост доходов бюджета от таможенных платежей при ввозе товаров из третьих стран. При вступлении в Таможенный союз тарифная политика РК была пересмотрена, основу ее на 92% составила тарифная политика Российской Федерации. Таким образом, улучшив условия с Россией, мы ухудшили торговлю с остальным миром, потому что приоритет был отдан одной стране. Говоря о Таможенном союзе, приходится говорить о доминировании в нем одной страны – России. Изначальное неравенство партнеров в Таможенном союзе сохраняется и сейчас. Когда мы говорим о распределении таможенных поступлений из третьих стран, то в бюджет они попадают после их перераспределения с Россией. Но по сути граждане Казахстана выплачивают повышенные импортные таможенные пошлины, так что нагрузку и тяготы создания Таможенного союза несем мы, рядовые граждане Казахстана.

Конечно, в данный момент большая неопределенность связана с тем, когда и каким образом девальвируется тенге. Падение рубля еще не достигло низшей точки, сейчас никто не берется прогнозировать, в насколько глубокую яму он скатится. В такой неопределенности правильным было бы отсрочить вступление в силу договоренностей по созданию ЕАЭС с января 2015 года и дать возможность России определиться во взаимоотношениях с Украиной, решить проблемы со своей экономикой, стабилизировать ее и только после этого поднимать вопрос о ЕАЭС уже на других условиях.

«Азаттык»: По-вашему, что ожидает Кыргызстан после вступления в Таможенный союз?

Махмутова: Структура экономики Кыргызстана иная, чем у Казахстана. Экономики Казахстана и России имеют нефтяную природу. В Казахстане нефтяные доходы составляют более половины бюджета, более 60 процентов экспорта. Для Кыргызстана характерно развитие сельского хозяйства. Надеяться, что вступление в Таможенный союз создаст какие-то благоприятные условия для экспорта сельскохозяйственной продукции, не приходится. Такими иллюзиями в свое время питалось руководство Казахстана. Например, премьер-министр в 2009 году заявлял, что в перспективе у РК появляется 170-миллионный потребительский рынок, что мы ежегодно можем экспортировать в Россию 60 тонн мяса. Однако ничего подобного не случилось - из-за контроля на границе и жестких снитарных требований. Все время Россия выставляет барьеры, препятствующие поступлению на свой рынок казахской молочной, винно-водочной и сельскохозяйственной продукции. Если проанализировать статданные этого года, то можно говорить о снижении показателей. Я увязываю это с тем, что Казахстан все больше и больше втягивается в сотрудничество с Россией, которое в первую очередь неблагоприятно для сельского хозяйства.

Для Кыргызстана положительным фактором преподносится возможность для его мигрантов работать в России и Казахстане. Но и в России, и в Казахстане существуют собственные проблемы, связанные с немалым объемом внутренней миграции, а привлекательность кыргызских мигрантов объясняется только незащищенностью их правового статуса. В случае присоединения к Таможенному союзу статус кыргызского мигранта сравняется с положением внутреннего мигранта, это будет означать, что его привлекательность как рабочей единицы для работодателя исчезнет. Поэтому упование на то, что расширится возможность для трудоустройства кыргызских мигрантов в РФ и РК, это иллюзия. Такой аспект не принимается во внимание, когда вопросы интеграции обсуждаются официальными лицами.

Что важно для мигрантов? При создании единого рынка труда между тремя странами существуют и проблемы начисления и выплаты пенсий, а пенсионные системы ведь разные, их надо приводить в соответствие. Вопрос этот не решен до сих пор и даже не обсуждается. Также нужно принимать во внимание, что единый рынок труда в полную силу еще не заработал, поэтому иллюзии и ожидания в этом вопросе тоже нужно свести к минимуму.

«Азаттык»: В результате введения санкций со стороны западных стран экономика России переживает период стагнации, валютный кризис. Какой видите в ближайшей перспективе ситуацию в России, а также в Кыргызстане и Казахстане?

Махмутова: На сегодняшний день российская валюта признана самой слабой в мире. Если в декабре 2013 года доллар торговался по 33 рубля, то в начале декабря 2014 года курс рубля обрушился - он снизился в два раза. 18 декабря за доллар давали почти до 67 рублей. Это не самое дно для рубля, принимая во внимание, что Центральный банк России потратил на его поддержку более 100 миллиардов долларов. Поэтому трудно сказать, до какого уровня упадет рубль.

В течение предстоящих двух недель никаких драматических изменений не произойдет. Наши власти придерживают девальвацию, чтобы использовть как инструмент для пополнения бюджета. Как известно его пополняют экспортеры благодаря налоговым платежам, доходы которых формируются в долларах. После чего происходит конвертация. А девальвация - это тоже хороший инструмент для исполнения доходов бюджета 2015 года. Бюджет рассчитан, исходя из цены в 80 долларов за баррель, но по прогнозам он может достигнуть и 40 долларов, поэтому исполнение бюджета и расходных обязательств встанет перед правительством в 2015 году.

Есть девальвационное давление, но когда им воспользуется правительство, сейчас сказать сложно. Можно сказать, что любое замедление в этом плане говорит о том, что продаются золото-валютные резервы. Национальный банк искусственно поддерживает курс тенге точно так же, как это пыталось делать руководство Центрального банка России. Заявление властей об исключении из обращения доллара и евро не только не внушает оптимизма и не повышает доверия к национальной валюте, но и рождает панические настроения. Очень не хотелось бы, чтобы эта паника перекинулась на Казахстан, потому что неизвестно, насколько хватит ресурсов, чтобы удерживать текущий курс тенге. Учитывая отсутствие таможенных границ, можно говорить, что импорт инфляции будет происходить, она уже по итогам этого года достигнет в России 10 процентов, в Казахстане – 6-8 процентов, но видно, что в 2015 году он выйдет за пределы коридора.

«Азаттык»: На торжестве в День независимости Казахстана президент Нурсултан Назарбаев заявил, что перед правительством стоит задача дедолларизации экономики. Президент Беларуси Александр Лукашенко требует от правительства страны вести с Россией расчеты за поставляемую белорусскую продукцию в твердой валюте. Как понимать действия президентов двух стран, которые входящих в один союз?

Махумутова: Заявление о дедолларизации недели две назад сделал и премьер-министр Казахстана. Вижу мало логики в таких заявлениях. Это просто копирование заявлений, которые делаются руководством Российской Федерации, обещающей запретить хождение доллара и евро в российской экономике. Необходимо принимать во внимание, что наша нефть – экспортный товар. 83 процента экспорта – минеральные ресурсы, продаваемые на международных рынках за доллары. Активы Национального фонда в основном номинированы в долларах. Сегодня доллар - самая надежная валюта мира, а самый крупный держатель казначейских облигаций - Китай. Поэтому две самые мощные экономики гарантируют незыблемость доллара.

В настоящий момент в торговле между РФ и РК мы не можем перейти на взаиморасчеты в рублях и тенге.Рубля обрушился, но при этом искусственно поддерживается обменный курс тенге и рубля. Чем это грозит? На мой взгляд, необходимо ограничить вывоз наличной валюты из Казахстана. Сейчас становится выгодной скупка тенге за рубли, затем покупка за тенге иностранной валюты и вывоз ее из Казахстана. Есть реальная опасность вымывания валюты из Казахстана.

Проблема дедолларизации экономики не может быть решена пока не будет укреплена надежность национальной валюты. Рост экономики обеспечил доверие к тенге, но последняя девальвация - 2014 года - подорвала это доверие, впереди замаячила новая девальвация. И население вынуждено для сбережения доходов номинировать вклады в долларах или евро и переводить кредиты в тенге. В результате девальваций доходы населения уменьшились более чем на 50 процентов, увеличился объем неработающих кредитов.

Что касается Беларуси. Мне импонирует Александр Лукашенко, потому что он совершенно откровенно защищает интересы белорусской экономики. Что касается Казахстаном, то он идет в фарватере российской политики.

Кыргызстан и Казахстан являются самостоятельными игроками на международной арене. Безусловно, наш регион привлекает внимание всех крупных игроков, будь то Европейский союз, США, Япония или Китай. Поэтому, не отдавая приоритет ни одной из сторон, наши государства должны стараться сохранять свой экономический суверенитет - именно в этом успех дальнейшего устойчивого развития.

Согласна, нам нужно много работать: создавать сильные институты власти, обеспечить верховенство закона, система противовесов должна быть действенной. В странах должны работать суды, которые защищают права собственности и права граждан. Когда наши страны обеспечат благосостояние каждого отдельно взятого гражданина, мы можем говорить, что наши государства состоялись. Рецепт с одной стороны сложный, с другой – простой. Я люблю приводить в пример северные страны - Швецию, Норвегию или Финляндию. Это небольшие страны, которые не претендуют на роль супердержав, но приоритетом своей национальной политики они выбрали повышение благосостояния своего среднестатического гражданина. Думаю, что если приоритетом наших стран будет выбран именно тот самый среднестатистический гражданин, мы состоимся как государство.

JsO

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG